ИнтервьюНовости

Каких памятников столице не хватает?

Недавно Мажилис Парламента Казахстана рассмотрел в первом чтении проект Закона «Об охране и использовании объектов истоpико-культуpного наследия».

Главной причиной пересмотра закона стало отсутствие механизма контроля над деятельностью частных археологических экспедиций. В законопроект также впервые ввели понятие «сакральные объекты».

О том, в каком состоянии историко-культурные объекты в столице и кто отвечает за их надлежащий вид, мы говорили с руководителем дирекции по сохранности памятников и историко-культурного наследия столицы Мейрамбаем ОРАЛОВЫМ.

— Какие новшества предлагает законопроект?
— Надо признать, что закон лишь немного обновился, но принцип остался тот же. Историко-культурное наследие надо поддерживать, развивать и осуществлять его охрану — это главное. Единственное, что хотелось бы отметить, — в прежнем законе отсутствовало понятие «объекты монументального искусства». Это большие композиции, ансамбли, к примеру, памятник жертвам голодомора. Пока он не вошел в список объектов, охраняемых законом, но как только будут сформированы списки, то увидим полную картину. Из нововведений — вошло в обиход понятие «бюсты»: раньше все они назывались памятниками. Для примера — бюст Сакена Сейфуллина. В списках охраняемых законом объектов и мемориальные доски. Установка и уход за ними будут регулироваться специальной комиссией.

— Все ли памятники принадлежат государству?
— Не все, есть памятники, находящиеся в частной собственности. К примеру, магазин «Астана» — исторический памятник, находящийся в частном владении. Но он защищен законом, который предусматривает, что собственник не имеет права менять его внешний облик и обязан поддерживать на должном уровне. В таких случаях дирекция по сохранности памятников заключает охранное обязательство с собственником, в котором записано, что он не имеет права реставрировать памятник без нашего ведома, даже цвет не может поменять, поскольку здание исторически значимое.

— Какие объекты входят в понятие «сакральные места»?
— Это места, духовно связанные с историей народа, святые места. К примеру, музей «АЛЖИР» — свидетельство страшных лет в истории страны, тысячи женщин провели здесь годы, многие погибли. Бозок — еще одно сакральное место. Иначе говоря, это исторически значимые места. Но не нужно путать сакральные места с памятниками археологии. Сегодня таких насчитывается 12 объектов, в их числе и Бозок, Куйгенжар, Шубары (не район в городе, а объект в селе Малотимофеевка под столицей).

Что касается Куйгенжара, то в прошлом году супруга известного археолога Кемаля Акишева Марал Хабдулина провела там раскопки. Сегодня этот памятник уже законсервирован, а значит, снят из списка археологических памятников. Теперь на этом месте можно строить здания, высаживать деревья и прочее.

— Как проходит процесс реконструкции памятников и кто принимает решение о необходимости проведения ремонтных работ?
— Дирекция по охране памятников следит за сохранностью и надлежащим видом. Обычно весной начинаются реставрационные работы. Проблем много: где-то снимают бронзовые детали — буквы, какие-то элементы, нарушителей привлекает металл, из которого они сделаны, где-то разбит мраморный постамент. Немало проблем приносит и природа, но чаще всего вандалом выступает человек. Мы выявляем, где и что нужно сделать, составляем смету и даем предложение городскому управлению культуры.

— Применяются ли новые технологии при реконструкции памятников?
— Из больших проектов вспомню реконструкцию памятника Кенесеры, которую провели в прошлом году. Памятник отделали почти заново. Дело в том, что он введен в эксплуатацию 14 лет назад и со временем пришел в упадок. Нужно учесть, что памятник стоит на набережной плюс условия резко континентального климата. Здесь необходимы были особые материалы, чтобы соблюсти специальную технологию. Когда сняли постамент, увидели, что материал посажен буквально на клей, из-за льда гранит замерзает и расширяется, поэтому памятник приходит в негодность. Мы сделали арматурную связку, зачистили и перегрунтовали, посадив керамогранит с учетом климата, сделав температурный зазор. В этом году планируем провести ремонтно-реставрационные работы памятника Богенбай батыру.

— Здание дирекции по охране памятников, в котором мы с вами беседуем, (ул. Отырар, 1/2) тоже является историческим?
— Оно построено в конце XIX века русским купцом для личных нужд, затем мусульманская община выкупила под медресе для девочек. Здесь преподавал Сакен Сейфуллин, палуан Кажымукан Мунайтпасов также бывал здесь. Многим позже тут располагался детский сад, затем гороно, облоно и вечерняя школа рабочей молодежи. Последнее время был постановочный зал театра им. К. Куанышбаева и общежитие театра. В 2016 году в здании провели реконструкцию и отдали дирекции по охране памятников. Кстати, всего два здания — наш и Концертный зал «Астана» (бывший Конгресс-холл) — объекты охраны республиканского значения.

— Подлежат ли охране малые архитектурные формы, которых с каждым годом на улицах столицы появляется все больше?
— Они однозначно не относятся к памятникам архитектуры, поскольку не несут никакой исторической значимости и являются сезонными. Кстати, отвечать за их установку, сохранность и безопасность должны те предприятия и организации, кто их установил.

— Кладбище «Караоткель» в микрорайоне Молодежном тоже является исторически значимым местом?
— Да, действительно, кладбище внесено в список охраняемых памятников. Сюда часто приезжают гости, и мы проводим экскурсии. Для жителей города тоже возможны экскурсии, но только групповые. Жаль, что не многие знают о том, что кладбище открыто для экскурсий, хотя, как говорят последние исследования, там захоронены 200 сарбазов хана Кенесары. Кроме того, здесь погребены мусульманские деятели, потомки многих живут в столице и ныне.

— Насколько часто проводятся ознакомительные туры к памятникам столицы? Кто их посещает?
— Туры проводятся, но чаще проводятся мероприятия по памятным датам. У памятников Бауыржану Момышулы, Панфилову, Абаю, Курмангазы, Жамбылу, Кенесары проводятся ознакомительные экскурсии для школьников. В Год молодежи мы планируем организовать пешие экскурсии. У нас есть экскурсоводы, которые могут рассказать о тех людях, которым поставлены памятники. Еще хотим организовать маршруты экскурсионных автобусов с вокзалов города для знакомства со столицей. К сожалению, многие наши жители даже «Байтерек» не посещали. Мало кто знает, что на Триумфальной арке есть смотровая площадка, открыта аллея «Yлытау», где расположен монумент «Қазақ еліне — мың алғыс», здесь можно проводить пешие прогулки.

— 18 апреля — Международный день музеев и памятников. Пройдут ли мероприятия для горожан и гостей города?
— Мы решили в этот день провести научно-техническую конференцию. Сначала была идея проведения в масштабах города, но сейчас она выливается в международную, потому что принять участие изъявили желание Япония, Тайвань, Франция, Германия, Россия, Азербайджан, Монголия, Таджикистан и другие страны.

— Как вы считаете, какого памятника не хватает в столице?
— Я считаю, в любом городе должен быть памятник учителю. Мы учимся всю жизнь, и у каждого из нас есть свой учитель, которого вспоминаем с теплотой и благодарностью. Почему бы эту благодарность не выразить в камне? Хотелось бы видеть в городе памятник палуану Кажымукану Мунайтпасову. А еще в казахской столице должен быть памятник казахскому скакуну, не просто малая архитектурная форма, а самый настоящий большой монумент.

В столице насчитывается 95 памятников архитектуры, истории, культуры и монументальных памятников. 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть