Нелли Шиврина: «Работа в музее – лучшее, что может быть в жизни…»

7 Июля 2014 / 2129 / ()
Нелли Шиврина: «Работа в музее – лучшее, что может быть в жизни…»

Нелли Шиврину в Астане знает, пожалуй, каждый человек, так или иначе причастный к миру культуры. 16 лет она проработала директором столичного Музея современного искусства. На протяжении всей жизни Нелли Викторовна участвовала во всевозможных экспедициях, изучала культуру Казахстана, следила за развитием молодых художников. И продолжает это делать до сих пор. В интервью «Вечерней Астане» она рассказала о том, почему выбрала мир искусства, о культурном развитии страны и о собственной коллекции верблюдов.

- Сейчас редко можно встретить человека, который бы по-настоящему «болел» искусством. Нелли Викторовна, а почему Вы решили посвятить этому свою жизнь?

- Еще в детстве мне нравилось смотреть альбомы с работами разных художников. Затаив дыхание, я перелистывала страницы, и думала, что если когда-нибудь увижу настоящие картины – это будет величайшее счастье. Когда я училась в педагогическом институте, увлекалась творчеством Ван Гога и Поля Гогена. Ребята из параллельных групп приглашали рассказать об их творчестве, я им показывала репродукции, увлеченно описывая каждую мелочь. Окончив институт, я не хотела работать в школе, хотя это тоже по-своему интересно. Однажды, проходя мимо здания областного историко-краеведческого музея, зашла и узнала, что там через месяц появится соблазнительная вакансия. В итоге в 1979 году стала там работать научным сотрудником, а затем – заведующей научно-исследовательским отделом. Это было замечательное время – я знакомилась с новой для себя культурой, участвовала в экспедициях, занималась культовой архитектурой, изучением памятников. В то время я буквально жила этим.

- А как Вы стали директором Музея современного искусства в Астане?

- В 1990-х годах меня пригласили на работу в отдел внутренней политики областного акимата. Это была очень тяжелая и кропотливая работа. В апреле 1999 года, когда расформировали Акмолинскую область, областной центр перенесли в Кокшетау, мне предложили работу в этом музее. Помню, здесь практически ничего не было... Но я вдруг поняла, работа в музее – самое лучшее, что может быть в жизни. Началась очень активная жизнь – работа с детьми, инвалидами, молодыми художниками, бесконечные конкурсы, персональные выставки. Сейчас, когда музей передает свою коллекцию в Национальную картинную галерею «Астана», которую откроют в здании «Назарбаев Центра», я не могу поверить что прошло столько лет, для меня они пробежали как один день.

- Культурная жизнь нашей страны с каждым годом становится все активнее. По Вашему мнению, что изменилось за последнее время?

- Искусство в европейских, станковых формах стало развиваться только в 30-е годы XX века, до этого было развито декоративно-прикладное искусство, а это абсолютно уникальная вещь. К примеру, меня всегда поражала юрта, которая, казалось бы, выполняет функцию жилища, но при этом оформлена очень оригинально, каждая вещь утилитарного назначения декорирована, каждая вещь – произведение искусства. Ковры, которые ткали народные мастерицы, совершенно непревзойденные по орнаменту, композиции, цвету. Сейчас многие художники при создании своих работ обращаются к истокам, а женщины все чаще выбирают этнические украшения. Мое любимое кольцо «Кусмурын», которое подарил мне Берик Алибай, также является примером этнического украшения. В этих изделиях столько энергии, потому что раньше ювелирные украшения у казахов не выполняли декоративную функцию, а использовались в качестве оберега. Поэтому я, оберегая себя, с большим удовольствием ношу такие изделия. Сейчас искусство - на пути формирования, на этом этапе можно встретить много интересного. Современные художники Казахстана совершенно точно оставят заметный след в истории страны.

- Полотна каких художников Вам импонируют?

- Очень люблю Алексея Терехова, который не так давно скончался, любимая его работа – «Целиноград строится». Анатолий Левитин, Ефрем Зверьков, Михаил Кугач, Владимир Стожаров – все они очень талантливы. Также мне очень нравятся работы молодых художники Астаны – Бейбита Асемкула и Ермухана Жунисхана.

- Помимо того, что Вы прекрасно разбираетесь в искусстве, у Вас есть еще какие-либо пристрастия?

– У меня есть безумная коллекция верблюдов. Около 500 статуэток всевозможного рода из Таиланда, Франции, Сербии и других стран. Послы и члены общества коллекционеров, в котором я состою, зная мою слабость, привозят мне миниатюрных верблюдов со всех уголков земного шара. Не раз я представляла коллекцию своих верблюдов на выставках.

– Ни для кого не секрет, что Музей современного искусства в скором времени закроют. Расскажите о своих планах на ближайшее будущее?

Я часто вспоминаю слова Бестужева-Рюмина: «Если хочешь понять национальную идею – иди в музей». Дипломаты, которые приходили на выставки в наш музей, говорили, что жизнь Казахстана здесь можно узнать лучше, чем в поездках по стране. И для художников это был родной дом. Все разговоры и споры о том, как провести выставку, теперь уже остались где-то позади. Но впереди, конечно, каждого из нас ждет что-то новое. Безусловно, у меня есть планы, но пока я не буду говорить об этом, хотя бы из-за того, чтобы не сглазить. Скажу только, что на моей полке много непрочитанных книг. Сейчас знакомлюсь с югославской прозой. Буквально зачитываюсь книгами Милорада Павича «Хазарский словарь» и Меша Селимовича «Дервиш и смерть». Думаю заставить себя прочесть Лиона Фейхтвангера. И, конечно, не обойду стороной казахскую литературу.

- Нелли Викторовна, спасибо большое за интересную и познавательную беседу!

Автор: Екатерина Зунзяк

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.