Орынбай Жанайдаров: «Сегодня сюжетов для повестей и романов гораздо больше, чем в прежние времена»

29 Марта 2013 / 1178 / ()
Орынбай Жанайдаров: «Сегодня сюжетов для повестей и романов гораздо больше, чем в прежние времена»

Большинство видов искусства, составляющих основу мировой культуры – кино, театр, музыка и живопись, преломляют через призму собственного жанра все созданное литературой. «В культурном развитии общества литература имеет столь же ведущее значение, как и наука в техническом прогрессе», - считает гость нашей редакции – главный редактор литературно-художественного журнала «Нива», заслуженный деятель культуры Казахстана, поэт Орынбай Жанайдаров.

- Орынбай Куленович, позвольте от имени коллектива газеты «Вечерняя Астана» поздравить Вас с вступлением в должность руководителя журнала и пожелать яркого отражения столичного литературного процесса на страницах «Нивы».

- Спасибо, коллега. Собственно, для этого мы и здесь. Раньше я бывал здесь лишь в качестве гостя, навещая при случаях своего давнего друга Владимира Гундарева. И если бы не мир, изменившийся за окном, то мне показалось бы, что я в очередной раз нахожусь здесь в гостях у друзей. «Нас обвиняют в легкомыслии, а мы – фанатики в любви…», - утверждал Олжас Сулейменов. И этим объясняется многое…

- Ваше становление как писателя происходило в эпоху «золотого века» литературы, когда авторы книг были столь же популярными и узнаваемыми в обществе, как и киноактеры, герои труда или космоса. Насколько сложно было утверждение собственного «я» в эпоху «гигантов», отбрасывавших тени далеко за горизонты дней?

- Я перебрался в Алма-Ату из Кокшетау не юнцом, у которого, кроме наивных помыслов, никаких заявок на состоятельность еще не существует. К тому времени я уже имел в своем творческом багаже два поэтических сборника и десятилетний опыт работы в организациях культуры и спорта. Даже побывал в роли председателя детско-юношеского спортивного общества «Кайрат» в одном из районов области. Правда, недолго. Помнится, в матче с областными профессионалами мои хоккеисты проиграли с таким разгромным счетом, что идея «переквалифицироваться в управдомы» пришла в голову сама собой. Словом, в начале 80-х годов, когда я устроился в столичное издательство «Жазушы» редактором отдела прозы и драматургии, с жизненным опытом, как и впечатлениями непонаслышке, у меня было все в порядке. Поэтому я довольно скоро попал в число молодых писателей, составлявших на тот момент свежую струю в русскоязычной литературе Казахстана. В составе этой группы были поэты Бахытжан Канапьянов, Александр Шмидт, Кайрат Бакбергенов, Лидия Степанова, Владислав Кихтенко и другие. Мастодонты того времени – Олжас Сулейменов, Ростислав Петров, Валерий Антонов, Морис Симашко – хоть и смотрели на нас с известным превосходством, но наблюдали за нашим творчеством не без интереса. При этом некоторым из нас, особенно Славе Кихтенко, изрядно доставалось от знаменитого автора «Портретов» критика Николая Раевского, который, невзирая на то, что Слава доводился ему зятем, бывало, разносил его в своих критических публикациях в пух и прах. Но подобный «разбор полетов» со стороны мэтров воспринимался нами как знак особого внимания с указанием на слабые стороны. Было бы куда хуже остаться незамеченным критикой…

- Сегодня Ваши коллеги по цеху нередко разделяют свои творческие судьбы на «до» и «после» рыночных преобразований, сожалея о том, что финансовой почвы для процветания литературы в наши дни нет. Что, в этом плане и впрямь кругом одни солончаки?

- Следует отметить, что бурное развитие литературы советской эпохи, когда книга стала, по сути, товаром повышенного спроса в потребительских массах, приходится на период с 1934 по1990 годы. С чем это связано? С одной стороны, крайней информационной ограниченностью населения, жившего за «железным занавесом», когда редко какая «утка», в том числе «пекинская», могла долететь до середины Днепра…

- Зато теперь их развелось столько, что никакие «сезоны охоты» не позволяют привести статистику в норму…

- Да, почти как в песне: «мохнатый шмель – на душистый хмель, цапля серая – в камыши»… Так вот, другая причина была в том, что, начиная с 1934 года в издательской сфере существовала четкая система оплаты труда авторов издаваемых книг. Например, мне после первых двух книг издатели установили ставку в размере 2 рубля 60 копеек за строку, что в начале 80-х годов было большим достижением для молодого литератора. Ставки таких мастеров, как Туманбай Молдагалиев, Бердибек Сокпакбаев, Морис Симашко и других классиков, были от 3 рублей и выше. Словом, материальный резон в тот период играл не меньшую роль в писательской, переводческой и публицистической деятельности, чем все остальное. При этом у каждого было свое поле деятельности. Меня больше занимали фантастика, драматургия и древнетюркская мифология. Очевидно, поэтому мне до сих пор не понятна растерянность некоторых моих коллег, задающихся вопросом, мол, о чем теперь писать? «Удивляюсь и сопротивляюсь», как говорил Олжеке. Да мало ли сегодня поводов для раздумий, когда вокруг происходит целая смена формации со всеми сопутствующими трансформациями и потрясениями! Или прославлять больше некого? Ну, тогда пусть последуют примерам наших народных поэтов-жырау, которые не раз доказывали в истории, кому они служат…

- Вы полагаете, что даже в «минуты роковые» писатель должен оставаться верен своему долгу? Или поэтом можешь ты не быть, а перестроиться обязан?

- Думаю, что никакие события, происходящие вокруг, не должны выводить из равновесия писателя, пропускающего через сердце и сознание все эти процессы. Сегодня, как мне кажется, сюжетов для повестей и романов гораздо больше, чем в прежние времена, когда даже кругам на воде, образовавшимся в результате ударной поступи пятилеток, посвящали целые поэмы.

- Затянувшаяся зима нынешнего года, казалось бы, в чем-то подтверждает гипотезу, изложенную в Вашей известной повести «Вечная зима». Какие мотивы побудили Вас в свое время взяться за тему глобальных экологических проблем?

- «Вечная зима» – это повесть-предостережение. Главная идея произведения состоит в том, что живая и разумная природа время от времени нарушает свои же порядки и закономерности с целью восстановления баланса и исключения дестабилизующих факторов. И эта «коррекция», сопровождаемая климатическими изменениями, будет продолжаться до тех пор, пока не замерз­нут разбуженные термоядерными взрывами вулканы, выдающие в атмосферу мегатонны углекислых газов, серы и копоти. В совокупности с техногенными факторами вулканический пепел и газ являются причинами таяния ледников, в том числе горных. А ледники для нас – это источники жизни. Не будет их – не будет ни Иртыша, ни Или, ни Есиля и прочих рек, несущих влагу всему живому на нашей земле, а также поддерживающих водный баланс уникальных экосистем Балхаша, Алаколя, Коргалжына и других озер.

- Вот уже два десятилетия на сценах Кокшетауского и Усть-Каменогорского русских драматических театров ставятся Ваши пьесы «Окжетпес», «О скитаниях вечных» и «Полет ночной бабочки». В репертуаре алматинского ТЮЗа занимает свое достойное место и пьеса для малышей «Колобок на джайляу». Насколько сегодня актуален вопрос создания новых произведений для юного зрителя? И переживает ли драматургия в этом плане собственные моменты истины?

- Создание новых пьес для детей актуально и благородно во все времена. С учетом огромной роли театра в формировании эстетического мировосприятия детства и юношества – это еще и вклад не только в образовательный, но и культурный процесс. Сегодня в городах немало мест для отдыха и развлечения детей. И это, в сущности, нормально, если не считать того, что их коммерческое притяжение всегда оказывается сильнее голоса разума. Кроме кинотеатров, цирков и парков, взрослые чаще водят детей в торгово-развлекательные заведения, очевидно полагая, мол, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. При этом, как ни печально, но театр, где существует целый мир живых образов, зачастую остается вне поля их внимания. Дети вырастают в бесконечных играх с бездушными машинами. И где гарантия, что будущее не станет для многих из них зазеркальем, где глупость будет проявляться на фоне искривленной реальности во всех своих обличьях мелких и смешных, злых и порочных?! Театры пока уступают в конкуренции аттракционам. Поэтому новые пьесы пока существуют в большей мере лишь в помыслах авторов.

- В итоге нашей беседы хотелось бы узнать о дальнейших планах коллектива журнала, связанных с популяризацией литературного процесса современной столицы Казахстана, в том числе развитием материальной базы издания.

- Вы знаете, за столь короткое время моего пребывания здесь я получил огромную массу писем от людей, живущих в Астане, области, республике и за ее пределами, в том числе в России. Во всех этих письмах, кроме приветственных слов в мой адрес, чувствуется глубокое сопереживание людей за дальнейшую судьбу популярного издания. Поэтому хотелось бы сообщить о том, что по завещанию незабвенного нашего друга и коллеги Владимира Гундарева, журнал был передан в прерогативу Союза писателей Казахстана. И, пока существует этот орган, «Ниве» не грозит та участь, которая в свое время постигла казахскоязычный аналог – журнал «Сары-Арка». На сегодняшний день основная наша забота заключается в поиске новых авторов и формировании таковых из числа молодежи. Кроме того, необходимо подготовить и достойную смену руководства самого издания.

- Спасибо за беседу.

Беседу провел Досжан Нургалиев

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.