Михаил Кравец: «Вещь, создаваемая тобой - частичка души и истории»

21 Июля 2014 / 1367 / ()
Михаил Кравец: «Вещь, создаваемая тобой - частичка души и истории»

Жакеты, фраки, театрализованные наряды и даже эксклюзивный занавес для крупнейшего театра в Центральной Азии – дизайнеру-модельеру Михаилу Кравцу все по плечу, стоит только добавить щепотку хорошего настроения и креатива - «Вуаля!», и новый шедевр!  Идти на интервью с дизайнером - особая ответственность, ведь для людей с тонким вкусом важна даже самая мелкая деталь, но, как оказалось, в жизни Михаил очень прост и открыт в общении. Недавно в его творческой карьере был реализован проект с театром «Астана Опера», дизайнер изготовил концертную одежду для симфонического оркестра, артистов хора и униформу для хостес. Об этом мы сегодня с ним поговорим.

Как произошла встреча с театром «Астана Опера»? 

- Как-то весной я приехал в Астану. Проезжая мимо ТЦ «Хан Шатыр», увидел огромную стройку. Я стал расспрашивать своих знакомых, что же тут строят? Мне ответили, что здесь будет самый большой театр в Центральной Азии, грандиозный проект Астаны. Я подумал, куда уже грандиозней, если Астана сама по себе такая интересная, ведь в ней столько красивых зданий. В следующей поездке в Астану здание театра уже было достроено - шли фасадные работы. Мне захотелось посмотреть, что там есть интересного. Такой шанс вскоре представился. Я узнал, что устраивается конкурс на производство занавеса для театра «Астана Опера». Подал заявку, потому что хотел попробовать свои силы, сделать что-то интересное. Меня пригласили на встречу. Были и страхи, и сомнения: когда ты мечтаешь о чем-то – это одно, а когда ты реально приезжаешь, перед тобой стоит конкретная задача - это уже совсем другое. Я со своей командой дизайнеров предложил несколько вариантов дизайна. За неделю мы создали эскиз, который и был утвержден. За него должны были заплатить гонорар, но я решил подарить его театру, так как видеть свое «детище» на великой сцене – гораздо важнее любых гонораров. Концепция занавеса объединила в себе как классические элементы, так и национальные, подчеркивающие духовное богатство нашего государства. Ткали и шили занавес по нашим эскизам подлинные специалисты этого дела, и им удалось сохранить все мои идеи в том именно виде, как я представлял себе. Вот так и началась наша совместная работа с театром оперы и балета. Дальше был тендер на производство одежды, где мы соревновались с несколькими известными казахстанскими дизайнерами. Как в спорте, там был очень жесткий отбор. Я был счастлив, когда выбор был сделан в пользу моего бренда.  

- Когда это было?

- Это было уже в конце лета, осенью. Наверно, нас выбрали, потому что в Казахстане мы единственные, кто может четко понять специфику одежды для театра, кто может обеспечить индивидуальный подход к каждому артисту, у кого есть производственные мощности, которое позволяют за короткие сроки создавать и тиражировать высоко качественные изделия как мужские, так и женские. В этом смысле нам повезло. За весь период работы над данными изделиями, мы познакомились со всем театром, став практически одной большой творческой семьей. А творческие люди, они, как известно, очень своеобразные, это я по себе знаю. Иногда с нами бывает очень сложно. Что-то придумаем, и … угадай потом, что и как мы захотим делать. Артисты показали нечто новое, какие-то новые веяния, направления. В период работы с театром я не оставлял свое творчество - у меня создалась коллекция «Танцовщицы» по мотивам картин Дега. Я всегда нахожу в любой тематике, любых направлениях, в совершенно разных заказах какой-то смысл. Когда этот смысл можно интерпретировать, то рождается нечто интересное, например, своеобразная коллекция. Поэтому я могу сказать, что у нас в жизни все взаимосвязано. Никогда не происходит никакого события, момента просто так, встречается человек не только для того, чтобы ты с этим человеком мог творить, не просто, чтобы у вас были отношения, вы были друзьями, знакомыми, ведь все уже предопределенно. Так должно случиться. Я всегда придерживаюсь такого мнения, что каждый день нашей жизни - неповторим, его нужно проживать так же неповторимо. Я не имею в виду, что нужно проживать одним днем всю свою жизнь, жить нужно так, чтобы ты не жалел, что этот день прошел, и ты что-то не успел. 

Считаю, что создавать вещи для такого огромного и лучшего театра оперы и балета XXI века - это большой шанс, второго такого может не представиться. Была проделана титаническая работа, начиная от обсуждений эскизов с творческим коллективом, получая от них и положительные и отрицательные комментарии, заканчивая подбором тканей и изготовлением.

- Было ли сложно пройти конкурс на изготовление фраков и платьев для артистов театра «Астана Опера»?

- Любой конкурс, каким бы он ни был – сложный. Потому что ты не знаешь, как отнесутся к твоим работам. Признаться честно, мне было страшно. Я приехал на конкурс, и там сидели опытные дизайнеры и по своим работам, и по возрасту деятельности. Я шел самым последним, закрадывалось сомнение, зашел, а там сидит огромное количество народа. Они все хотели услышать нечто такое, что до тебя не сказали другие, увидеть какие-то интересные эскизы. Наверное, я смог показать то, что удивило жюри. Вообще, вся моя работа – это определенные правила в стилистике, элементах вышивки, дизайна покроев. Если где-то я усложняю изделие, то где-то я его упрощаю. Стараюсь, чтобы все было взаимозаменяемым, чтобы вещь не была перегружена, например, вышивкой, подрезами, складками или чем-то подобным. Считаю, что любой человек должен выглядеть очень стильно. Любая вещь, будь то поясок, брошь могут и не смотреться с определенным образом. Поэтому я постарался создать нечто такое, что будет неким фоном. Что такое фоновая вещь? Это то, что впишется в любой интерьер, любой постановки. Представьте, что вы заходите в готический интерьер, где французские императоры строили нечто пафосное, и туда заходит такое же пафосное платье. Огромное количество принтов, огромное количество узоров и вышивки - как все это будет смотреться в этом интерьере? Конечно, это нагромождение стилистики, элементов. Уверен, что девушка потеряется во всем этом. А когда дама в однотонном платье, с небольшим элементом вышивки какого-то декора стоит на самой неповторимой сцене, то она будет смотреться уместно, стильно – так, как будто наряд специально для этого места. В моей коллекции продумывалось все, вплоть до мелочей, чтобы любая женщина чувствовала себя комфортно. 

- Где Вы закупали ткани? Расскажите подробнее о моделях. 

Знаете, подбор ткани мы делали совершенно в различных местах, искали, чтобы была практичность и достаточно длительная износостойкость ткани, чтобы за какой-то короткий период ткань не потеряла свои изначальные свойства. Дело в том, что в Казахстане производства тканей нет никакого, именно тканей и фурнитуры. К сожалению, нам приходилось ездить и выбирать самые лучшие материалы в других странах. На мужские костюмы мы подбирали основные ткани в Италии и Эмиратах, подклады и фурнитуру доставляли по заказу из Турции, то есть совершенно из различных мест.

- Вы можете ручаться за качество?

- Мы производим только качественные изделия. Ткань для одежды, которую мы представляем, выбираю лично. Я приверженец того, чтобы людям было удобно носить, чтобы это были практичные ткани не на один день. Любая вещь, которую ты создаешь - это частичка твоей души, частичка истории, которую ты привносишь в жизнь каждого человека. Думаю, что каждая женщина и любой мужчина должны быть только счастливы, надевая качественную одежду. Поэтому, создавая эти фантастические работы, реализовываешь своеобразное желание, интерес, которые должны выливаться в практичные вещи из высококлассных материалов. кравец-дизайнер.jpg

- Все Ваши модели выполнены согласно стандартам мировой классики. В чем отличие?

- Вы знаете, отличие в покрое, потому что мы создавали свой неповторимый стиль, в котором есть определенная приталенность, например, в брюках и жакетах. Этот стиль определяет меня как дизайнера и стилиста моей компании. Но в тоже время все сдержанные линии международные. Это те линии, черты, фасоны, которые необходимо было использовать, потому что если бы мы уходили совсем вдаль, это бы не позволило нам достичь мирового уровня и определенной ступеньки, на которую мы вышли. В любое общество в данных вещах будет не стыдно приходить: на концерт, когда артисты будут стоять нас сцене, и после него, когда они будут прогуливаться по театрам мира. Это будет очень красивая картина. 

- Сколько на один сезон получилось мужских и женских костюмов? 

- Классические вещи создаются не на один сезон, в этом смысле единый сезон был бы не возможен, потому что в театре есть определенный микроклимат, температурный режим. Соответственно нами выбирались те ткани, которые будут удобны и в летнее и зимнее время. Они будут слегка теплые, но в тоже время летом будут давать некий холодок. Есть такая ткань - «холодок» с определенной технологией. В тоже время, в женских платьях использовались ткани бархата, которые работают на цветовую гамму, они вбирают в себя много цвета и на сцене смотрятся как необъятно черные.

- Ранее Вы подобного рода заказами не занимались?

За такой короткий срок, нет. Для такого производства это был достаточно маленький период, поскольку один классический костюм на одного человека по индивидуальным меркам делается от недели до трех месяцев. В нашем случае: огромное количество мужчин и женщин, всем нужно угодить, чтобы им было удобно. Количество изделий превысил тысячу единиц. Ни какой другой казахстанский дизайнер на это не способен. Но мы справились, и это радует.

- Были ли проблемы с солистами? Удалось, не удалось им угодить?

Судить не мне, судить будут те, кому сшит наряд. Но мы приложили все усилия, которые только от нас зависели, старались, чтобы удобство и практичность были первичными в наших вещах. Художник, как и любой творческий человек, любит создавать свои вещи, видеть людей, которые носят эту одежду. Я люблю слушать, когда они говорят настоящие комментарии, как положительные, так и объективную критику. Например, ко мне недавно подошла солистка, и сказала, что ей было не совсем комфортно в области рукава. Мы сразу же ей все переделали. Когда она забирала платье, она искренне благодарила и говорила, что очень редко люди оказывают такой сервис. Я горд тем, что мне удалось собрать такую хорошую команду профессионалов, с которой я могу позволить себе варьированный подход к совершенно любому клиенту. Весь заказ произошел на одном дыхании, наверное, потому что все работает как единый механизм, как часы: каждый винтик стоит на своем месте. Мы не первый год работаем на рынке Казахстана, нам сейчас 5 лет, хотя мы и молодая компания, по сравнению со многими, но мы уже обогнали очень крупных дизайнеров, которые работают более 20 лет.

- Сколько занимает времени работа над дизайном?

Для меня главное – желание, веяние! Когда нужно создать дизайн по каким-то требованиям, то я не берусь за такую работу. Я создаю дизайн в том случае, если мне нравиться какой-то проект и мне интересно над ним работать. Коллекция сама по себе родилась очень быстро. Вариантов было множество, это делалось для того, чтобы было что совместить и как совместить. Были варианты с элементами национального колорита, были и жакеты фрачного типа. По обсуждению того, что будет происходить на сцене, мы поняли, что дизайн должен быть сдержанным, утонченным - это будет правильно. Наверное, родилось то, что должно было родиться для определенных сцен, моментов, людей.

- Вы выполнили свою миссию в театре «Астана Опера»?

Вы знаете, я рассматриваю «Астана Опера» не как клиента, который дает заказ и все. Я бы хотел создавать вещи для спектаклей. У меня была коллекция по мотивам оперы «Мадам Баттерфляй», очень интересная коллекция, которую восприняли неоднозначно: кто-то хорошо, кто-то плохо, но обсуждали все. Коллекция была невероятно фееричная, очень сложная в своем крое. Например, на черном фоне ярко-зеленый бамбук, белый фон и ярко розовые цветы сакуры, огромные шлейфы. Фасоны, которые напоминали гейш. Невероятного покроя воротники, которые стояли как огромные многослойные капюшоны, вся коллекция родилась за три дня. Моя мечта исполнилась, в моих костюмах выступали артисты.

- Над чем сейчас работаете?

Наша команда работает с разными клиентами, мы всегда открыты к работе. Особо ценим сотрудничество с театрами, оно дает невероятный, неповторимый опыт. Сам Дом моды Кравец известен не только в Казахстане. В прошлом году известного историка моды из России Александра Васильева спросили, кого из казахстанских дизайнеров он знает, тот ответил, не задумываясь: «Кравец». И больше никого! Мои работы - это и необыкновенные платья, которые можно надевать, исключительно на самые эксклюзивные мероприятия. Это самые запоминающиеся платья, не просто в покрое, но и в рисунке, который мы наносим на ткань, стараясь создавать картину, как художник, который творит на своем полотне.

пресс-служба театра «Астана-Опера» 

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.