Аналитика

Большая политика: в чем интересы Казахстана?

Текущая геополитическая ситуация характеризуется большой напряженностью во взаимоотношениях ведущих мировых держав. В настоящее время мы наблюдаем очередной виток эскалации конфликта в затянувшихся торговых войнах между ними. В частности, антироссийские санкции, согласно заявлению американского внешнеполитического
ведомства, могут принять еще более жесткий характер. Впору задаться вопросом: а какими будут последствия политического и экономического противостояния двух государств для нашей страны? Свое мнение по этому поводу выразили доктор экономических наук Мейрам КАЖЫКЕН и сотрудник ИМЭП при фонде Первого Президента РК — Елбасы Жумабек САРАБЕКОВ.

Наших экспертов мы попросили ответить на следующие вопросы:
1. Как, по-вашему, антироссийские санкции США могут повлиять на интересы Казахстана?

Мейрам КАЖЫКЕН:

— Две державы вошли в долгосрочный конфликт, и ни одна из сторон не будет приглядываться, чтобы не задеть кого-нибудь. США применяет санкции без учета интересов даже своих стратегических партнеров. Казахстан, как известно, в их число не входит. Партнерам России ничего не предложено, по крайней мере, открыто и прямо. Россия, принимая один удар за другим и находясь в поиске ресурсов для компенсации ущербов от санкций и принятия контрмер, тоже не будет думать о проблемах партнеров по ЕАЭС. На это нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности.

В контексте разгорающейся санкционной войны нас должна заботить собственная судьба. Однако в мировой экономике все взаимосвязано, и в этом мы убедились в годы глобальных финансово-экономических кризисов. Многие кризисы передаются через технологические связи, а мы с российской промышленностью тесно связаны в основном по линии поставок сырья и полуфабрикатов. За 2013-2017 годы доля России в общем объеме казахстанского экспорта составила в среднем 19% (импорт 36%). При этом мы в соседнюю страну продаем сырье и продукцию невысокого передела — более 82% в структуре экспорта в Россию.
Мы на протяжении более 15 лет пытаемся изменить структуру промышленности с тем, чтобы выходить на мировые рынки с готовой продукцией и тем самым диверсифицировать экспорт и географию внешней торговли. Мягко говоря, пока мало прогресса в этом деле.

Теперь с каждым годом задача будет усложняться, потому что санкции будут ограничивать «друзей» России в доступе к новейшим технологиям, не говоря о технологиях двойного назначения. Если мы собираемся и дальше копать глубоко, добывать много и вывозить сырье, то нам американские санкции не страшны. Но если хотим реально развиваться, то надо учитывать геополитический расклад и стараться соблюдать политический баланс.

Хочу особо подчеркнуть, что отмена санкций — это такая же сложная процедура, как и их принятие. Иными словами, отмена санкций не происходит одномоментно. Такое решение обсуждается политиками, имеющими различные убеждения и цели.

Жумабек САРАБЕКОВ:

— Санкции касаются только российской экономики. У Казахстана своя внешняя политика, своя повестка дня. И мы исходим из своих целей и задач, подчеркиваем свои интересы. Америке невыгодно портить отношения с Казахстаном из-за российского фактора. В то же время надо понимать, что санкции могут оказать косвенное влияние на Казахстан. Потому что обе экономики тесно связаны друг с другом. Например, были введены санкции против «Русала» Олега ДЕРИПАСКИ. У него есть несколько предприятий на территории Казахстана, и в их деятельности могут возникнуть определенные проблемы, как и у других российских компаний, реализующих проекты на территории Казахстана. Прямого влияния на какие-либо секторы казахстанской экономики нет, однако из-за санкций курс рубля несколько ослаб, и это повлияло на тенге. Учитывая близость наших экономик, неизбежно происходит импорт инфляции. Если Россия ослабляет рубль, то нам тоже приходится учитывать этот фактор. Потому что при отсутствии таможенных границ между членами ЕАЭС приходится обеспечивать конкурентоспособность нашего экспорта.

2. Какие политические и экономические издержки или дивиденды для Казахстана несет членство в том или ином региональном объединении?

Мейрам КАЖЫКЕН:

— Любое объединение несет в себе и выгоды, и риски. Многое зависит от условия соглашений, а условия, в свою очередь, зависят от ключевых принципов, которые положены в их основу. Если принципы не дают всем участникам равные права, если кто-то навязывает свои интересы остальным, то такое объединение неминуемо развалится. И, наоборот, если в объединении участники равноправны, свободны в выборе решений в рамках норм и правил, то такое объединение может гибко адаптироваться к любым событиям, минимизировать общие риски.

На мой взгляд, наиболее приемлемы двусторонние соглашения в рамках глобальных институтов. Такой подход предлагает китайская инициатива «Экономический пояс Шелкового пути». Ее главный принцип — двусторонние соглашения на основе равенства прав сторон. Хотим мы того или нет, но «экономический пояс» будет построен. Поэтому нам надо активно участвовать в формировании его институтов, чтобы максимизировать выгоды и минимизировать риски от участия в этом глобальном проекте.

Находясь между такими мощными экономическими полюсами, как Азия и Европа, Казахстан получит новые возможности для расширения географии и масштабов своей внешней торговли. Кроме того, появятся возможности заключения новых и расширения масштабов действующих региональных торговых соглашений. В результате формирования «экономического пояса» вдоль Шелкового пути сложится новая конфигурация регионального экономического пространства, на котором будет разворачиваться в ближайшие годы международная и региональная торговля. Возникнет новая форма экономического сотрудничества.

Надо воспользоваться географической близостью Китая, чья экономика по своим масштабам для Казахстана адекватна «половине мира». Мы должны верно оценить возможности, которые открывают перед нами торгово-экономические отношения с этой страной. Вместе с тем Китай создает риски, которые мы также должны свое­временно обнаруживать, чтобы избегать их или успешно преодолевать.

Этот мегапроект надо рассматривать шире, чем транспортный маршрут между Китаем и Европой через Казахстан, страны Центральной Азии, Иран и Турцию. В потенциале это мега­экономический регион с общей транспортной инфраструктурой, огромным внутренним рынком (более 600 млн человек). Казахстану надо оптимально встроиться в будущие технологические цепочки, в производственную систему, где будет функционировать множество взаимосвязанных компаний. Крайне важно принимать участие в создании международных институтов внешней торговли в рамках проекта «Один пояс — один путь».
Особенно важно то, что в «экономический пояс» будут вовлечены южные регионы Казахстана, наиболее густонаселенные, имеющие избыток дешевой рабочей силы, с благоприятными климатическими условиями для развития обрабатывающих отраслей промышленности. Более того, через эти территории проходят газопроводы, что открывает доступ к ресурсам природного газа. У страны появится реальный шанс диверсифицировать и реструктурировать экономику, развивать производства, для которых сырьем и материалами служит продукция отечественного производства.
В «экономический пояс» нам надо входить в формате объединения Центрально-Азиатских стран. Нас вместе более 70 млн человек. Если удастся создать такое объединение, то можно вести диалог не только с Китаем, но и с другими сторонами проекта, сообща отстаивая общие интересы.

Жумабек САРАБЕКОВ:

— Членство Казахстана в той или иной организации обусловлено национальными интересами нашего государства. К примеру, ОДКБ позволяет в определенной степени обеспечивать нацбезопасность. К слову, в рамках этого формирования мы имеем возможность по льготным ценам закупать оружие российского производства. Помимо этого, проводятся совместные учения, различные операции, направленные против наркотрафика и терроризма. И в этом контексте членство в ОДКБ отвечает интересам Казахстана.

Несомненно, участие в той или иной организации накладывает определенные обязательства на страну. В уставе той же ОДКБ есть договор, согласно которому вопрос размещения иностранных военных баз может решаться только с согласия других участников альянса. С другой стороны, не так давно мы видели попытки со стороны России привлечь силы ОДКБ для участия в военных операциях в Сирии. Была такая риторика со стороны российских военных ведомств. Но Казахстан заявил о том, что будет участвовать только с санкции Совета безопасности ООН. То есть существуют инструменты по защите своих национальных интересов, и Казахстан воспользовался этим.

Если говорить об ЕАЭС, то в сравнении со всеми предыдущими попытками региональной интеграции он доказал свою жизнеспособность. Безусловно, есть проблемы, сложности. Потому что мы вроде устранили тарифные барьеры, но сейчас появились нетарифные. Если сравнивать с мировой практикой, ЕАЭС в определенной степени вполне функциональная организация. Все достигнутые соглашения выполняются. К примеру, создан рынок лекарств, в перспективе будет единый рынок электроэнергии, нефтепродуктов.

Просто этап быстрых успехов, когда этот проект только создавался, уже закончился. Сейчас в евразийской интеграции наступил этап сложных переговоров, когда все предыдущие договоренности постепенно сверяются в жизни. И здесь идет борьба интересов, война позиций. И каждая сторона пытается защитить свой рынок. Это объективное стремление любого государства. Например, из-за конфликта РФ и Украины сейчас у нашего бизнеса проблемы в вопросе перевозки товаров из Незалежной через территорию РФ. Кроме того, периодически случаются различные торговые войны. Но все эти вопросы надо рассматривать как рабочий процесс. Он сложный, безусловно, но решаемый. Вообще, в большей степени ЕАЭС оправдал надежды. Он доказал конкурентоспособность.

3. Какие меры необходимы для улучшения текущей экономической ситуации? К примеру, стабилизация курса тенге по отношению к доллару, снижение инфляции.

Мейрам КАЖЫКЕН:

— Дело не в курсе доллара. Его девальвация, а теперь и чрезвычайно высокая волатильность — все это следствие ошибочной экономической модели. Это для меня совершенно очевидно.
Какие меры предпринимать? Одна из самых главных — смена экономической модели. Экономика должна быть адаптивной, то есть способной быстро и гибко подстраиваться под изменения внешних и внутренних условий. Недавние мировые кризисы, санкции против наших основных торговых партнеров, военные конфликты и иные события прямо или косвенно отражаются на состоянии казахстанской экономики. Стало очевидным, что стратегии и государственные программы быстро теряют актуальность, поскольку меняется контекст, под который они писались. В настоящее время прогнозы часто не сбываются.
Поэтому крайне важно создать такую систему институтов, которая будет способствовать быстрой адаптации предпринимателей, прежде всего субъектов малого и среднего бизнеса, к стремительно меняющимся условиям на внутренних и мировых рынках.

Жумабек САРАБЕКОВ:

— Успешный экономический курс, который позволит Казахстану войти в тридцатку развитых стран, уже озвучен Главой государства. Это модернизация экономики, в том числе акцент на развитие человеческого капитала. Потому что главной движущей силой экономики являются не природные или материальные ресурсы, а люди. Считаю излишним приводить здесь тезисы, которые сформулированы в программных документах Президента. Нам остается только реализовать их.

Дулат ТУЛЕПОВ
Фото из открытых источников

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть