Лейла Махат: «Люди творчества всегда стремятся к совершенству»

2 Июля 2014 / 3468 / ()
Лейла Махат: «Люди творчества всегда стремятся к совершенству»

Одной из самых ярких и видных галерей столицы, оказывающих всестороннюю помощь и поддержку начинающим художникам, несомненно, является центр современного искусства «Куланши». Его директор – известный не только в Казахстане, но далеко за его пределами деятель искусства Лейла Махат уверена: неиссякаемый творческий голод художника заставляет его двигаться и развиваться.

- Сегодня Ваши работы украшают выставки всех уровней от региональных до международных. Ваш узнаваемый подчерк высоко оценивают эксперты-искусствоведы. Расскажите, как Вы пришли в мир изобразительного искусства?

- В искусство я пришла, можно сказать, в бессознательном возрасте – в 10 лет. В советское время обычно детей старались устраивать во всевозможные секции и кружки, чтобы они не «болтались» на улице. Вот и мои родители, услышав об открытии в Алмате первой государственной детской художественной школы, решили, что я обязательно должна туда поступить. По всей видимости, мое черкание и шедевры в неожиданных местах – на стенах, мебели – и заставили их принять такое решение. Больше всего в моем развитии именно в этом плане был заинтересован папа, потому что мама - человек академический, и для нее всегда важна была понятность, четкость и ясность. А в изобразительном искусстве с этим, к сожалению, сложно.

Ну а после художественной школы стать «нормальным» человеком шансов очень мало. Поэтому после ее окончания были студии, театрально-художественный институт, академия художеств имени Репина…так я и осталась в искусстве.

- Кто Для Вас главный критик вашего искусства?

- В первую очередь человек сам должен понимать насколько важно и нужно то, что он делает. Все же думаю, что жестче чем сам себя человек не найдет никого критикующего. Потому что люди творчества всегда стремятся к совершенству. Я верю, что человек по натуре творец. Коммерциализация сегодняшнего дня заставляет некоторых об этом забыть. Но через время, когда человек достигает финансового достатка, успеха, у него появляется чувство эмоционального душевного голода, который и заставляет двигаться дальше и расти в профессиональном плане.

- Помните ли Вы свой первый визит в Астану. Как Вас встретила столица?

- В Астану я приезжала раза 3. Мой первый визит состоялся в 1997 году, когда я приехала к мужу обустраивать жилищные условия. Это был, можно сказать, рабочий период – беготня, решение бытовых вопросов, поэтому вокруг особо ничего не замечали. Был еще переезд, когда мы приехали уже со старшим сыном. Вот тогда первым и самым ярким впечатлением был сбивающий с ног ветер. Причем почувствовала я себя немного ирреально. Я почувствовала себя героем фильмов, в которых люди летают по кронам деревьев на носочках, только в моем случае это были ступеньки трапа самолета. Я не верила в происходящее. К тому же у меня на руках был ребенок, да еще и коробка с елкой (это было в преддверии нового года). Так и встретила нас столица.

работы-Лейлы.jpgработы-Лейлы3.jpg

- В каждом городе человек находит для себя особую привлекательность и шарм. Какая особенность столицы запала Вам в душу больше всего?

- Один из основных факторов, который привязал меня намертво к Астане – свежий воздух, дующий в лицо. Это не здания, не процессы, ведущие к переформированию, а то, что ты выходишь на улицу, и тебе в лицо дует свежий, иногда колючий, иногда теплый, горячий, ледяной воздух. Я чувствую поток чистой энергии для меня это очень важно. Еще одно завораживающее в Астане для меня – это небо. Именно небо столицы стало большим толкающим фактором для создания серии картин «Небо Астаны». Открытость и безбрежье астанинского неба в сочетании с потоком ветра вызывают во мне бурю эмоций и восхищения.

- В Астане Вы живете и творите с 2007 года. Как считаете, насколько интенсивно идет развитие изобразительного искусства в столице?

- Про интенсивность говорить сложно, потому что параллельно идет несколько процессов. Развивается салонный бизнес изобразительного искусства, какие-то молодежные альтернативные течения, у взрослых, профессионалов-мастеров тоже свое направление. Больше всего мне нравятся изменения, бурлящие процессы, происходящие в головах ровесников независимости – это для меня очень важно. Я преподаю и в колледже, и в университете искусств и вижу, как дети меняются. Мне интересно наблюдать за их безумным стремлением и желанием что-то оставить в пространстве для того, чтобы сделать мир красивее.

- Преподавательская деятельность всегда имеет обратную связь. Давая знания ученикам, взамен преподаватель ведь тоже что-то получает?

- Я всегда считаю, что никогда не бывает односторонних процессов, будь то отношения между мужем и женой, ребенком и родителем. Для меня важен взаимообмен, как эмоциями, так и опытом. Дети порой находят совершенно неожиданные решения. Чем ты закостенелее, тем удивительнее для тебя те пути, которые ребенок находит для решения взрослых вопросов. Студенты сами того не ведая, порой совершают безумно красивые открытия и подталкивают тебя на то, чтобы ты еще шире открыл глаза и внимательнее относился к тому, что происходит вокруг.

- Как по-вашему что мешает нашим талантам пробить себе дорогу в искусстве и выйти из тени?

- У молодежи очень много соблазнов, которые засоряют жизнь. Я прекрасно понимаю о важности для них общения в онлайн, времяпрепровождения в социальных сетях всемирной паутины. Но мне кажется, что человек должен правильно расставлять приоритеты для того, чтобы понять, куда он хочет прийти. Если ты хочешь сидеть за компом и чатиться и жить так в свое удовольствие, то почему нет. Но если ты хочешь, чтобы после тебя что-то осталось, хочешь показать миру красоту, таящуюся в твоей душе, значит, нужно встать и идти делать эту красоту.

- По Вашему, чего не хватает казахстанскому искусству?

Художнику всегда чего-то не хватает. Художник всегда зануда – ему не хватает денег, либо времени, либо вдохновения. Люди вообще любят понудеть, особенно те, кто хочет оправдать свое безделье. Думаю, что иногда не хватает толчка и направления. Может это должно выглядеть как поддержка, помощь с организаторской точки зрения. Но считаю, художник, если он хочет, он просто будет. Все зависит от стремления человека.

- Центр современного искусства «Куланши» сегодня целый бренд в мире искусства столицы. Чем он сегодня живет?

- «Куланши» сегодня уже целая планета. Это такое место, где постоянно происходит что-то интересное, дети ли рисуют на субботних студиях, студенты ли приходят заниматься. У нас есть несколько художников, которые приходят, потому что у них нет дома условий. Их устраивает творческая атмосфера. Дети приходят чтобы перевернуть галерею вверх дном, студенты за советом, посетители, чтоб насладиться искусством, туристы – для того чтобы понять, что такое казахстанское искусство сегодня. Проекты, которые рождаются в «Куланши» витают в воздухе. Например, у нас есть проект «Дал казир» - здесь и сейчас – молодежная выставка, которая показывает в работах ребят, чем они сегодня живут. Есть у нас такие молодые художники, которые выставляются из года в год. И мы наблюдаем их профессиональный рост – этот красивый момент и заставляет нас ежегодно работать и находить молодые таланты. Еще один проект – «Запах полыни» - выставка, которая ездит по разным странам. Где-то она наполняется, где-то сжимается, но она всегда должна быть наполнена концентратом казахского духа. Есть артфорумы, которые мы проводим. Причем всегда, когда только планируем устроить какую-либо зарубежную выставку, первым условием, которое мы обговариваем является не количество работ или их транспортировка, а желание приглашенного гостя по приезде дать мастер-класс для астанинских молодых художников, студентов, да и для взрослых тоже. Наши мастер-классы всегда открыты для всех желающих. У нас уже сложился определенный круг, который с нетерпением ждет очередной встречи. Это тоже дает нам толчок для дальнейшей работы.

Наша детская аудитория включает ребят разных категорий. Есть замечательный фестиваль «Жулдызай» для детей с ограниченными возможностями. Мы – его партнеры уже на протяжении 6 лет. Пусть эти ребята порой не слышат или почти не двигаются, но они могут видеть и показать насколько красиво они видят. Для галочки в нашем центре проектов нет.

- У вас огромный объем работы, и преподавательская деятельность, и организаторская, и административная. Остается ли время на личное творчество?

- Сейчас в галерее «Куланши» висит моя персональная выставка, которую мы открыли в конце мая. Я считаю, что каждый художник должен не то, чтобы отчитываться, но показывать, чем он занимается. Ведь работать в стол писателю неинтересно, играть для себя музыканту тоже неинтересно. Художник нуждается в том, чтобы видеть реакцию зрителей на свои работы. И каждый год, обычно это происходит в мае, я организую свою персональную выставку, чтобы показать, что я сделала за этот год, как он у меня прошел. Иногда выставка получается странной иногда цельной, иногда не совсем понятной может быть со стороны. Но это то, как я прожила этот год, как я его видела, как я его чувствовала – все то, что происходило в моей голове.

- Над какими проектами Вы сейчас работаете?

Сейчас мы с вами сидим в будущей национальной картинной галерее «Астана». Это самый большой проект, которым я когда-либо занималась. Хочу, чтобы здесь царило искусство, чтобы человек входил, и уже в фойе его дыхание замирало от той красоты, которую он увидел. И, чтобы, общаясь с картинами первых казахстанских художников, он испытывал уважение к творчеству людей, которые только вчера пасли скот, а сегодня стали профессионалами своего дела. Для меня показать насколько важно было то, что совершили первые профессиональные казахские художники – это одна из миссий, которую должна нести галерея. Ее открытие планируется к сентябрю этого года. Также осенью свои двери распахнет выставка молодежного искусства. Кстати и к 16-летию столицы мы планируем устроить в галерее кое-что особенное, но пусть это будет сюрпризом для астанчан и гостей города.

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.
Айгерим Мусатаева

Айгерим Мусатаева