Шекспировский театр "Глобус" рассказал астанчанам историю Гамлета

1 Октября 2014 / 1358 / ()
Шекспировский театр "Глобус" рассказал астанчанам историю Гамлета Фото: "Великие в желаниях не властны..."

Под крышей Казахского национального университета искусств разыгрались настоящие шекспировские страсти. Артисты знаменитого лондонского театра «Глобус» рассказали столичной публике, пожалуй, самую известную трагедию в мире театра и литературы – историю жизни датского принца Гамлета.

Коллектив «Глобуса» – театра, появившегося на свет во времена Уильяма Шекспира и построенного частично на его деньги вскладчину с другими актерами – посетил Астану в рамках своего мирового турне. Англичане задумали проехаться по 205 странам и доказать, что языковой барьер не помеха для литературного диалога. По словам художественного руководителя театра Доминика Дромгула, артисты хотят общаться с жителями всего земного шара посредством произведений Шекспира.

Сейчас редко вспоминают, что английский театр поначалу был исключительно странствующим. Во времена правления Елизаветы I , до постройки театров «Роза» и «Глобус» в Лондоне, труппы колесили из города в город, играя во дворах гостиниц, церквах, ратушах или на ярмарках. Гастроли были в крови у Шекспира и его актеров. Они путешествовали еще до того, как основали постоянную труппу в «Глобусе», продолжая странствовать и после ее основания. Отчасти это было вынужденной мерой. Театры закрывали из-за чумы или из-за враждебного отношения со стороны администрации города. Современный «Глобус» после 400-летнего перерыва возродил эту традицию – впервые в турне отправился спектакль «Ромео и Джульетта». С тех пор гастрольная деятельность англичан не ограничивается пределами Великобритании.

Премьера малоформатной версии «Гамлета» была приурочена к 450-летию со дня рождения Шекспира – спектакль после успешных показов в «Глобусе» отправился в логистически запутанное турне, одной из точек которого стала Астана.

Я примерно знала, к чему себя готовить – к счастью, в отличие от средних веков, сегодня есть Интернет, и любой может посмотреть постановки какого угодно театра, находящегося в пределах планеты Земля. Но готовь не готовь, а артисты Туманного Альбиона удивляют каждый раз. Гастролеры доказали, что родина гениального Шекспира все еще богата на театральные таланты.

Каким-то одним им известным образом, артистам еще до начала спектакля удалось погрузить весь зал в атмосферу, созданную Шекспиром четыре столетия назад. Сцена, уютно расположившаяся полукругом в окружении комфортных стульев, обитых красным бархатом, негромко переговаривающиеся на разных языках зрители, словно бы небрежно разбросанные музыкальные инструменты и немногочисленные декорации – ощущение было такое, словно ты и правда перенесся на улочки Лондона начала XVII века. Вместо привычных театральных звонков, зал утихомирили сами актеры. Будто сошедшие со страниц пыльной, но любимой книжки, персонажи моментально завоевали внимание всех собравшихся веселой песней, ознаменовавшей начало спектакля. И сразу же начали играть.

В «Гамлете» задействованы всего 12 человек: один актер играет на сцене сразу нескольких героев, меняя костюмы и характер. Из декораций с десяток старых ящиков, потрепанный красный занавес на подпорках, пара скрипок и бойран (ирландский барабан). На наших глазах Офелия чудесным образом перевоплощается в скрипача номер один, а Гертруда – в гробовщика. Но самое поразительное – минуте на пятой ты перестаешь это замечать. Все движения, реплики и эмоции кажутся настолько естественными, что и в голову не может прийти, будто должно быть как-то по-другому.

Британцы сыграли «Гамлета» небанально, по крайней мере, для нашего, немного замыленного взгляда. Соотечественники Шекспира внесли совершенно неожиданные оттенки в знакомые монологи и фразы (например, Гамлет с черепом в руках произносит свое знаменитое «бедный Йорик» с небольшой усмешкой).

По окончании пьесы зал устроил гостям настоящие овации, а немного погодя у входа в КазНУИ даже образовалась небольшая очередь из желающих сфотографироваться с артистами, которые за два с половиной часа успели покорить сердца столичного зрителя.

Но самое главное – затея удалась, диалог состоялся. Каждая сцена сопровождалась небольшим синопсисом на казахском и русском языках, но, кажется, даже плохо понимающий по-английски зритель во втором акте забыл об этой своеобразной подсказке. Все же у искусства свой язык, непохожий ни на один из существующих вербальных диалектов, – язык чувств и эмоций, не требующий перевода. Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.
Саин Ермагамбетов

Саин Ермагамбетов