ИнтервьюКультураРухани жангыру

«К творчеству Абая нельзя подходить формально»

Автор популярной серии книг «Ситуативный казахский» Канат ТАСИБЕКОВ считает, что в Казахстане давно назрела необходимость переосмысления наследия великого поэта и просветителя, а главное, достоверного перевода его произведений.

По его мнению, основоположник национальной письменной литературы до сих пор остается заложником идеологических штампов, а его бесценное наследие к русскоязычному читателю доходит в искаженном виде.

— Канат Галимович, в чем, по-вашему, ошибка переводчиков?

— Сразу хочу отметить, что «Слова назидания» Абая Юрий КУЗНЕЦОВ перевел очень хорошо. Беда в том, что ему дали неверный подстрочный перевод. В итоге он сумел передать поэтическое достоинство оригинала, но смысл получился весьма далеким от первоисточника. Я сам впервые прочел Абая в школе на русском языке. Меня тогда поразили эти строки: «О, казахи мои, мой бедный народ! Ус, не ведавший бритвы, скрывает твой рот. Кровь за левой щекой, жир за правой щекой. Где добро и где зло, ум ли твой разберет?» (перевод Ю. Кузнецова). Рисуется образ моего предка-казаха как небритого дикаря, вгрызающегося в сырое мясо только что зарезанного барана, так что со щек вперемешку стекают кровь и жир. К тому же этот дикарь не отличает добра от зла. Согласитесь, данные строки рождают весьма нелестное представление о наших предках. Часть читателей воспринимает этот перевод, как критику гения, которому позволяется пусть даже в довольно жесткой форме право клеймить недостатки нации. Отсюда появляются разные мнения наших современников, которые стараются придать словам Абая различные несуществующие политические подтексты.

— Еще Герольд БЕЛЬГЕР говорил, что ни одно слово Абая не поддается простому переводу. Вот его дословные слова: «Его не переводить надо, а почувствовать, как сам Абай говорит — сердцем и душой, его следует осмыслить чутким умом, ощутить зрячей душой, а осмыслив, ощутив, почувствовав, необходимо воспроизводить выразительными средствами другого языка, которые чаще всего тебе недоступны, неподвластны. Чаще всего мне кажется, что поэзию Абая вообще немыслимо воспроизводить на русском.

Однако долгие годы я был уверен, что уж подстрочный-то перевод должен быть доступен человеку грамотному, чувствующему нюансы языка. Ныне и в этом сомневаюсь. Не столько переводишь, сколько объясняешь, толкуешь, нащупываешь оттенки, варианты. И при этом постоянно испытываешь жуткое недовольство, терзаешься своей беспомощностью, бессилием». Как быть?

— Выход все же есть. Самое главное условие — при переводе надо огромное внимание уделять фразеологизмам, пословицам и поговоркам. Это ключ, который открывает дверь в сокровищницу произведений Абая.

Я, когда всерьез начал учить родной язык, в казахско-русском фразеологичес­ком словаре, выпущенном в 1988 году издательством «Мектеп», неожиданно для себя обнаружил следующую статью:

«БІР ҰРТЫ МАЙ, БІР ҰРТЫ ҚАН» («На одной щеке жир, на другой — кровь») — это казахский фразеологизм, так говорится о человеке, в котором уживаются противоположные качества, который может быть одновременно и добрым и злым, непостоянным, противоречивым.

«МҰРТЫНА ҰСТАРА ТИМЕГЕН» («Усы, не знавшие бритвы») — так говорится о человеке, который не признает ограничений, запретов, живущем только по своей воле.

В вышеприведенном четверостишии слова «ҚАЙРАН ЖҰРТЫМ» переведены как «бедный народ», тогда как это слово лучше перевести как «любимый», ведь мы говорим «ҚАЙРАН АНАМ, ҚАЙРАН ӘКЕМ», имея в виду, что они не бедные, а милые, любимые, правда, с оттенком грусти и жалости. Смею предположить, что это первое четверостишие должно было бы в переводе иметь приблизительно следующую направленность: «О, казахи мои, мой любимый народ! Ты не знаешь запретов — жизнь вольно идет.

Поступить как, не знаешь — плохо ли, хорошо. Ведь в тебе в равной мере и зло и добро?» Эти строчки я понимаю, как панорамную зарисовку уходящего века, конец кочевой вольницы и наступление новой эпохи. В чем-то созвучно есенинской грусти о Руси деревянной, о мужицкой сохе.

— В чем причина искаженного перевода Абая? Исправит ли сложившуюся ситуацию повсеместное празднование в республике 175-летия великого поэта и мыслителя?

— Еще в мае отечественные СМИ передали, что в рамках празднования юбилея Абая будет проведено 500 мероприятий, большинство из которых пройдут на международном уровне. Однако суть данных мероприятий — это конференции, семинары, торжественные собрания и другие посиделки. В памяти у участников от таких «мероприятий» останутся лишь воспоминания о сытном обеде и ненужный хлам в виде каких-то ручек, папок с символикой… А сам Абай по-прежнему будет непонятным для читателей, не владеющих казахским языком. Думаю, лучшим подарком к его юбилею всем нам будет исправление некачественного перевода его поэтического наследия, сделанное с учетом исторического контекста и тональности. К творчеству великого поэта нельзя подходить формально, формализм губит все.

 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть