Роза Рымбаева:«Я всегда чувствую грань между возможным и невозможным»

6 Марта 2013 / 1816 / ()
Роза Рымбаева:«Я всегда чувствую грань между возможным и невозможным»

Среди ярких звезд вокальной эстрады далеко не всем удавалось вознестись столь стремительно в зенит всесоюзной популярности, как это произошло в творческой судьбе примадонны казахской эстрады Розы Рымбаевой. В свои 19 лет она покорила в течение одного года сразу три вершины всесоюзных и международных конкурсов, став обладательницей «гран-при» всесоюзного телевизионного конкурса «С песней по жизни», международных – «Золотой Орфей» и «Сопот» в Болгарии. Сегодня имя Розы Рымбаевой стало синонимом высокого вокального искусства на всем постсоветском пространстве. И накануне своего праздничного выступления в Астане, она уделила время для интервью «Вечерней Астане».

- Роза Куанышевна, в эти праздничные дни Астана с нетерпением ожидает Вашего концертного выступления с участием группы молодых исполнителей, а также сына – Али Окапова, руководителя группы «Сленг», композитора и аранжировщика собственных музыкальных композиций. Насколько велики Ваши ожидания как матери и как профессора Академии искусств от самостоятельной демонстрации творческих возможностей сына?

- Уверена, что для каждой матери, в том числе и для меня, не чуждо волнение за сына в момент его карьерного и жизненного подъема. Али получил прекрасное образование, вполне самостоятелен на сцене и реализует проекты, которые организованы по его собственному усмотрению и пониманию темы. Как учитель я, конечно же, имею в запасе определенную сумму полезных советов, но вмешиваться в процесс его сценического становления, помня свое восхождение на гребень успеха, не берусь. И в этом смысле я счастлива, что сумела воспитать в нем личность индивидуальную и творческую, а не потребителя «готовой продукции»…

- Говорят, ценность песни состоит не только в мелодии или сути текста, но и в национальном колорите ее образности. При этом не всякая песня поется от души. Насколько в своем выборе песни Вы опираетесь на чувство, выраженное некогда в словесной форме Жубаном Молдагалиевым: «Мен – қазакпын, мың өліп, мың тірілген»?

- В моем репертуаре, как известно, немало песен казахских и зарубежных композиторов. Наряду с произведениями современных авторов, я всегда стараюсь обогатить репертуар уникальными народными песнями, актуальными во все времена, несмотря на то, что их истоки тянутся далеко вглубь веков. И в этом плане я давно обрела всеобщее понимание и поддержку со стороны моих слушателей. Тем не менее, опираясь в своем творчестве не только на современность, но и на почву народной песенной традиции, я всегда чувствую грань между возможным и невозможным. Очевидно, поэтому мне удалось сохранить определенный репертуарный баланс, оставаясь понятной как казахской, так и русской публике, как слушателям с традиционными предпочтениями, так и сторонникам радикальных веяний.

- Большинство песен вашего исполнения, ставших классикой, отличаются невообразимой глубиной и широтой мелодичности, наполняют сердце трепетом и высокими чувствами ко всему, что свято и дорого на земле. При этом до сих пор они воспринимаются с полнотой души именно в вашем исполнении. Например, такие песни, как «Алия», «Атамекен-ай», «Бір бала» или «Любовь настала» в иных устах звучат менее впечатлительно. В чем парадоксальность такого эффекта непревзойденности? И может ли совершенство техники заменить уникальность природного таланта?

- Всякая песня, какой бы мелодичной она ни была, требует не просто исполнения, но и раскрытия целостного образа, заложенного в контекстах мелодии и текста. И если исполнителю это удается, то песня всецело воспринимается публикой на «бис» и постепенно становится неотъемлемой частью твоего вокального «я». Что касается непревзойденности, то, что ни говори, а все превосходное – превосходится. Другое дело – уникальность природных голосовых качеств и манеры исполнения, что, безусловно, являются исключительной особенностью певца. Между тем, и сам подход к установлению взаимоконтакта с публикой в наш век синтетизации также становится характерной чертой индивидуальности исполнителя. Например, я не пою под «фанеру», оставаясь сторонницей «живого» исполнения в сопровождении оркестра. Слушатели это ценят, и между нами возникает большее взаимопонимание и восприятие того искусства, которому я служу. Совершенству техники, думается, нет предела. И все же я уверена, что никакие компьютерные комбинации не смогут превзойти уникальность божьего дара, в том числе душевного откровения.

- В эпоху рынка многие виды деятельности казахстанской сферы культуры, в том числе вокальная эстрада, вынуждены действовать по принципу «товар - деньги». Насколько «плодородна» казахстанская рыночная почва для процветания мастеров высокого вокального искусства?

- Несмотря на внешнее благополучие, тот материальный достаток, который имеют наши российские коллеги, нам только снится. Доходы казахстанских мастеров эстрады вряд ли можно сопоставить с тем, что имеют представители верхнего уровня российского или восточно-европейского шоу-бизнеса. В противном случае я бы больше времени отводила творчеству, воспитанию детей и учеников, нежели обыкновенному зарабатыванию денег. Но что делать, таково положение.

- Роза Куанышевна, как бывший житель Алматы, я помню необыкновенную стремительность вашей манеры движения в молодые годы, сравнимую разве что с легкостью порхающей в небе птицы. Но время имеет обыкновение стирать краски жизни и забирать жизненную энергию, хотя в Вас пульсация жизненной активности продолжается с неизменным постоянством. Откуда вы черпаете эту энергию?

- Я целый день провожу на ногах. График дня такой, что буквально все расписано часам. Например, сегодня был не менее насыщенный день, чем вчера или позавчера. Концерты или подготовка к ним, занятия со студентами, запись на студии или телевидении, участие в мероприятиях и прочее – все это до предела заполняет содержание короткого дня, результаты которого, безусловно, требуют еще и осмысления. К тому же, нужно уделять как можно больше внимания детям и домашнему хозяйству. Вот и получается, что чувствовать приближение старости попросту невозможно именно сейчас, когда дел невпроворот. И эта необходимость движения, очевидно, и есть тот резерв, стимулирующий проявление «второго дыхания».

- Расскажите вкратце о планах на перспективу.

- Всего, что предполагаешь на будущее, невозможно, да и нецелесообразно преподносить в качестве конкретных проектов предстоящей перспективы. Есть программный максимум, который уже наработан и по которому я сегодня осуществляю деятельность. И в этом плане многое будет продемонстрировано на предстоящем концерте в Астане.

- Что бы Вы пожелали женщинам юной столицы?

- Заниматься любимым делом и состояться в этом плане в качестве профессионала высокого класса. Иначе дело, будь то служебная карьера, бизнес или творчество, рано или поздно утратит всякий смысл и станет тягостной обузой. Конечно, нет ничего выше и благороднее для женщины, чем всецело посвятить себя материнству. Но в наше время такая возможность, как правило, имеется далеко не у всех женщин, тем более молодых. В этой связи хотелось бы пожелать всем женщинам Астаны находить «золотую серединку» равновесия между работой и домом, необходимостью внешнего общения и воспитанием детей. В этом случае все будет протекать без излишних эксцессов, а значит, и сама жизнь постоянно будет наполняться новым смыслом.

- Огромное спасибо за уделенное внимание. С наступающим праздником и до новых встреч в нашей цветущей столице.

- И Вам всего самого наилучшего.

Беседу провел Досжан Нургалиев

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.