НовостиОбщество

Преступление, о котором не забудешь

Тема насилия против женщин и детей в последнее время не сходит с повестки дня. Резонансные преступления и судебные приговоры, вынесенные по ним, широко обсуждаются в обществе. Что делать? Предложений высказывается много. На днях в столице обсудили меры по противодействию насилию над женщинами и детьми.

Инициатором круглого стола выступил депутат Мажилиса Парламента РК Нуржан АЛЬТАЕВ, а модератором — Мурат АБЕНОВ. Участие в мероприятии приняли общественные деятели, эксперты, представители прокуратуры, МВД, «Қазақстан темір жолы», СМИ, психолог.

На мероприятие пришла женщина, изнасилованная проводниками в поезде: это преступление и суд над преступниками широко освещали казахстанские СМИ. О шокирующем случае общественность узнала после того, как пострадавшая обратилась в #Немолчи.kz. Она рассказала, через какие унижения и травлю ей пришлось пройти, чтобы добиться наказания виновных.

— С первой минуты я почувствовала пренебрежительное отношение со стороны следователей, — рассказала она. — Пока велось следствие, меня подталкивали к примирению сторон, а мои личные данные и номер телефона передали подозреваемым. Родственники подсудимых преследовали мою семью, узнав адрес родителей. Многие считают, что если заявляешь об изнасиловании, то хочешь денег. Я потеряла год жизни из-за этих преступников, которые использовали мое тело. Прошу ужесточить закон по изнасилованию и обеспечить безопасность детей и женщин.

Их так учили
Эксперты говорят, что в стране нет достоверной статистики по изнасилованиям. Потому что очень малая часть женщин решается заявить на насильника, учитывая ментальность нашего населения. Изнасилование в Казахстане около 20 лет назад было переведено из разряда тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести. В большинстве случаев насильников не лишают свободы, они примиряются с жертвами и уходят от наказания. До суда их не берут под стражу.

— Я занимаюсь вопросами расследования изнасилований и влияния их на психологическое здоровье жертв около десяти лет, — сказала международный ученый, доктор права Халида АЖИГУЛОВА. — До докторантуры шесть лет работала в ООН в Управлении по делам беженцев. В развитых цивилизованных странах заявительницам, которых изнасиловали в стране происхождения, но полиция, суды неадекватно расследовали это преступление, предоставляется статус беженца. Это происходит так, потому что в международном праве изнасилование считается видом пытки, а не бытовым конфликтом или недопониманием.

По словам юриста, благодаря актуальным исследованиям в этой сфере в области психологии, криминологии было признано, что основной мотив при любом изнасиловании — это демонстрация силы, власти. Цель изнасилования — унизить жертву, заставить страдать, а не просто удовлетворить свои потребности.

— Нам не только необходимо пересматривать Уголовный кодекс и ужесточать наказание, нужно полностью пересмат-ривать учебную программу, пособия и инструкции как для студентов-юристов, так и для следователей и судей, — считает Халида Ажигулова. — Одна из причин, почему наши полицейские, следователи, судьи вели себя так — так их обучают.

Виновна в том, что плохо сопротивлялась?
— Теперь давайте посмотрим, чему учат наших студентов-юристов, — предложила юрист и указала на слайд с выдержками из комментария к Уголовному кодексу. — Международные стандарты говорят, что насильник должен получить согласие, а наши — что жертва должна выразить несогласие, активное сопротивление. То есть жертва должна сопротивляться, в противном случае это может быть использовано против нее. «Насилие, применимое при изнасиловании, должно быть столь интенсивным, чтобы оно могло преодолеть действительное, а не мнимое сопротивление потерпевшей». Это наши студенты читают, наши преподаватели это преподают будущим полицейским, следователям, адвокатам, судьям. Далее автор комментария пишет: «В связи с этим следует отметить, что нельзя признать изнасилованием половое сношение женщины, которая не оказала реального сопротивления, а только создавала видимость или выражала несогласие с действиями ее сексуального партнера. В некоторых случаях женщина не только не создавала видимость совершения в отношении себя сексуальных домогательств, но и имитировала изнасилование с целью получения материальных выгод». Представьте, это написано в официальном комментарии к нашему Уголовному кодексу! Вот почему наших жертв изнасилования постоянно обвиняют в корысти.

«Я понял, что она согласна»
Спикер на примерах доказала, почему это системная проблема, а не потому что потерпевшей не повезло со следователями или судьями.

— В международном и национальном праве РК есть разно-чтения, — отметила юрист. — В нашей стране квалификационными критериями изнасилования является наличие или отсутствие согласия. В международном же праве и психологии рассматривается не просто согласие — это преступление против половой свободы, которая учитывает общую ситуацию и среду вокруг полового акта и то, как они могли влиять на возможность жертвы сделать добровольный выбор. У нас часто бывает, что жертва говорит, что была не согласна, а насильник утверждает, что «она вела себя так, что я понял, что она согласна».

По словам Халиды Ажигуловой, Комитетом ООН по предотвращению всех форм дискриминации в отношении женщин было вынесено важное решение: в законодательстве, регулирующем изнасилования, должно быть явно указано: бремя доказывания возлагается не на жертву изнасилования, а на подозреваемого. Именно он должен доказать суду, что было недвусмысленное добровольное согласие, что он его получил от жертвы.

Эксперт считает, что надо изучать и использовать лучшую мировую практику.

— Необходимо пересмотреть курс обучения по уголовному праву РК и привести его в соответствие с международными стандартами и результатами актуальных научных исследований, дополнить комментарии в УК. Разработать новые инструкции по рассмотрению и расследованию подобных дел для следователей и судей с обязательным запросом независимой психологической экспертизы, памятки по расследованию изнасилований для жертв преступлений, их родственников, и они должны быть опубликованы на официальном сайте. Ведь изнасилование — это преступление, которое жертва никогда не забудет.

Знать в лицо

Руководитель фонда «Не молчи KZ» Дина СМАИЛОВА предложила обнародовать информацию об осужденных насильниках.

— Посадили насильника — пожалуйста, выпустите пресс-релиз, покажите во всех СМИ его фото, чтобы журналисты не гонялись за ним в суде, чтобы он не прятал лицо, — сказала она. — Покажите, в какой школе он учился, какой институт окончил, кто его родители, покажите всю его биографию.

Она рассказала, что некоторые изнасилованные становятся инвалидами, некоторые покончили с собой, а законодательство стоит «на защите прав» насильников.

— Сейчас нельзя показывать лицо насильника, нельзя раскрывать его личные данные, но когда идет следствие, когда идут суды, полностью раскрываются данные потерпевших. Никто не бережет их чувства.

Благодаря активности и правозащитной деятельности собравшихся есть надежда, что к пострадавшим вернется вера в справедливость и честное правосудие, а наказание за сексуальное насилие и педофилию ужесточат на законодательном уровне.

Показать больше

Похожие статьи

Закрыть