НовостиЭкономика

Казахстану нужна новая модель экономики

Какой должна быть экономика в условиях турбулентности? Какова роль государства
в экономике на современном этапе развития? Ответить на эти и другие актуальные вопросы попытался известный ученый, директор Института исследований современного общества доктор экономических наук Мейрам КАЖЫКЕН в своей недавно изданной книге «Модель адаптивной экономики».

Альянс теории и практики

Мейрам Кажыкен — крупный ученый-исследователь и опытный госслужащий. Позиционирует себя приверженцем классического либерализма. В разные годы работал в ряде центральных государственных органов (канцелярия Премьер-министра, Агентство по стратегическому планированию и реформам, Министерство экономики, Министерство транспорта и коммуникаций), занимал должность председателя Комитета промышленности и научно-технического развития Министерства индустрии и торговли. Руководил группой консультантов Азиатского банка развития. Работал в таких казахстанских «мозговых» центрах, как Корпорация по развитию и продвижению экспорта «KAZNEX», Казахстанский институт развития индустрии (KIRI), Научно-исследовательский институт инновационной экономики, Институт экономических исследований (ERI). Автор 45 научных трудов, в том числе 4 монографий.

Экономика должна быть гибкой

— Мейрам Зекешулы, что означает понятие «адаптивная экономика»?

— Адаптивность — ключевое свойство экономики, характеризующее способность предпринимателей развиваться, активно подстраиваясь под меняющиеся внешние и внутренние условия. Адаптивность экономики зависит от способности предпринимательства и государства анализировать и контролировать условия среды, обнаруживать рыночные возможности, оценивать риски и адекватно реагировать на них. Сегодня в экономике все более непредсказуемой становится изменчивость циклов деловой активности и рыночной конъюнктуры. Стремительно меняются технологии и конфигурация межгосударственных торговых соглашений. В условиях быстрых темпов изменений крайне сложно прогнозировать даже на среднесрочный период. И здесь одним из самых необходимых качеств экономики становится ее способность приспосабливаться к новым реалиям. В свою очередь, это зависит от структуры и качества экономики, наличия большого количества компаний малого и среднего бизнеса, норм, правил и других мощных институтов общества, которые должны быть максимально справедливыми. Причем нравственный контекст обретает особую важность. А роль государства состоит в том, чтобы с помощью налогов и других инструментов устанавливать «правила игры» с минимальным участием в экономике. У него есть право регулировать и перераспределять ресурсы общества. Государство должно выступать в качестве партнера других участников рынка. Своими институтами, политикой и стратегией оно может и должно создавать условия, благоприятствующие адаптации предпринимателей.

Адаптация — основа жизнестойкости

— Является ли отечественная экономика адаптивной?

— К сожалению, нет. Увы, ее с полной уверенностью можно назвать инерционной. То есть наша экономика лишена гибкости, не может своевременно реагировать на современные вызовы. Главным фактором инерционности является ее сырьевая зависимость. Нам так и не удалось диверсифицировать экономику. Государство, пытаясь управлять всем, фактически не успевает за происходящими изменениями в экономике, тогда как, например, в США продавцы и покупатели самостоятельно решают все вопросы отношений между собой и вырабатывают необходимые стандарты, а власть выступает лишь в роли арбитра и регулятора. Ранее я говорил о нравственном контексте в государственном регулировании. Так вот если нормы и правила стабильны и прозрачны, справедливы и исполняются всеми участниками рынка, то экономика развивается, подстраиваясь под тенденции изменений. Способность экономики адаптироваться к изменениям внутренних и внешних условий тем выше, чем выше качество технологий, используемых предпринимателями.

С другой стороны, чем разнообразнее структура и выше потенциал предпринимательства, тем быстрее экономика приспосабливается к внешним конъюнктурным колебаниям, отрасли преодолевают внутренние дисбалансы, а бизнес восстанавливает деловую активность. Отсюда следует, что чем больше доля предпринимателей в структуре трудовых ресурсов страны (экономически активного населения), тем больше адаптивность экономики. Образно говоря, как встал вагон на рельсы четверть века назад, так и катится по инерции, покуда сила толчка не иссякнет. В нашем случае — запас нефти.

— По различным оценкам, доля среднего и малого бизнеса в структуре ВВП Казахстана составляет около 30%. Тогда как в США или европейских странах она превышает 70%, а то и 80%. Почему у нас сложилось безоговорочное доминирование крупного бизнеса?

— На заре независимости у Казахстана не было опыта рыночной экономики. Мы, не до конца понимая риски, исходящие от масштабной приватизации с участием иностранных инвесторов, допустили фундаментальные ошибки, которые усугубились как ростом цен на сырьевые ресурсы на мировых рынках, так и стремлением к сверхдоходам. Был заложен фундамент под перераспределительную модель экономики.

Отечественные экономисты говорили о необходимости сменить экономическую модель. Но аргументы иностранного капитала были гораздо весомее, поскольку подпитывались мощным потоком сырьевой ренты, который создавал иллюзию благополучия в экономике. Зарубежных инвесторов никогда не интересовали вопросы долгосрочного развития страны, тем более социальные проблемы.

Для меня очевидно, что для развития Казахстана необходима новая модель экономики. Также ясно, что для этого потребуются масштабные реформы, и не только в экономике. Хочу подчеркнуть, что многие проблемы у нас обусловлены недостаточным прогрессом в формировании рыночных институтов. Предпринимательство было стеснено в ресурсах для создания институционального каркаса рынка.

На сырьевой игле

— Но ведь все эти годы, до шокового падения цен на нефть, которое случилось в конце 2014 года, Казахстан показывал устойчивый рост ВВП в среднем на 7-8%. Разве не так?

— Как показатель экономического подъема или спада, ВВП не универсален. Он не отражает уровень благосостояния народа. Кроме того, наша страна заразилась и до настоящего времени не может излечиться от «голландской болезни».

— Расскажите о ней подробнее. В чем ее опасность?

— «Голландская болезнь», еще применяется термин эффект Гронингена. Эффект получил свое название от Гронингенского газового месторождения, открытого в 1959 году в Голландии. Быстрый рост экспорта газа вследствие освоения месторождения привел к увеличению инфляции и безработицы, падению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов в 70-х годах. Рост цен на нефть вызвал подобный эффект в Саудовской Аравии, Нигерии, Мексике. То есть резкое увеличение экспортных доходов за счет добывающего сектора экономики ведет к дополнительному притоку иностранной валюты в страну, что в свою очередь приводит к укреплению национальной валюты. А ее укрепление снижает конкурентоспособность продукции обрабатывающих отраслей, что чревато сокращением выпуска и экспорта данной продукции и может вызвать рост безработицы. Увеличение доходов сервисного сектора, не конкурирующего с внешними производителями, стимулирует его рост. Этот эффект может некоторое время поддерживать рост ВВП, маскируя сокращение производства в обрабатывающих отраслях. Одно из следствий «голландской болезни» — существенные отличия экономических условий для разных секторов экономики. В долгосрочной перспективе «голландская болезнь» приводит к перемещению ресурсов из обрабатывающего сектора в сырьевой и сервисный, которые создают меньшую величину добавленной стоимости. Кроме того, длительная зависимость экономики от экспорта природных ресурсов ослабляет стимулы для развития обрабатывающих отраслей и создания новых технологий. В первую очередь, деградируют и теряют позиции наиболее динамичные наукоемкие отрасли. Это связано с необходимостью постоянных масштабных инвестиций в обновление технологий и продукции. Падение рентабельности вследствие роста курса национальной валюты ведет к сокращению инвестиций, технологическому отставанию и уходу с рынка. Если резюмировать вышесказанное, приток капитала в страну увеличивает потребительский спрос, однако испытывающая давление «голландской болезни» промышленность не успевает за ростом доходов, что усиливает инфляцию. А ведь именно технический прогресс, а не накопление факторов производства является источником долгосрочного роста.

А выход где?

— Что же следует предпринять для устойчивого развития и достижения общества всеобщего благоденствия?

— Нам надо быть честными перед самими собой. В большинстве наших проблем мы сами виноваты. Стали обычными нигилизм, небрежность в исполнении обязательств, недобросовестность в делах. К сожалению, привычными явлениями стали не только неисполнение неформальных правил, но и нарушение норм законов. Эти аспекты относятся к особенностям менталитета, поведенческих установок. Надо понимать, что нам не удастся реформировать экономику, создавать и внедрять инновации, модернизировать производства, повышать производительность труда и конкурентоспособность продукции и, в конце концов, добиться благосостояния и снижения неравенства, если не сможем измениться в культурном плане. Это не тезис и не лозунг, это аксиома развития в современных условиях. Нам надо добиться справедливого рыночного распределения и государственного перераспределения экономических факторов. На структуру экономики Казахстана по-разному влияют крупный, средний и малый бизнес. Крупные компании могут искажать рыночное распределение экономических факторов, соответственно, ухудшать условия доступа малого и среднего бизнеса к ресурсам. Среди них особым негативным влиянием выделяются монополии. Важна регулятивная поддержка среднего бизнеса, поскольку адаптивность экономики тем выше, чем больше доля среднего предпринимательства в структуре, особенно в сегментах материального производства и торгуемых товаров. Целевая поддержка необходима для малого бизнеса как наиболее гибкого субъекта экономики. Он быстро приспосабливается благодаря своему масштабу и гибкой технологии, не требующей существенных затрат на модернизацию. Следует пересмотреть всю систему управления по цепочке государство — общественные институты — человек, поскольку население является конечным бенефициаром государственно-частного партнерства. Надо помнить, что блага создает предприниматель. Но он может стать причиной экономического неравенства, если не имеет привычки вести дела справедливо и, более того, игнорирует этические ценности. Из Казахстана «убегает» финансовый капитал, остро необходимый стране, обществу, оседает за рубежом. Нормативный порядок, запрещающий отток капитала, невозможен, но нужны нормы и правила, изымающие сверхдоходы в пользу общества.

— Какова роль государства и граждан в решении этих вопросов?

— Либеральные экономисты утверждают, что даже минимальное участие государства способно дать максимальный эффект. Но оно не в силах решить в одиночку многие задачи. Ключевую роль играют институты гражданского общества и социального партнерства. Совершенно очевидно, что только совместные и согласованные действия государства, предпринимателей и гражданского общества могут обеспечить реализацию упомянутых стратегий и рост национального дохода.

Дулат ТУЛЕПОВ
Фото из открытых источников

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть