ИнтервьюНовостиОбщество

Лечат любовь и ласка

Общественный фонд «Баламай» для детей и молодежи с инвалидностью открыл центр для 60 человек по улице Токпанова, где специалисты реализуют восемь видов социальных услуг. О том, какие семейные ценности культивируют здесь, почему устав центра является главным правилом жизни, рассказала социальный педагог центра поддержки детей и молодежи с инвалидностью Батима АУБАКИРОВА.

— Батима Естаевна, кто находится в центре и какие документы нужно принести для пребывания здесь?
— Начнем с того, что у нас есть своя программа, в которой мы реализуем восемь видов социальных услуг: социально-бытовые, трудовые, педагогические, психологические, социально-медицинские, культурные, правовые и социально-экономические. Участники нашей программы — от 18 лет и старше. Они приходят в центр утром и остаются здесь до вечера, но иногда мы входим в положение родителей и оставляем их ночевать. Я считаю, что если вы занимаетесь благотворительностью, то необходимо это делать вне зависимости от времени суток.

— С родителями своих пациентов вы тоже проводите определенную работу?
— По своему опыту знаю, что с родителями работать сложнее, чем с нашей целевой группой. Иногда нас огорчает их несмирение с диагнозом: например, их дочери или сыну уже 28-35 лет, но они все еще не могут признать диагноз, принять его и научиться жить с этой болезнью. А это порождает недоверие к ребенку, родители, не желая того, начинают его игнорировать или, наоборот, гиперопекают. Здесь же наши ребята находят и поощрение, и доверие. Но родители преданы нашей организации, мы несколько лет назад дислоцировались в селе Ильинка, это немалое расстояние от города, и все родители поехали за нами. Там для нас выделили отдельный коттедж, где мы жили целый год. В Ильинке нас жители полюбили. Нам симпатизировали в магазинах, говорили: «Вот баламайцы пришли», кондукторы и пассажиры общественного транспорта относились доброжелательно. Добрые слова и доброе отношение очень мотивировали ребят.

— Сложно работать с людьми, которые отличаются от других?
— Конечно, здесь надо быть не добренькой тетенькой, а иногда и жесткой, и строгой, и требовательной. Дешевый авторитет заработать можно, но он не даст требуемого результата. Я вам хочу сказать одно — совсем не обязательно быть биологической матерью: если ты примешь его, если сможешь оценить его способности, потенциал, если можешь помочь и поддержать в реализации таланта, то будешь ему ближе матери. А для этого надо просто любить свою работу. Я хочу перефразировать известное изречение — любви все трудности покорны.

— Сколько участников у вас в программе?
— На сегодняшний день у нас 21 участник, но недавно были представители педагогического коллектива и родители детей коррекционной школы, им понравилось. Так что скоро нас будет больше. Стараемся давать нашим ребятам много знаний и умений, наши амбициозные задачи осуществляются потихоньку. Я считаю, что если наши планы будут осуществляться хотя бы на 70 процентов, то это уже результат, это уже победа.

— Как окружающие относятся к таким особенным ребятам?
— Сложный вопрос. Например, когда я говорю с ребятами о доброте, не хочу, чтобы они были чересчур добрыми, доверчивыми. Парадокс, но проблема в том, что мы их любим и защищаем, а есть, к сожалению, недобрые люди в обществе, которые могут причинить им боль. Я подробно описываю, что может произойти из-за их доверчивости, намеренно пугаю. Я их учу, что нужно кричать, если вас насильно уводят, и кто-то обязательно придет на помощь. Был у нас не совсем приятный случай в парке. Там есть фонтанчики, где здоровые детки бегают босиком, моим тоже хочется, и это для них важно, потому что это своего рода лечение — тактильные ощущения дают положительный эффект. Отмечу, что когда мы выходим в свет, то обязательно готовимся, красиво одеваемся, чистим обувь и надеваем белые носочки. Я им предложила снять обувь и побегать по воде. Неприятно было, что мамы начали спешно уводить своих деток оттуда, как будто мои ребята заразные. Было очень обидно, но я сказала этим мамам и их детям: «Мы с вами разные, но мы равные». И очень хочется, чтобы это понимали все.

— Посоветуйте, с какого возраста необходимо начинать заниматься с особенным ребенком.
— К нам приходили ребята — сердце болело, глядя на них. Не было элементарного понятия самопомощи, не могли правильно держать ложку, потому что с ними никто не занимался. А раннее обучение дает колоссальный результат, здесь не нужно кивать друг на друга, надо вкладываться и семье, и специалистам, которые работают с такими детьми. Такие ребята очень тонко чувствуют атмосферу. Есть те, кто не хочет быть в обществе, потому что с детства не были приобщены к общению и труду. Некоторые наоборот, хотят находиться здесь круглосуточно. Кстати, несколько ребят остаются здесь на ночь, потому что родители не могут привозить и забирать их каждый день. У нас есть все необходимое для круглосуточного пребывания. Тут свой распорядок дня, есть кружки — хореография, рукоделие, агротерапия.

— Ваши усилия дают результат?
— К сожалению, если нарушена психика, то этот диагноз уже навсегда. Можем только научить каким-то навыкам, поддержать. Но есть другая категория больных, у которых сохранный интеллект, человек лишь физически ограничен, его нужно обязательно социализировать и обучать, профессионально ориентировать. К примеру, у нас все работы выполняют люди с нарушением слуха, они физически здоровы, но не слышат и не говорят. Но и им нужно говорить спасибо, улыбаться. Я и родителям внушаю истину: лечат любовь и ласка. Через доверие и поддержку, через поощрение вы добьетесь результата. Будьте щедры на похвалу. Вы его похвалите, и завтра у него чуть-чуть лучше получится. А если не получается, то важно в этот момент быть рядом. Скажите ему, что ошибаются все люди: даже если он не понимает речь, он поймет душой.

 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть