Во время Великого голода в казахской степи выживал лишь один из десяти родившихся

31 Мая 2014 / 2780 / ()
Во время Великого голода в казахской степи выживал лишь один из десяти родившихся

В истории Казахстана есть очень важные темы, которые сегодня требуют нового взгляда. Среди них - проблема массовых политических репрессий и голода. Так считает первый заместитель директора Института истории государства при Министерстве образования и науки РК, доктор исторических наук Жанна Кыдыралина. Она рассказала читателям «Вечерней Астаны» о масштабах «великого джута» 30-х годов прошлого века и его последствиях.

- В 1932-1933 годах массовый голод поразил Казахстан, Украину, Поволжье, Северный Кавказ, Центральный Черноземный район, Урал, Западную Сибирь и другие районы Советского Союза. Сравнительный анализ материалов переписей фиксирует темпы сокращения сельского населения в районах СССР, пораженных голодом в начале 1930-х годов: в Казахстане - на 30,9%, в Поволжье - на 23 %, на Украине - на 20,5 %, на Северном Кавказе - на 20,4%. 

Архивные документы по Казахстану свидетельствуют о чрезвычайном характере мер по объединению людей в колхозы. Так, в Кзыл-Ординском округе в одном из аулов под давлением уполномоченного Мурзагалиева колхоз был создан в течение двух часов и объявлен коллективизированным на 100 процентов. Всех, кто пытался сопротивляться, запугали лишением избирательных прав, конфискацией имущества и выселением.

Фото-автора-Жанна-Кыдыралина.jpgЧисло тех, кто умер в результате голода в регионах, оказалось прямо пропорционально объемам изъятого там зерна в счет хлебозаготовок и экспорта. В большинстве своем хлебозаготовки превратились в карательные экспедиции, не оставлявшие крестьянам, не говоря уже о кулаках, ни продовольствия, ни семян, ни одежды, ни скота и птицы. Так уполномоченные Чингирлауского района признались, что райком ВКП (б) дал установку: «действуйте, кто как сумеет, но хлеб найдите». Поэтому всех, у кого хлеб не находили, выводили раздетыми якобы на расстрел, а затем помещали в холодное помещение.

В целях ужесточения мер комиссия при Казкрайкоме ВКП(б) от 18 февраля 1930 года постановила: предложить окружкомам приступить к ликвидации кулака и бая как класса, закончив операцию по их ликвидации по первой категории (заключение в концлагеря) к 10 марта и по второй категории (выселение в отдаленные местности) - к 1 апреля, по третьей категории (высылка за пределы колхозов) - к началу сева. К началу 1930 года было ликвидировано более 3 тысяч хозяйств, числящихся как «кулацко-байские», часть людей была расстреляна или помещена в концлагеря на сроки от 3 до 10 лет.

Все эти чрезвычайные меры привели к продовольственному кризису, который с каждым годом усугублялся. В течение первой пятилетки - 1928-1932 годы - удельный вес Казахстана в общесоюзном производстве товарного зерна уменьшился с 9 до 3 процентов, валовой сбор сократился в 1,5 раза, урожайность упала с 9,2 центнера с гектара до 4,3. В отдельных районах Казахстана урожай 1931 года был настолько низок, что не оправдал семенных затрат. Катастрофа складывалась и в животноводстве. Количество голов крупного рогатого скота в 1932 году, по сравнению с 1928 годом, сократилось в 7 раз, а овец - в 14 раз. К тому же 1928 и 1929 годы оказались неблагоприятными в климатическом отношении, что привело к гибели большинства посевов. Сотни тысяч людей вынуждены были откочевать за пределы республики. Оставшихся, и прежде всего бедноту, ждали голод и лишения. Нургали Дуйсенбинов из аулсовета № 4 Максимо-Горьковского района пишет: «Все население, проживающее в Казахстане, умирает от голода, в некоторых местах (наблюдается) гибель народа целыми аулами, например, аулсоветы № 9, 10,11 Павлодарского и Иртышского районов».

Голод породил другие негативные социальные явления, в том числе наиболее крайние их формы. Архивные материалы содержат множество распространившихся в голодающих районах республики массовых случаев употребления суррогатов пищи, людоедства и трупоедства. Повысилась заболеваемость людей. Так, в информации уполномоченных Даниловского, Шешкена, Сергеева от 5 мая 1930 года на имя секретаря Крайкома ВКП(б) Рошаля говорится: «Острота продзатруднений в Семипалатинском, Павлодарском, Кустанайском, Петропавловском, Акмолинском и Уральском округах характеризуется употреблением в пищу голодающими падали, отбросов, молотой кости и других суррогатов. В ряде мест колхозники выделяют людей для ловли сусликов с целью употребления последних в пищу… Особое внимание обращают на себя участившиеся за последнее время разгромы складов семфонда, только по Семипалатинскому округу их было 14, по Петропавловскому – 10...».

Голод охватил все районы республики. В спецсообщении Временного Полномочного Представителя ОГПУ Казахской АССР Миронова в СНК Казахской АССР Исаеву от 23 декабря 1931 года сообщалось о голодовках колхозников и случаях смерти от голода. Так, «в Павлодарском районе, в ауле № 16, некоторые колхозники питаются падалью. За последнее время умерло от голода 2 колхозника и 19 детей. В Кзыл-Танском районе, в ауле № 1, зафиксированы голодовки колхозников. В ауле № 3, в урочище «Муржик», группа женщин колхозниц-беднячек в количестве 20 человек ходили с грудными детьми по аулам, разыскивая пищу. Аналогичное положение отмечено в урочище «Идрей». В Абралинском районе, в ауле № 1, на почве голода умерли Орда Чулеков, ребенок Бутканова, ребенок Бетпесова и других».

Голодный мор 30-х годов имел место и на западе республики. Умирали люди в Гурьевском округе, находившемся тогда в составе Западно-Казахстанской области. В ходе заготовок сельхозпродукции, налогообложения, конфискации скота, принуждения к оседанию и других силовых кампаний широко применялись репрессивные меры в отношении крестьян и шаруа. О масштабах антикрестьянских репрессий говорят такие цифры из сводки о движении уголовных дел по Гурьевскому округу за время с 1 января 1933 года по 1 января 1934 года: осуждены 2002 человека, в том числе кулаков – 269, зажиточных – 19, середняков – 78, бедняков – 946, колхозников – 368, рабочих – 393. Наиболее распространенными видами преступлений указаны скотокрадство, убой скота, хищение хлеба, товарных ценностей и растрата.

Советская сельскохозяйственная политика вытекала из большевистской идеологии, она была подчинена идее стремительной индустриализации аграрной страны. Архивные документы запечатлели прямые указания Сталина руководителям республик о форсировании сельскохозяйственных кампаний и ужесточении репрессий. Так, в шифротелеграмме Иосифа Сталина руководству Казахстана от 21 ноября 1932 года ставилась задача «ударить в первую очередь по коммунистам в районах, находящихся целиком в плену мелкобуржуазной стихии и скатившихся на рельсы кулацкого саботажа хлебозаготовок». При этом отмечалось, что «дело репрессиями не может ограничиться, так как необходима параллельно широкая и систематическая разъяснительная работа».

Архивы засвидетельствовали примеры того, до каких крайностей доводила власть простых тружеников-шаруа для выполнения планов заготовительных и налоговых кампаний. Так, в 13-ом ауле Шымбайского аула одинокая мать Бекзада Турсынова на плечах пешим ходом несла свой груз в 27 фунтов в посудине, сделанной из тыквы, для сдачи в хлебозаготовительный пункт в 25 километрах от своего аула. Бедная женщина вместе с грудным ребенком на руках донесла затребованное с нее сырье для сдачи в установленный пункт.

В результате голода и связанных с ним эпидемий казахский этнос понес тяжелейшие потери. За время голода произошло снижение численности и других этносов Казахстана. Страшный итог казахстанской трагедии – в течение 1931-1933 годов умерли от 1,5 до 2 миллионов казахов и 200-250 тысяч казахстанцев других национальностей. В результате насильственной коллективизации, конфискации имущества баев, уничтожения кулачества как класса число казахов, жертв голодомора 1931-1933 годов, по разным данным, колеблется от 1,2 миллионов до 2,5 миллионов человек. В период с 1917 по 1959 годы численность казахов на своей земле, прежде составлявшая 58,7 % от общей численности населения, снизилась до 28,9%.

Специалистами подсчитано также, об этом свидетельствуют и очевидцы, в 1932 году из 10-ти родившихся выживал только один. Те из ныне здравствующих людей старшего поколения, родившихся в годы Великого голода, - это люди, прошедшие естественный отбор, чудом выжившие в годы всенародной катастрофы.

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.