Любовь Казарновская: «В век агрессии надо слушать музыку»

12 Сентября 2017 / 140 / ()
Любовь Казарновская: «В век агрессии  надо слушать музыку»

Любовь Казарновская в представлении не нуждается. Оперная дива блистала на сцене самых известных театров мира, восхищая своих поклонников в Милане, Нью-Йорке, Москве. Прославленная российская певица в качестве председателя жюри первых музыкальных Евразийских игр посетила Астану.Легенда оперной сцены в эксклюзивном интервью «Вечерней Астане» раскрыла некоторые секреты мастерства, рассказала  о своем хобби и о том, что дает ей участие в популярных шоу.

Мы - не футляр с голосом
- Любовь Юрьевна, вас час­то приглашают в жюри различных вокальных конкурсов. Что бы вы посоветовали начинающим музыкантам?
- Для меня важна настроенность на концертное выступление. Важно представлять себя инструментом, а не орущей машиной. Когда ты выступаешь с оркестром, роялем, ты должен представлять себя частью инструментального состава, быть в слаженной структуре, а не просто громко орущим вокалис­том. Сразу вижу таких исполнителей, как я их называю «вокалюги». Главное для них спеть громко, прокричать, выделиться. Многие композиторы - Бах, Гендель, Моцарт, Верди - писали так: голос - инструмент, через который льется божественный поток. В пример можно привести знаменитую примадонну Полину Виардо, в которую был влюблен Тургенев. Она всю жизнь считалась символом звучащей актрисы. Лист о ней говорил: «Есть певцы, а есть явления культуры, есть личности, которые являют собой божественный инструмент». Нужно стремиться к этому.
- Расскажите, с чего обычно начинается день вокалис­тов и как проходит процесс подготовки к выступлению.
- У всех по-разному. Некоторые встают рано, другие поздно. Я отношусь к совам, так как встаю поздно. В день спектакля стараюсь выспаться, чтобы к вечеру сохранить энергию. Я очень мало ем, перед концертом выпиваю стакан чая, съедаю два банана. Не очень понимаю вокалистов, которые наедаются перед выступлением. Это очень мешает. Я не рекомендую так поступать своим молодым стажерам, говорю им, чтобы они были предельно аккуратны с этим делом. Мы - не футляр с голосом, а некий энергетичес­кий центр. Пение - это энергетический процесс. Чем больше ты направлен на выступление, живешь ощущением музыки и праздника, который тебе предстоит, тем лучше, интереснее для публики, зрители видят чистого энергетического человека.

Обожаю роли сильных женщин
- Какие из оперных героинь вам наиболее близки?
- Я влюбляюсь в ту партию, над которой работаю. Когда была студенткой, то буквально сходила с ума от Вивальди, Моцарта, Генделя. Мне казалось, что выше этой музыки ничего нет. Когда пришла в театр и спела Татьяну, Иоланту, Маргариту, влюблялась безумно в свои партии. Когда мужчина влюблен в женщину, то существует мир этого человека, так должно быть и с оперными партиями. Когда ты в них вживаешься, влезаешь всей шкурой в эту партию, то чувствуешь себя в ней совершенно свободно. Она становится частью тебя, как ДНК. Если говорить серьезно, то, наверное, я предпочитаю партии сильных женщин. Таких как Татьяна, Саломея, Виолетта, Тоска, Кармен. Я просто восторгаюсь, когда есть такая драматургическая основа. Можно не только петь, но и играть, через голос и душу выразить собственные эмоции и темперамент. Обожаю такие роли!
- Чем европейская школа вокала отличается от российской?
- Как таковых школ вокала нет. Есть одна базовая итальянская школа вокала «Бельканто», которая существует на протяжении 450 лет. Сначала ее представителями были кастраты, их специально готовили для выступ­лений. Они пели двумя регистрами - грудным и фальцетом, исполнение было поставлено на дыхании, это школа однородного звучания через весь диапазон, которое звучит ярко. Все хорошие певцы этими навыками пользуются. А далее развивались стили исполнения. Существует русская исполнительская школа, основанная на драматизме, есть французская школа, основанная на народном шансоне, немецкая школа, основанная на слове.

Трансформация музыкального пространства
- Что вам дал опыт судейства в телешоу «Один в один» и «Точь-в-точь»?
- Когда мне предложили поучаствовать в «Один в один» и «Точь-в-точь», я спросила, а причем здесь я, если у вас попсовые исполнители? И в ответ услышала: «Мы хотим из развлекательного шоу сделать культурно-просветительское. Когда вы со своим знанием и опытом говорите, что Мария Каллас - это не просто любовница греческого миллиардера Аристотеля Онассиса, а Шаляпин - не название ресторана на Остоженке или корабля, который ходит по Волге, как думают молодые». Действительно, мы говорим, что творчество Утесова не ограничивается клоунадой в фильме «Веселые ребята», оно стало началом эпохи джаза в нашей стране.

И Клавдия Шульженко известна не только песней «Синий платочек», она символизирует время бардовской авторской песни. Эти люди перевернули сознание оперных артистов, режиссеров. Они буквально жили на сцене. Когда я это говорю, люди начинают смотреть шоу не только ради участников, но и для того, чтобы слушать комментарии судей. Это очень здорово! В жюри сидели артисты с большой творческой биографией - Геннадий Хазанов, Леонид Ярмольник, Максим Аверин, Анна Ардова, им есть что рассказать. Мы перевели развлекательную программу в другую плоскость. Мне это стало очень интересно и для меня самой познавательно. О многих группах, солистах узнавала, наблюдая, как наши участники работают. Они меняются, становятся другими, расширяют репертуар. Это очень ценно тем, что происходит некая трансформация пространства, которое называется популярной музыкой. Я счастлива, что приняла в этом участие.
- Что вы можете сказать о казахской культуре?
- Я в восторге от Астаны, была здесь несколько лет назад. За это время город сильно изменился, все вокруг преобразилось. У него свой уникальный стиль. Он становится вровень с мировыми городами. Здесь удивительно гостеприимный, открытый, дружелюбный народ. Видно, что здесь рады любому. Это ощущается даже на наших музыкальных Евразийских играх. У нас замечательная обстановка. Мы все большие друзья с Константином Орбеляном, Шахимарданом Абиловым и другими. Они как настоящие меценаты заинтересованы в пропаганде хорошей музыки. Такие фестивали - это послы мира. Какая удивительная музыка в Казахстане, какие авторы - Мухамеджанов, Жубанова. Сколько там эмоций, драйва, сколько темперамента! Я для себя отмечаю некоторых авторов, которых хотела бы включить в свой репертуар. Мы с Айман Мусаходжаевой обсуждали возможность проведения здесь фестиваля в телевизионном формате типа «Большая опера в Астане». Такие конкурсы призваны популяризировать творчество современных композиторов. В век агрессии надо слушать музыку и понимать, что в мире столько добра и любви!

Хобби - книги и танцы
- Что вам помогает совмещать концертную, педагогическую деятельность, гас­троли и съемки?
- Безграничная любовь к своему делу. Я обожаю музыку, порой работая по пятнадцать часов в день, не замечая усталости. В ближайшие месяцы у меня запланированы концерты в Москве, по городам Золотого кольца России, Сибири, Франции, Прибалтике.
- В таком плотном графике остается ли у вас время на хобби?
- В свободное время я увлекаюсь танцами, чтением. Из любимых писателей, конечно, Пушкин, Достоевский, Толстой, Цвейг, Мопассан, Голсуорси. Сейчас читаю книгу, которая занимает мое воображение, просто дивно написанный роман Грегори Дэвида Робертса «Шантарам».

Дана АМЕНОВА

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.