Аналитика

Рецепты от Всемирного банка

Как можно оценить экономические итоги прошедшего года? Каковы перспективы развития отечественной экономики? Какие проблемы, по мнению казахстанских и зарубежных экспертов, необходимо решать в первую очередь? Что принесет нам год наступивший?
Предлагаем вашему вниманию анализ экономистов Всемирного банка текущей ситуации в Казахстане, а также прогноз на ближайшие двенадцать месяцев.

Спад экономики — мировой или местечковый тренд?
По мнению экспертов Всемирного банка, в 2018 году рост реального валового внутреннего продукта (ВВП) Казахстана составил 3,8% (по сравнению с 4,1% в 2017 году) и стабилизировался на уровне около 3% в среднесрочной перспективе. Примерно на том же уровне рост экономики Казахстана будет сохраняться и в 2019 году, но после этого следует ожидать снижения.
— Прошлогодний относительно «тучный» год объясняется тем, что показатели нефтяного сектора оказались лучше, чем ожидалось, а в секторе услуг и сельском хозяйстве наблюдался стабильный подъем. Тем не менее, несмотря на эту динамику, рост производительности в Казахстане в последние годы снижался на фоне ограниченных возможностей для развития частного сектора и доминирующего положения государства в экономике, — утверждают экономисты международного финансового института.
— Казахстан инициировал ряд важных реформ, включая реформы в системе государственной службы, правосудия, бюджетирования и развития бизнес-среды, — говорит постоянный представитель Всемирного банка в Казахстане Фрэнсис Ато БРАУН. — Реализация этих реформ может ускорить переход Казахстана к новой модели роста, основанной на диверсифицированной и продуктивной экономике. Но в настоящее время рост потребления остается невысоким в результате незначительного роста реальных доходов домашних хозяйств и сокращения объемов государственного потребления.
Делясь прогнозами на краткосрочную и долгосрочную перспективу, эксперты подчеркивают, что улучшение экономических показателей возможно только за счет нефтяного сектора. Тогда как ключевую роль должен играть рост производительности экономики.
— Темпы роста производительности в Казахстане резко снизились за последние несколько лет. К примеру, с начала нулевых уровень производительности обеспечивал до 6% в росте ВВП. Однако в период между 2014-м и 2016 годом рост производительности остановился и начал снижаться в среднем на 2% в год. Снижение тут связано главным образом с ограничениями в развитии частного сектора и низким уровнем входа новых компаний на рынок. Здесь следует отметить, что в Казахстане небольшое число игроков, преимущественно государственных предприятий, занимает доминирующее положение на ключевых рынках. Опыт показывает, что новые небольшие компании более продуктивны, чем старые крупные. Но из-за сохраняющейся защиты неэффективных крупных компаний уход менее продуктивных игроков с рынка не происходит. Это говорит о том, что важнейшие элементы экономического преобразования в Казахстане еще не завершены, — считает ведущий экономист Всемирного банка по Центральной Азии Хулио РЕВИЙА.

Нужны структурные преобразования
Что необходимо предпринять для повышения роста производительности? Эксперты рекомендуют создать нормативную правовую среду, при которой малые и средние предприятия будут иметь возможность расти и привлекать инвестиции, сокращать присутствие государства в экономике, реализовывать меры по противодействию коррупции и усилению верховенства закона и внедрять системы регулирования и конкуренции, чтобы процессы приватизации приводили к уменьшению концентрации рыночной власти, а не к простой передаче ренты из государственного сектора в частный. То есть Казахстану в условиях стагнации производительности необходимо как можно быстрее диверсифицировать экономику.
— В первую очередь, надо создать равные условия для всех субъектов бизнеса. Это означает трансформацию сложившихся систем, при которых защищаются крупные компании с большой долей государственного участия и имеющие тесные связи в сфере принятия судьбоносных для бизнеса решений. Сам факт того, что старые и менее производительные компании сохраняют возможность оставаться в бизнесе, свидетельствует об отсутствии процесса «созидательного разрушения». Суть его в том, что менее продуктивные компании вытесняются с рынка новыми, способными обеспечить более высокую производительность факторов производства. Во-вторых, нужно укреплять верховенство закона и противодействовать коррупции. Именно она — основное препятствие для частного бизнеса в Казахстане, является серьезной преградой, мешающей выстраиванию эффективной и высокопроизводительной экономической системы. Поэтому для прозрачности необходимо реформировать системы государственных закупок, упростить обременительные и затратные процедуры торговли, таможенные и административные процедуры. В заключение хочу отметить, что казахстанская экономика нуждается в проведении структурных преобразований. Они имеют решающее значение для стимулирования частных инвестиций и сокращения непропорционально большой роли государства в экономике, — резюмировал Хулио Ревийа.
Конечно, рекомендации представителей Всемирного банка, посвященные анализу состояния отечественной экономики, мало у кого вызывают сомнения. Вопрос в другом — насколько они выполнимы?

Чем меньше, тем лучше?
— Все три рекомендации имеют под собой одну-единственную основу — проблема превалирования в экономике квазигосударственного сектора (60% всего номинального ВВП). На сегодня данный сектор является наиболее комфортным для ведения бизнеса вне конкурентной среды в силу нескольких причин. Например, неограниченный доступ к бюджетному финансированию. Привилегии при государственных закупках — отсутствие необходимости выставления банковских гарантий на участие в тендерах и исполнение обязательств по договорам, широкая практика заключения договоров способом из одного источника. Кроме этого, квазигосударственный сектор характеризуется концентрацией всех мер государственной поддержки экономики, — выразила свою точку зрения директор форсайтингового агентства EXIMAR Айман ТУРСЫНКАН.
Согласно ее мнению, выполнить рекомендации Всемирного банка (снижение доли государства в экономике, борьба с коррупцией, верховенство закона и защита конкуренции) можно и нужно.
— Это не так уж и сложно. Для этого нужна решительная правовая реформа. Сегодня свыше 26,5 тысячи предприятий имеют государственную форму собственности. В денежном выражении по обороту за 2017 год от ВВП размер квазигосударственного сектора совокупно достиг почти 60%, в том числе доля национальных компаний в количестве 359 портфельных компаний АО «ФНБ «Самрук Казына» — 18,2%, а доля 4437 государственных крупных и средних компаний — 16,9%, доля прочих институтов развития, РГП и национальных холдингов, кроме АО «ФНБ «Самрук Казына» в республиканской собственности, — 24,9%. Нужно отметить, что собственно государственное управление и оборона, социальное обеспечение, секторы муниципальных услуг совокупно составляют лишь 19,9% от ВВП. По сути, в Казахстане при сложившихся объемах потребления товаров и услуг доля государственного участия в экономике (включая собственно государственный аппарат) не должна превышать 16,7-17% от ВВП методом производства в денежном выражении, еще около 3% может быть за муниципальными сервисами в инженерных сетях и энергетике. Однако по комплексной программе приватизации из 9 тысяч государственных организаций решено вывести в частный сектор 861 и около 300 организаций будут ликвидированы, то есть значительного сокращения государственного сектора не ожидается. Впрочем, если он лишится всех ключевых привилегий, то сойдет на нет. Ибо в новом правовом поле будет не конкурентоспособен на общепринятых правилах игры с частным сектором.
Дулат ТУЛЕПОВ

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть