Грустная история любви столичной пары

22 Июля 2014 / 1607 / ()
Грустная история любви столичной пары

В современной суматохе, ежедневной суете мы стали реже говорить друг другу добрые слова, делать комплименты, не верим в сказки про неземную любовь и лебединую верность. Поэтому так трогательно звучит чистая и хрупкая, словно хрусталь, история любви моей героини. История, которая оборвалась трагически ровно год назад, но продолжает жить…

С первого взгляда

Казахским женщинам от природы не присуще демонстрировать свои чувства напоказ. Тем искреннее звучит рассказ Кульпан Магзумовны Исиной о своей любви, начавшейся с первого взгляда.

Весной 77-го года она была еще юной девчонкой, училась на кондитера. В общежитии, где жила с подругой, их часто навещал старший брат подруги со своим приятелем. В Егиндыбулакский район Карагандинской области Темирбай Исин приехал молодым следователем после окончания юрфака КазГУ. Тимур, как звали его в кругу близких и друзей, был видным – жгучие кудри, красивая правильная речь, уважительное отношение ко всем – от мала до велика и… невысокий рост. Темке, как нежно называла супруга Кульпан, был на пять лет старше и на полголовы ниже жены.

- Я никогда не замечала этого, - улыбается она сквозь слезы. - Полюбила с первого взгляда. Более того – всю жизнь носила высокие каблуки. И у него никогда не было комплексов. Мы очень любили друг друга...

Осенью они сыграли свадьбу, и она повсюду отправлялась за ним, как нитка за иголкой. Он поднимался по служебной карьерной лестнице: следователь, старший следователь, адвокат, помощник прокурора Егиндыбулакского, Ульяновского, Каркаралинского районов, города Темиртау, Советского района Караганды, заместитель прокурора города Абая, прокурор следственной части прокуратуры Карагандинской области, прокурор Кийминского района Торгайской области. В августе 1997-го года Темирбай Канашович Исин был принят в центральный аппарат Генеральной прокуратуры страны. В Алмате проработал лишь несколько месяцев, потому что началась историческая передислокация столицы в Акмолу. Дальше одна запись в трудовой книжке – Генеральная прокуратура Казахстана, город Астана.

Тридцать шесть лет он отдал служению любимому делу. В доме на стене висит парадный портрет. Темке-аға вышел на пенсию в звании полковника весной прошлого года. Не подозревая, что отдохнуть так и не будет суждено...

Шүкірлік – райский уголок земли

история-любви-1.jpgПро свою родину – аул Шүкірлік Айыртауского района Северо-Казахстанской области, что на границе с российским Курганом, Темирбай Исин слагал легенды.

Места здесь, по словам местных жителей, необыкновенно красивые, земля благодатная. И так было испокон веков – этот райский уголок земли обходили стороной и войны, и нашествия, и разруха, и бедствия. Аул всегда процветал наперекор революциям и перестройкам. В благодарность Всевышнему люди нарекли свое село святым именем.

По другой легенде, Темирбай Исин называл Шүкірлік «портовым городом», объясняя это так: «Вокруг села - танцующие березы. А сразу за дедовским сараем – плотина. Где плавают гуси. Если смотреть издали, такое чувство, что это море, а по нему плывут белые корабли…»

Несмотря на профессиональную строгость, принципиальность, дисциплинированность, в душе Темке всегда оставался сентиментальным и очень душевным человеком. Он никогда не мог отказать в помощи ни друзьям, ни родным и близким, ни малознакомым людям.

Своих двух детей он назвал в честь самых близких студенческих друзей Еркін и Әділ. Сыновья продолжили эту традицию и назвали своих малышей в честь друзей отца – Рамазан, Хантемир, Еламан.

Сегодня они вспоминают отдельные эпизоды из жизни: как отец мог вырваться со службы и приехать из другого города всего лишь на несколько часов, чтобы только поздравить сына с днем рождения, перечитывают письмо отца, написанное четырехлетнему сыну, бережно хранят его шутливо-приказной распорядок дня.

Своей любимой супруге Темке-аға посвятил стихи на родном языке. Это можно расценивать как подвиг, учитывая, что в юности и молодости он очень плохо владел казахским. Кульпан часто достает из архива пожелтевший тетрадный листочек в клеточку и перечитывает в тысячный раз дорогие строки: «Шығарып дауыстарың қатты- қатты, жырлайды ақыңдар махабатты. Менің барлық жазғаң әнім – жалғыз сенсің Күлпәнім…» Стихотворение длинное, но она в который раз пытается и не может дочитать его до конца. Ком застревает в горле, накатывают воспоминания и душат слезы.

Первый день ораза-айта

Год назад Кульпан-апай, как уже многие годы, строго держала пост. Накануне светлого праздника ораза-айт напекла лепешек и баурсаков. Назавтра они с Темке-аға встали по привычке в 6 утра, прочли Құран, поделили одну лепешку на двоих, попили чаю. В этот день вместе со взрослыми сыновьями они собирались выехать в Шүкірлік, чтобы дать ас в память о деде.

- Темке вышел к гаражам за машиной, - до сих пор Кульпан Магзумовна помнит все, будто это было только вчера. – Его не было полчаса, час. Решила пойти навстречу. На уличном перекрестке заметила скопление людей, автобусов, машин, карету «Скорой». Подошла ближе…

На асфальте лежал ее Темке. Не веря глазам, она закричала, склонилась над ним… Что было дальше - не помнит. И до сих пор не знает, как случилось несчастье, кто виноват, приходили извиняться какие-то люди – все как в тумане. Темке хоронили на родине, в том самом «портовом городке», 8 августа – в тот день, когда готовились дать ас в честь деда.

С того дня жизнь остановилась. Она грустит, что он далеко от нее. За год несколько раз побывала на родине мужа.

Но по-прежнему верит, что он жив. Постоянно разговаривает с ним. Во всех комнатах – фотографии Темке. Он всегда рядом. Она вспоминает, как они вместе исполняли любимую песню «Мұңайма»: «Жаз күніндей назың қайда, неге, жаным, мұңайдың…» Пересматривает фотографии юности, молодости, более поздние снимки, где они всегда были вместе. Тридцать шесть лет.

Ее не забывают - приходят друзья, близкие, коллеги мужа. И все стараются утешить: такая любовь, как лебединая верность, если не поберечь себя, может свершить непоправимое. Она понимает, что нужна двум сыновьям и шести внукам – Жулдыз, Рамазану, Абылайхану, Хантемиру, Диане, Еламану.

И мысленно обещает любимому: «Мы еще встретимся… Но не сейчас».

Фото из архива семьи

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.
Шолпан Акбалаева

Шолпан Акбалаева