Интервью

Каждое движение — искусство

Завораживающая грация и плавные, едва уловимые взмахи рук — синонимы казахского танца. Здесь нет вихря движений и урагана эмоций, но есть изящество и утонченность. Почему за границей казахский танец считают экзотикой, как нужно тренировать мышечную память и сохранять форму танцовщице — мы поговорили с артисткой Государственного театра танца «Наз» города Астаны Мирой БАЙБУЛОВОЙ.

В казахских танцах часто применяют прием «обыгрывание предмета», подлинного или вообра-жаемого. В мужском танце это может быть лук, а в женском — коса или браслеты.

— Главным выразителем эмоций в казахском танце называют руки. Для таких грациозных движений должно быть природное дарование или есть секреты тренировок?
— Любое искусство требует огромного желания, дисциплинированности и любви. Конечно, природные данные имеют большое значение, но есть очень много примеров, когда трудолюбие и упорство приближали артиста к цели — состояться в профессии. У меня так, когда выхожу на сцену, единственное, что мне хочется, — подарить искусство зрителям. В такие моменты на сцене остаешься только ты, музыка и танец. Если это не новый номер, а основательно выученный танец, ты не думаешь, куда повернуть голову или наклонить корпус, потому что мышцы помнят нужную информацию. Но для этого нужны долгие часы тренировок.

— Что символизируют отдельные элементы в казахском танце?
— Каждое из них имеет свое значение и смысл. Движения в танцевальном искусстве казахов очень тесно связаны с природой, культурой, бытом и тонкостями восточного менталитета. Движение «бұлақ» показывает ручей, плавная и в то же время энергичная работа кистей рук как бы помогает изобразить струю воды. Есть еще «ұялу», когда девушки во время танца смущенно прячут лицо, закрывая его руками. Содержание танцев казахский народ черпал из жизни, природы — всего, что его окружало. В мужском танце свое воплощение нашла национальная игра «Қыз қуу», когда юноша-всадник пытается догнать девушку на скакуне. Здесь движения стремительны, напитаны духом соперничества.

— Сложна ли теория народного танца?
— Все движения нужно выполнять правильно, симметрично. Впрочем, это свойственно для любого танцевального искусства. Но изюминка казахских танцев — в красоте рук и мягких движениях корпуса. В университете искусств имени Даулеткерея в Уральске мы изучали казахский танец в качестве отдельного предмета, и именно тогда я открыла его для себя. Восхитило многое — изящество, особая техника, философия. И все же, когда я только пришла в ансамбль (до 2007 года театр танца «Наз» носил статус ансамб­ля. — Ред.), было трудновато. Но мы старались, впитывали новые знания, полностью выкладывались на репетициях. Еще бы, нам посчастливилось устроиться в профессиональный коллектив! Это было для нас настоящим счастьем.

Мужским казахским танцам присущи экспрессия, подвижность плеч, игра суставов, гибкость, напряженность и собранность корпуса, позволяющая танцовщикам включать в исполнение акробатические приемы.

— Есть ли в Казахстане вузы, где готовят хореографов?
— В Казахстане есть и колледжи, и вузы, где готовят профессиональных хореографов. Насколько я знаю, они работают в Кызылорде, Шымкенте, Костанае. У нас в университете искусств имени Даулеткерея был факультет хореографии. До окончания школы мы с папой съездили туда и все разузнали. Уже тогда факультет пользовался большой популярностью, желающих поступить было много. До вступительных экзаменов я прошла двухнедельные подготовительные курсы.
Я всегда хотела танцевать, все 11 лет учебы в школе, а до этого в детском саду занималась танцами. Это был коллектив «Дарьюшка», нам преподавала педагог из Оренбурга. Если бы мне предложили заново выбрать профессию, вновь бы выбрала хореографию.

— В прошлом году танцовщицы из Казахстана исполнили танец «Қамажай» на Красной площади в Моск­ве. А как воспринимают казахский народный танец в Европе?
— Мы удивились, когда в одной из поездок иностранцы пытались повторять за нами движения казахского танца. Им они очень нравились!
И, надо отметить, наша культура тоже очень нравится жителям других стран. Как-то во время гастролей мы поселились в семьях, они были без ума от наших украшений, богатых костюмов, расписанных орнаментом. Для них все это необычно.

— Сколько времени вы живете в Астане?
— Я приехала сюда после окончания университета в 2000 году, с этого времени работаю в театре танца «Наз». Это уникальный в своем роде коллектив. В репертуаре театра — танцы народов мира, хореографические постановки и танцевальные спектакли. У нас очень плотный график, выступаем на самых разных площадках — городских и респуб­ликанских. Особенно насыщенные дни выдаются в праздники. Впрочем, когда занимаешься любимым делом, каждый день как праздник.

Показать больше

Похожие статьи

Закрыть