Сергей Безруков: «Мой театр очарован Астаной!»


2060
Сергей Безруков: «Мой театр очарован Астаной!»

В минувшие выходные на сцене Конгресс-Холла Астаны блистал Сергей Безруков. Поводом для встречи со столичными театралами стала премьера киноспектакля «Пушкин», который народный артист России представил казахстанскому зрителю в честь Дня рождения главного города. Напомним, в прошлом году Сергей преподнес подобный же подарок, но в образе Есенина. Билеты на «Пушкина» были распроданы за пару дней. Оба вечера в зале были аншлаги. Овации зрителей подолгу не отпускали актеров с поклона, хотя продолжительность спектакля - почти четыре часа!

А вот встреча с представителями СМИ откладывалась несколько раз. Все потому, что Сергей Безруков прилетел в Астану с ангиной. Из-за недомогания актер переносил пресс-конференцию, но когда встреча все же состоялась, то с лихвой оправдал ожидания. Почти час Сергей Безруков отвечал на вопросы журналистов и был, вопреки расхожим суждениям о звездном статусе, совершенно открыт, искренен и доступен.

- Мой театр, который представляет в Астане спектакль «Пушкин», просто очарован Астаной! – начал Сергей. - Я уже бывал в Астане, когда показывал спектакль о Сергее Есенине «Хулиган». Надеюсь, что пригласят и в третий раз. Мои коллеги-артисты и другие работники говорят, что такого приема никогда не видели. Настолько по-доброму, искренне, с любовью… Каждый раз, уезжая из Астаны, очень хочется вернуться сюда снова, а еще хочется привозить сюда новые спектакли и радовать зрителей, которые приходят на мои выступления. Поэтому я рад быть здесь и рад приветствовать моих поклонников в славном городе Ас та на…

- Вы с 2002 года играете Александра Пушкина в одноименной постановке Московского театра им. М. Н. Ермоловой. Постановка, которую увидели астанчане – это тот же спектакль или другой?

- «Пушкин», которого я представил в Казахстане, это мой режиссерский опыт, это полностью мой спектакль и полностью мой проект, и могу с уверенность сказать, что получилась постановка европейского уровня. Мы показали XIX век на сцене – это и костюмы, и декорации, и антикварности, это та самая атмосфера, которая царила в XIX веке. Мы постарались сделать так, чтобы Пушкин на сцене был живой. Отчасти в этом помогло именно воссоздание духа того времени, а отчасти то, что моя придумка сделать киноспектакль сработала.

Соединить театр и кино – это не новое изобретение, неоднократно многие художники пытались сделать это на сцене. У одних это получилось, а у других нет. Поэтому мне было важно сделать это качественно. Зритель должен поверить! Мне было важно показать на экране истинный XIX век. К слову, я выступил и режиссером киносъемок, так что у меня двойной режиссерский дебют вышел. Так мы показали настоящее венчание. На сцене создать церковь и показать таинство венчания и поверить этому невозможно…Ведь представить, что сцена – это православный храм, сложно, хотя театр – это храм искусства. И мы с одним из лучших операторов России Алексеем Макаровым решили снять настоящий храм, более того, это Храм Вознесения Богородицы, в котором венчались Александр Пушкин и Наталья Гончарова. И нас, артистов, венчал настоящий батюшка. Вот из таких атмосферных вещей складывается спектакль. Ну, или, к примеру, приезд Пущина. Изобразить на сцене двойку лошадей, кибитку, вьюгу, стужу и Александра Сергеевича, который, согласно историческим данным, выскочил в исподнем, почти голым на снег, встречая друга, невозможно, зрители не поверят актеру, что тому холодно, а на экране настоящий мороз и я играл босиком по снегу. (К слову, Пущина в киноспектакле «Пушкин» играет сын знаменитого казахстанского актера Владимира Толоконникова Родион. Прим. авт.). Страшный расстрел на Сенатской площади мы, получив разрешение, смонтировали из пяти различных картин, и от этих сцен, когда на зрителей в упор смотрят жерла четырех пушек, которые расстреляют картечью в упор, в лоб, у них мурашки по телу. Это страшно! В киноспектакле это все настоящее, поскольку мне хотелось правды.

Спектакль идет долго – четыре часа. Это большой проект. И я рад, что люди, выходя со спектакля «Пушкин» говорят: как на одном дыхании… Хочется сказать, что до Астаны «Пушкина» видели лишь в день премьеры, которую мы сыграли в Михайловском. Для меня было принципиально сыграть спектакль накануне дня рождения Александра Сергеевича.

Я рад, что спектакль восприняли хорошо – и смеялись, и плакали. Значит, свою задачу - показать, что Пушкин живой и очень близкий, что люди могут узнать в нем свои качества и эмоции, что люди должны сопереживать главному герою спектакля, сострадать, понимать его, я выполнил. Тем более, заставить людей плакать после смерти, которую мы сыграли на сцене, но после которой минуло более 170 лет, заставить переживать эти эмоции вновь, надо суметь постараться... Люди на моем спектакле плачут и испытывают катарсис от того, что у них на глазах только что произошло убийство, и никто не вступился, не помог, на глазах уничтожили поэта… И боль эта настоящая, а сердце, оказывается, болит… по Пушкину!

- Сергей, в прошлом году Вы представили нам Есенина, в этом – Пушкина. Сходство с этими личностями колоссальное. Как Вы сами считаете, на кого Вы больше похожи?

- Я не стремлюсь к этому сходству, но тайны актерского перевоплощения делают свое дело. Одно могу сказать во избежание различных пересудов: не играю я великих буквально подряд! Моцарта я сыграл в 24 года во МХАТе, он мой любимый композитор. Потом был Есенин, а я с детства жил его поэзией, поэтому я мечтал сыграть его и сделал это дважды – на сцене и в кино. Что касается Пушкина, то это тоже давнишняя история: впервые в образе Александра Сергеевича я вышел на сцену во втором классе, когда у нас в школе был литературный вечер. Мне было лет восемь, отец сделал мне крылатку, к пионерской рубашке пристрочил от белой шторы рбши наподобие жабо, чтобы похоже было на рубашку XIX века и я в таком виде я читал стихи поэта.

А еще факты из жизни каждого из них интересно переплелись. Так, у Есенина во время учебы в Спас-Клепиках было прозвище «Пушкин», потому что он был также курчав, писал стихи, а еще носил крылатку и цилиндр с тростью, подражая Пушкину. А ранее Пушкин пишет «Маленькие трагедии», и мы до сих пор уверены, что Моцарта отравил Сальери, но это сделал Пушкин, а сейчас это делает пресса…

- Сергей, а что Вас может довести до дуэли?

- В XIX веке закон чести был важен, и на дуэли, которые были запрещены под страхом смертной казни, выходили, чтобы отстоять оскорбление. А сейчас порой оскорблений так много, что если вызывать всех на поединок, то, наверное, гражданская война начнется. И потом, отношения сейчас другие – оскорбление, сквернословие и злопыхательство настолько вошли в нашу жизнь, что многие не замечают это - яд. Да и к тому же, думаю, сейчас мало кто решится ответить на брошенный вызов. Поэтому я за то, чтобы хотя бы в классическом искусстве по-прежнему царила радость и доброта.

Автор: Ольга ВИНОКУРОВА

Интервью

comments powered by HyperComments
Газета «Вечерняя Астана» объявляет фотоконкурс «Астана моими глазами»
Конкурс любительского видео объявляет газета «Вечерняя Астана»