Фонд «Аяла» своими делами доказывает прозрачность их деятельности

8 Апреля 2013 / 2251 / ()
Фонд  «Аяла» своими делами доказывает  прозрачность их деятельности

Во многих крупных торговых центрах и местах общественного отдыха Астаны стоят ящики для пожертвований. Люди бросают в них бумажные купюры, монеты. Некоторые проходят мимо. Что происходит с этими деньгами дальше, доходят ли они до адресатов – детей, нуждающихся в лечении, мало кто задумывается. Наш корреспондент попытался выяснить, куда распределяются пожертвованные горожанами средства.

Помочь может каждый

Основная доля боксов для сбора денег, установленных в местах массового отдыха Астаны и Алматы, принадлежат крупным благотворительным организациям. На каждом из ящиков имеется обязательная информация о том, куда будут направлены средства. Как рассказал нам вице-президент благотворительного фонда «Аяла» Жангельды Сарсенов, установка бокса для сбора денег начинается с просительного письма руководителю коммерческой организации от фонда.

– Если имеется возможность установки ящика, а руководитель или владелец бизнеса – отзывчивый и мудрый человек, то мы получаем положительный ответ. После этого заключается договор об оказании содействия благотворительной деятельности. При этом на работников ресторана, столовой, торгового центра или бутика ложится ответственность за сохранность бокса и пожертвований. Инкассация проводится представителем фонда в присутствии администратора или ответственного лица заведения. Периодичность этой процедуры зависит от того, как быстро собираются деньги. Обычно это 1,5-2 месяца. Иногда администрация сообщает нам о том, что в боксе скопилось большое количество денег, и он становится объектом нездорового внимания посетителей. Тогда мы проводим внеплановую инкассацию, – рассказывает Жангельды Сарсенов.

Рука дающего…

Большинство людей делают пожертвования именно для нуждающихся или больных. Но было бы ошибочным полагать, что люди, занятые в благотворительной сфере, должны работать бесплатно. Здесь необходимо учитывать и административные расходы организации. Но, как пояснил нам Жангельды Сарсенов, один из основополагающих принципов работы фонда «Аяла» в том, что все административные расходы, связанные с деятельностью организации, берут на себя учредители.

– Эти люди занимаются бизнесом и имеют желание и возможность содержать частный благотворительный фонд. Затраты фонда – это не только зарплата сотрудников, расходы на содержание и работу офиса, оргтехники, но и командировки сотрудников в рамках реализации республиканских проектов «Дыши, малыш», «Дворик детства моего», «Вдохнем жизнь» и других проектов, – говорит Жангельды Сарсенов.

На вопрос о том, какая часть средств от пожертвований уходит на зарплату сотрудников фонда, вице-президент ответил следующее:

– Ни одного тенге из боксов, перечислений спонсоров и меценатов никогда не шло, не идет и не будет идти на зарплату сотрудников благотворительного фонда «Аяла». Тем более, что подавляющее большинство наших сотрудников имеют другие источники доходов.

В настоящее время деньги от ящиков для пожертвований, установленных благотворительным фондом «Аяла», идут на реализацию республиканского проекта «Дыши, малыш». Он направлен на помощь в оснащении необходимым медицинским оборудованием детских отделений реанимации областных перинатальных центров и родильных домов.

«Деньги вносятся на счет в банке. Когда собирается необходимая сумма, мы находим дополнительных спонсоров и закупаем медицинскую аппаратуру. Дорогостоящее оборудование на деньги, которые собираются только из боксов, приобрести невозможно или период сбора необходимой суммы затянется на годы», – объясняет Сарсенов.

Аналогичная процедура изъятия денег из боксов происходит и в других благотворительных организациях. Распределяются по-разному, в рамках соответствующей программы. К примеру, в благотворительном фонде «SOS Детские деревни Казахстана» деньги, как правило, направляются на образовательные проекты для молодежи и детей. При этом, как подчеркивает национальный директор фонда Батырхан Дженалаев, «ни одна копейка из ящиков для пожертвований не уходит на заработную плату сотрудников благотворительного фонда».

Как отмечают руководители благотворительных фондов, в последние годы владельцы ресторанов и магазинов по мере роста доверия к фонду сами становятся инициаторами установки бокса и за свой счет его изготавливают.

Вице-президент фонда «Аяла» Жангельды Сарсенов за шесть лет работы фонда убедился, что мир не без добрых людей.

– Многие бизнесмены, предприниматели со временем достигают такого уровня развития сознания, при котором благотворительность становится необходимостью. К сожалению, таких людей пока не очень много, но они есть. Фонд «Аяла» всеми своими делами доказывает, что наша деятельность абсолютно прозрачна. Все деньги спонсоров и меценатов идут только на реализацию социально значимых проектов в сфере детской медицины и образования. Мы всегда приглашаем благотворителей на церемонию завершения очередного проекта, будь то передача высокотехнологичного медицинского оборудования в родильный дом или перинатальный центр или открытие детской игровой площадки в школе-интернате. Когда люди видят, что их деньги потрачены с пользой и на благо детей, то они гораздо более охотно идут на участие в других проектах нашего фонда, – рассказывает Жангельды Сарсенов.

Пройти нельзя спасти

По мнению Жангельды Сарсенова, благотворительность в Казахстане развита очень слабо. Исключением являются города Астана и Алматы. Причем, по его мнению, развитию благотворительности в Астане поспособствовали массовый приезд алматинцев и тот факт, что в настоящее время молодежь получает образование за рубежом, где благотворительность является нормой жизни.

– В областных центрах, где нам пришлось побывать на церемониях передачи медицинского оборудования, присутствовали представители благотворительных организаций только в Актобе и Петропавловске. Актюбинский фонд «Бесік» помог нам реализовать проект «Дыши, малыш» в Актобе, – рассказывает Жангельды Сарсенов.

На чрезвычайно низком уровне в нашей стране, по мнению Сарсенова, находится и сама культура благотворительности. И это во многом относится не к благотворительным организациям, которые со временем приходят к понятию «эффективная благотворительность», а к бизнесменам и людям, которые далеки от благотворительности вообще.

– К этим людям можно смело применить понятие «дежурная благотворительность», под которым понимаем заваливание воспитанников детских социальных учреждений подарками ко Дню защиты детей и Новому году, а также доставку в детские дома избыточного количества мяса в дни мусульманских религиозных праздников, – считает Ж. Сарсенов. – Наш фонд старается помогать детским медицинским и образовательным учреждениям с максимальной эффективностью. Оборудование, которое мы передаем в больницы, помогает спасать жизни детей. Помощь детским учреждениям образования направлена на повышение шансов успешной социализации воспитанников детских домов и специальных (коррекционных) школ-интернатов. Мы оборудуем в этих учреждениях комнаты социально-бытовой ориентировки, строим спортивно-игровые площадки.

Национальный директор корпоративного фонда «SOS Детские деревни Казахстана» Батырхан Дженалаев солидарен во мнении, что культура благотворительности в Казахстане только зарождается. По его мнению, в стране давно назрела ситуация вокруг разработки закона касательно благотворительности.

– В стране на сегодняшний день нет необходимых законопроектов, которые бы выступили в качестве регуляторов благотворительности. В России, насколько мне известно, такой закон существует и действует. В нашем Парламенте также лежит соответствующий законопроект, требующий рассмотрения. Благотворительность – дело добровольное. Многие организации могли бы поддерживать эту сферу, но нет существующих инструментов для ее контроля. Считаю, что благотворительность не должна облагаться налогами, у нас же любая благотворительность ими облагается. А это определенные издержки. Мы хотим быть примером для других благотворительных организаций. У нас абсолютно прозрачная отчетность деятельности, любой донор имеет право потребовать отчет в бухгалтерии о конечном назначении его средств. Мы получаем серьезную поддержку от государства, спонсоров, граждан. Работа со спонсорами проходит при обязательном составлении договора (контракта), даже если он желает остаться инкогнито, – говорит Батырхан Ибрагимович.

Сегодня SOS Детские деревни объединяют под своими крышами 294 ребенка в городах Темиртау, Астане и Алматы. За время деятельности фонда поддержкой долгосрочной опеки и проектов по укреплению нуждающихся семей охвачено свыше 2300 детей и молодежи из более тысячи социально незащищенных категорий семей.

Сознание казахстанцев в сфере благотворительности заметно меняется. Это можно судить по денежным купюрам номиналом в 1000, 2000, 5000 тенге, оставленным в ящиках для пожертвований. Внутреннюю мотивацию таких людей понять несложно. Природа такого отклика кроется в сердечном отзыве человека на чужую беду. Многие просто рады ощутить свою причастность к общему благому делу. Играет роль и линия ведения пропаганды милосердия. В этом свете огромная работа лежит на плечах благотворительных фондов, в большей степени людей, занятых в них, среди которых много представителей молодежи с активной гражданской позицией. Хорошо, что есть еще люди, умеющие и желающие творить добро.

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.