Светлана Фортуна: «В театре нет права на ошибку»

8 Апреля 2017 / 366 / ()
Светлана Фортуна: «В театре нет права на ошибку»

Талантливую актрису Государственного академического русского театра драмы имени М.  Горького Светлану ФОРТУНУ  столичные поклонники хорошо знают как исполнительницу главных ролей в популярных спектаклях, известную телеведущую  и преподавателя курсов актерского мастерства

Обладая яркой сценической внешностью, приятным голосом, она не ограничивается рамками одного амплуа.  Очаровательной актрисе одинаково успешно удается воплотить на сцене неповторимые женские образы в различных комедиях, трагедиях и драмах. Сегодня  Светлана ответила на вопросы и раскрыла тайны профессионального вживания в любые роли.

- Светлана,  почему вы решили стать  актрисой  - это  была мечта детства? 
- С четырех лет я уже  играла на сцене театра. Мои родители творческие люди. Отец - режиссер, актер и сценограф народного театра. Мама - музыкант-педагог.  В юности я занималась в музыкальной школе, ходила на танцы, играла в театральной студии.  К сожалению, невозможно было успевать все. Во время обучения я занималась только самыми любимыми школьными предметами, которые легко давались, и пропускала естественные науки в пользу творчества. Не побоюсь признаться, что окончила школу с тройками. Иногда в этой жизни двоечники управляют отличниками. Наверное, это история про меня. 

- Чем вам запомнились годы учебы в театральном вузе?
 - Я поступила в Кыргызский государственный институт искусств имени Бибисары Бейшеналиевой в Бишкеке. Моим мастером является народный артист Кыргызстана Сергей Матвеев. У него я отучилась пять лет, а сейчас мы уже работаем как коллеги. Это  глубокий опыт - работать со своим мастером на одной сцене, стать коллегами, а в прошлом быть его ученицей. В этом плане  мне очень повезло с наставником.  

- За время работы в теат-ре вы сыграли ведущие роли в различных комедиях, трагедиях. В каких жанрах вам интереснее работать  на сцене?

- Мне нравятся спектакли, где через эмоции я могу  до зрителя донести глубокую мысль, а не просто покривляться.  Можно сказать, что комедии играть довольно сложно. Существует даже  общепринятое актерское мнение, что труднее насмешить людей, чем заставить их заплакать. Я  сама люблю пострадать и в жизни, и на сцене. Мне кажется, что через страдание человек трансформируется, становится глубже, богаче эмоционально, поэтому я - за драмы.  

- Какие знаковые для вас роли вы можете выделить?

-Моя любимая роль - Шурочка Лебедева в «Иванове» Чехова. На этой трагической роли я буквально росла. Сначала надо было сыграть молодую девчонку, потом девушку постарше, а затем умудренную опытом женщину. За год на нее навалился такой  груз переживаний, что она резко  постарела. Несколькими штрихами создавался образ и помогал мне психологически войти в роль - темные губы и глаза, скулы, возрастная прическа.  Среди любимых сцен - день рождения  моей героини, когда  к ней приходят гости. У Шурочки внезапно  начинается истерика, она кричит, нецензурно выражается.  Там я кувыркаюсь, запрыгиваю на парней, делаю грубые, вызывающие жесты. Интересно быть такой сумасшедшей, странной, несовершенной... В обычной жизни я бы не смогла так неадекватно себя повести, поэтому рада тому, что могу на сцене получить такой необычный опыт.

ооо.jpg

- В спектакле «Последнее причастие» по пьесе Оралхана Бокея вы сыграли казахскую келин Айнаш. Расскажите, как вы вживались в роль.
- Это одна из моих любимых ролей, где также много страданий (смеется). Это был удивительный образ. Я - девушка со славянской внешностью, европейским лицом, православной философией - должна была полностью  перевоплотиться, чтобы изобразить другую религиозность,  самобытность, менталитет. Вокруг меня много женщин казашек, глядя на которых я  перенимала их манеры, чтобы продемонстрировать на сцене. Мне говорили, что я стала похожа на кроткую казахскую келин. Приятно, когда люди, сидящие в зале, сочувствуют и плачут, сопереживая героине. Я сама не  ожидала, что все так удачно сложится. Постфактум пришло понимание, что мы все сделали правильно. 
- Как вам давалась сцена сумасшествия в спектакле «Трамвай «Желание» по пьесе  Теннесси Уильямса?
- Роль Бланш Дюбуа настолько  драматическая... Не могу сказать, насколько мне сложно, так как в тот момент не думаешь о трудностях, забываешь обо всем и полностью погружаешься в спектакль. Там существует только  Нью-Орлеан, Бланш Дюбуа, Стэнли Ковальский. Когда все  заканчивается, заходят мои коллеги, в частности  Иван Анопченко, и просят: «Фортуна, быстрее выходи из роли. Когда видим этот безумный взгляд, становится страшно».

- Часто ли вам приходилось импровизировать? 
- Все зависит от того, что мы  играем.  Как правило, такое происходит крайне редко. В основном  мы говорим авторский текст. К примеру, в классических произведениях Чехова, Шекспира нельзя импровизировать.  А если есть свободная форма, современный автор, то  режиссер  иногда рекомендует и просит добавлять свою импровизацию. Случается, что  актеры что-то забыли, нужные слова  вылетели из головы. Тогда приходится выкручиваться. Ты не сказал    реплику или партнер не сказал, тогда включается  интуиция, литературное чутье, чтобы процесс не тормозился и шел дальше. Это же не фильм. Здесь нет второго дубля и нет права на ошибку. Надо быть здесь и сейчас в режиме онлайн, поскольку 300 человек сидят в зрительном зале.
- Актеры суеверные люди, верите ли вы в приметы и существуют ли  у вас определенные ритуалы перед выходом на сцену?  
- В актерской среде существует забавное суеверие, что если сценарий падает на пол, нужно обязательно сесть, иначе роль не состоится. Может быть, коллеги меня не поймут, но я противница подобной глупости.   Перед выходом я формулирую, с чем выхожу к зрителям, и обязательно  стараюсь  посвятить спектакль  чему-нибудь или кому-нибудь. Потому что спектакль - это мощная энергия. Зачем ее тратить     впустую? Можно посвятить ее бездомным, детям-сиротам, женщинам, старикам. 
- Как вы считаете, в чем  основное предназначение театра?
- Театр должен трансформировать и менять человека за счет эмоциональных переживаний.  Мы работаем в  храме искусств  старого поколения. К сожалению,  на площадке с минимальным техническим оснащением  не всегда получается волшебство. В некоторых современных театрах сцена вращается во всех направлениях, используются мощные спецэффекты, которые погружают человека в другую реальность.  Если зритель предельно внимателен, он зацепит главную идею завораживающего действа.
- Сложно ли представителям творческих профессий ужиться в одной семье?
 - Могу сказать, что у меня был такой опыт. Будучи взрослой девушкой, я вышла замуж за актера театра Романа Чехонадского. Мы с ним прожили вместе шесть лет. Конечно, сложно, когда два человека  в семье стремятся стать лидерами. Может быть, по этим причинам мы и расстались. Сейчас, на расстоянии, наши отношения стали намного гармоничнее. Судьба иногда нас сводит на  театральной сцене в качестве партнеров. Мы вместе воспитываем дочь Дашу. Она растет талантливой девочкой,  уже проявляет  творческие способности, увлекается фотографией, психологией, эзотерикой. 
- Как вы  обычно проводите свободное время?
- С удовольствием  занимаюсь рукоделием: вышиваю, вяжу, иногда восстанавливаю силы в одиночестве, занимаюсь йогой и медитативными практиками.  Во время отпуска  люб-лю  путешествовать по Индии, очень хочу посетить Тибет. 
- Какие впечатления у вас остались от проекта о путешествиях «Экспедиция 25» на телеканале «Хабар»?
 -  Летом со съемочной группой мы проехали весь южный Казахстан. Помимо природных красот, из воспоминаний могу выделить самый непростой и экстремальный отрезок пути -  дно Аральского моря. Мы попадали в песчаные ловушки, у нас было мало воды, сломалась в пути одна машина. В итоге  чуть не застряли в дороге. Было очень жарко. Я плохо себя чувствовала из-за того, что мы ехали по ухабистым дорогам. Мне приходилось совершать неимоверные усилия, чтобы дожить до конца поездки. Такая была стрессовая ситуация.  
- В каких проектах вы планируете участвовать в ближайшее время?
- В апреле у меня запланированы киносъемки социальной драмы о том, как некоторым людям тяжело из-за того, что они выпадают из общественной жизни по состоянию здоровья. Эта картина выйдет в прокат  на большом экране. А летом, скорее всего, буду участвовать в телепроекте, новом реалити-шоу, которое будет сниматься в Москве.


Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.
Дана Аменова

Дана Аменова