Санкт-Петербург. «Улицы рвутся, как мысли, к гавани…»

1 Апреля 2014 / 1334 / ()
Санкт-Петербург. «Улицы рвутся, как мысли, к гавани…»

Кто и что только не писал о северной столице России: изысканное «Петра творенье» Пушкина, «больной» Петербург у Достоевского, «надменный» – у Гоголя… Все эти эпитеты в равной степени относятся и к современному Санкт-Петербургу, что становится понятно с первого взгляда на город.

Санкт-Петербург относится к городам, в самом имени которых заключена особая притягательность, куда по мере возможности стремится попасть каждый человек. Это – овеянный легендами город с неповторимой, загадочной душой, где соединились история и искусство, переплелись судьбы многих выдающихся людей.

Возникший всего 311 лет назад и построенный в основном иностранными архитекторами, Петербург необыкновенно оригинален и самобытен. Он создавался по единому плану как город архитектурных ансамблей, величественных дворцов, просторных площадей, парков, каналов и мостов. С первых лет существования его характерной чертой стал «стройный строгий вид».

Романтики и поэты, богема и литературное сообщество, театралы и критики, маргиналы и светская молодежь – кого только не встретишь на улицах Санкт-Петербурга сегодня. Как правило, питерцы, или петербуржцы, любят расхаживать по городу на Неве неспешно и, словно бы, вдумчиво. Несмотря на дождь, туман и сырость, Невский всегда «бурлит» – главная улица города, пожалуй, самая репрезентативная. Название проспект получил в честь реки Невы, которая одарила Петербург особой мощью, широтой дыхания, пространственным размахом, гордой морской душой. Символом этого парит над Санкт-Петербургом в любое время года, во всякий час дня и ночи, в дымке тумана, снежных вихрях и дождевых струях золотой кораблик на шпиле Адмиралтейства.

Не зря Питер называют Северной Венецией: его узкие улочки переплетаются с каналами и реками. И когда спускаешься по полузатопленной лестнице к воде, так и ждешь непременного появления радушного гондольера.

Маленькие аккуратные мосты, словно бы случайно перекинутые через естественные водоемы, придают Петербургу почти осязаемую поэтичность.

Второе, что бросается в глаза после мостов – это театральные кассы. Они буквально всюду: в переходах метро, на вокзалах, в центре города и на его периферии. Санкт-Петербург по праву называют культурной столицей России: здесь любая духовно и культурно изголодавшаяся душа может найти себе лекарство. На петербургских подмостках ставится практически все: от Уильяма Шекспира до Владимира Кунина. Отдельно хочется выделить Театр музыкальной комедии. Совсем небольшое, по питерским меркам, здание расположено на площади Искусств, аккурат напротив Русского музея. Театр музыкальной комедии без преувеличения можно назвать одним из лучших театров мюзикла на территории всего СНГ.

Если вдруг окажетесь в Санкт-Петербурге, непременно сходите на всемирно известный культовый «Бал вампиров» Романа Полански и Михаэля Кунце.

Сегодня в Петербурге работают более 100 театров, более 200 музеев и выставочных залов, сотни научных учреждений и вузов – северная столица всегда была источником вдохновения для лучших умов и талантов России. Петербург, переживший три революции, разруху и гражданскую войну, блокаду и смены власти, сохранил несмотря ни на что особую культурную среду, традиции и язык. Возродились даже старые традиции того самого Литературного кафе – места, которое последним перед своей смертью посетил Александр Пушкин.

В 1714 году Петром I в Петербурге был создан первый в России музей – Кунсткамера. Сегодня музеи Петербурга посещают миллионы туристов со всего мира, интересные выставки в Петербурге проходят практически в режиме нон-стоп.

Ну и как умолчать об Эрмитаже? В «город над вольной Невой» можно съездить хотя бы ради этого музея-дворца, точнее даже целого ансамбля дворцов. Как бы ты ни хотел, посмотреть все в Эрмитаже просто невозможно. Мы потратили на музей почти два дня, с восторгом рассматривая искусно расписанные потолки и позолоченные лестницы, которые сами по себе могут претендовать на звание произведений искусства. А простоять с полчаса перед «Святым Себастьяном» Тициана и вовсе не зазорно.

Критиковать Питер можно за погоду. Даже мне, любителю побродить по серым улицам с наталкивающей на печальные размышления музыкой в ушах, постоянный моросящий январский дождь показался чрезмерно навязчивым, а вечный серый купол над головой – чересчур давящим. Так что зимой Петербург лучше смотреть, что называется, «изнутри»: благо, дворцов, театров и соборов хватает. Чего стоит один только Исаакиевский, внешне напоминающий лондонский собор Святого Павла, поражающий своим величием и богатым интерьером. Кстати, забравшись на колоннаду Исаакиевского, можно увидеть практически весь Петербург как на ладони. Правда, придется подняться по двумстам ступеням и затем протиснуться в узкий проем (так что клаустрофобам лучше не соваться), но оно того стоит.

Любой город бездонен. Петербург – не исключение. Его можно любить или не любить, но остаться к нему равнодушным нельзя. У него есть свое лицо, характер и царский нрав. Да, он не поразит вас красками Москвы или зеленью Киева, он может сразить своей надменностью и кажущимся негостепреимством. Но отличает этот город то, что каждый может найти свой собственный Петербург – частичку того, что ему близко, недостающую крохотную частичку души. Для меня таким уголком стала площадь Искусств, которую я, не задумываясь, перенесла бы в свой город.

Саин Ермагамбетов

Саин Ермагамбетов