Аналитика

Школьное питание: внедрять новое или вспомнить старое?

Тема школьного питания по-прежнему остается одной из самых обсуждаемых в родительских чатах. 

Инновации против примитива

Многие взрослые считают сегодняшнюю модель питания через поставщиков примитивной и голосуют за  инновационные подходы в организации школьного питания.

«Неужели нельзя сделать ее единой в формате одной фабрики, когда еду в одноразовых ланчбоксах привозят готовую, как в самолетах? Ведь это было бы удобно и экономно. Не нужны тогда школьные повара, только раздатчики пищи», — предлагают родители в соцсетях.

Эту модель они называют комбинатом школьного питания.

Нет, это категорически неправильно, говорят ученые и объясняют почему.

—  Вы поймите, питание в самолете или поезде — это, во-первых, сухой паек, во-вторых, рассчитано на кратковременное пребывание человека, в основном взрослого или детей в сопровождении взрослых, то есть  родитель выбирает, что можно дать ребенку, а что нельзя. Если этот опыт мы приземлим в школы, получим того же самого укрупненного предпринимателя, который будет кормить как он привык, не оглядываясь на особенности детского питания и  диетологию, — считает председатель казахстанской Ассоциации школьного питания Марат БАЕЛЕВ.

Государственная программа

— Надо четко сказать, — продолжает спикер, — что сегодня некоторые региональные департаменты образования пытаются подменить понятие «комбинат школьного питания» на просто «комбинат». И под это пропустить централизацию 2, 3, 4, 5 и более школ в одних частных руках предпринимателя.

— Понимаете, — уверен Марат Баелев, — школьный комбинат сам по себе — это коробка, если она не наделена определенным нормативом. Нельзя себе представить, что мы пойдем, скопируем зарубежный аналог школьной фабрики, здесь построим коробку и она заработает. Нет. Пока нет региональной или общегосударственной программы, пока не будет химико-технологического контроля по определению качества готовой еды, цельной  программы оздоровления, которую разработают доктора и диетологи, мы не сможем в конечном итоге добиться положительной динамики. Почему? Потому что нарушения, которые из года в год фиксируются в обеспечении школьников питанием, никто не анализирует. Максимум, что могут сделать сегодня, — под давлением департамента образования директор расторгает договор с недобросовестным предпринимателем. За нанесение вреда здоровью детей в цивилизованных странах предусмотрена уголовная ответственность. У нас нет даже административной.

Каждый должен заниматься своим делом

— Есть еще один фактор, о котором сегодня уже надо говорить, — продолжает ученый. — Президент страны в своем Послании от 5 октября просит  освободить учителей от несвойственных функций, а бизнес должен нести ответственность за здоровье людей. В мировой практике директора школ, начальники департаментов образования не несут ответственности за организацию школьного питания. Этим занимаются определенные структуры, которым государство передало эти функции. В свое время в Союзе это было управление школьных, студенческих столовых при Минторге Казахской ССР.

— Относительно бизнеса, — продолжает спикер, — 25 декабря 2013 года в центральном аппарате «Нұр Отан» проходил большой круглый стол при участии депутатов, где было вынесено решение о возврате принципов внезапности при производстве проверок школьных столовых. Из-за реформирования Минздрава этот принцип не был реализован. Если сегодня взглянуть на Послание Президента в той части, где идет речь об ответственности бизнеса, то, думаю, необходимо вновь вернуться и рассмотреть ту резолюцию.

 О родительских комиссиях

Спикер также объяснил, почему он против бракеражных родительских комиссий.

— По официальным данным, в прошлом году происходила передача школьного медперсонала из МОН РК в ведение Минздрава, но они были переданы формально, без функции диетсестры. Раньше школьная медсестра получала полставки за совмещение обязанностей диетсестры и контролировала школьный пищеблок, начиная от санкнижек и заканчивая качеством приготовления пищи, то есть отвечала за все. Если не было подписи диетсестры под меню-раскладкой, значит, обеды и завтраки не выдавались. К слову, в детских садах медсестры наделены функциями диетсестры. Если у нас и школьный медработник будет наделен такими лицензионными функциями диетврача или диетсестры, тогда бракеражная комиссия вообще не будет нужна, поскольку медработник изначально юридически несет ответственность не только по закону, но и по совести за то, что дети должны съесть.

Как у них?

Ученый уверен, что в вопросе школьного питания нам есть у кого поучиться.

— Ярким примером нового инновационного подхода могут служить комбинаты школьного питания в Москве и Санкт-Петербурге. Но у них существует региональная программа, и комбинат там — это исполнитель государственной программы. Комбинат нельзя ставить выше программы, иначе через год-два все  повторится: злоупотребления, нарушения, некачественные продукты и т.д.

— Строительство школьного комбината питания в Астане планировалось начать в 2014 году. Комбинат должен был производить 50 тысяч порций школьных завтраков и обедов единовременно, — рассказывает ученый. — Думаю, назрела необходимость вновь вернуться к рассмотрению этого вопроса.  Комбинат занимается выпуском полуфабрикатов высокой степени готовности. К примеру, скажем, если дети занимаются в первую смену, то горячий завтрак в виде полуфабриката производится в 5 утра и доставляется на специально оборудованном транспорте в школу, где производится его доготовка.

Хорошо забытое  

Любопытно, но на самом деле, как нам подсказал постоянный читатель газеты Владимир Александрович ОСОКИН, вопрос строительства в городе школьного комбината ставился еще в конце 80-х годов прошлого столетия.

— Я в то время работал первым секретарем райкома партии, строительство шло на нашей территории, и я занимался этим вопросом. Идея была такая: готовятся полуфабрикаты, развозятся по школьным столовым и там подогреваются. Предусматривался жесткий санитарный контроль. Строился комбинат за счет завода «Целинсельмаш». Но в 90-е годы мы так и не успели  достроить комбинат. Несколько лет он простоял, и здание на пересечении Сембинова и Сейфуллина выставили на продажу. Так что, выходит, по всей республике мы были первопроходцами в этой программе. Честно говоря, рад, что сегодня вернулись к обсуждению этой темы в вашей газете, потому что согласен, что в условиях растущей столицы очень сложно жестко контролировать все школьные столовые. Тем более что они разные: есть крохотные в старых школах и просторные столовые с современным оборудованием в новых зданиях. В этих условиях комбинат был бы уместен. Надо вернуться к этому вопросу.

Официальное мнение       

— По школьному комбинату вопрос прорабатывается, — ответил на наш вопрос в ходе недавнего брифинга руководитель столичного Управления образования Ануар ЖАНГОЗИН. — Это все на самом деле можно сделать в рамках ГЧП. В целом анализ показывает, что комбинат может решить очень много вопросов. В первую  очередь за счет объема закупа качественной продукции дешевле из одного источника, от проверенных  фермерских хозяйств или производителей фруктов и овощей. Это напрямую будет влиять на качество еды. Мы сейчас прорабатываем этот вопрос, будем вести переговоры с инвесторами и решать его в ближайшее время.

 фото Султана СЕИТОВА

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть