Олег Линник: «На войне было страшно»

22 Апреля 2014 / 2855 / ()
Олег Линник: «На войне было страшно»

Олегу Ивановичу Линнику не было и 14 лет, когда смертоносные снаряды фашистской авиации уносили жизни жителей его родного города. Тернистый путь преодолел юный герой, чтобы встать в ряды доблестных защитников Отечества. Корреспондент «Вечерней Астаны» посетил музей ветеранов в стенах столичного Дома престарелых, которым ныне заведует Олег Линник.

Музей ветеранов представлялся мне большой галереей с бюстами полководцев, трехлинейками на стене и огромным пулеметом «Максим» посередине зала. В музее, которым заведует Олег Иванович, не оказалось такого вооружения, но зато он оказался уютнее и смог многое рассказать о живущих в Доме престарелых героях войны.

Внимание привлекла выцветшая фотография, с отчетливо видимыми бороздами - побелевшими линиями сгиба. Возможно, кому-то эта фотокарточка с почти вековой историей придавала храбрости в самые тяжелые моменты сражений.

Самый молодой из ветеранов Дома и тем не менее избранный председателем совета ветеранов Олег Линник не похож на человека, которому 85. Цепкий внимательный взгляд с непотухшим огоньком выдает в нем решительного, ответственного, не лишенного чувства юмора человека.

Нелегкая судьба выпала на долю Олега Линника, уроженца Краснодара. После окончания 6 классов он поступил учиться в ремесленное училище № 4 ввиду тяжелого семейного положения – отца не было. В 1942 году, когда фашисты подходили к городу, учащихся эвакуировали из города. Им пришлось переходить Кавказские горы.

- Некоторые остались с семьями, не имели возможность покинуть родной город, - вспоминает Олег Линник.

Когда вместе с учениками училища они спустились с перевала, то попали на шоссе, ведущее в город Туапсе. По нему двигались все отступающие воинские части, моряки и другие. Шли только ночами, так как днем бомбили.

- А потом фашисты приспособились бомбить и ночью, подвешивали на парашютах осветительные снаряды и все двигающиеся были как на ладони, - говорит ветеран.

В городе Туапсе директор собрал оставшихся учащихся и сообщил, что согласно указанию Правительства их конечный пункт - город Самарканд. И добавил: «Добирайтесь, кто как может». В середине сентября 1942 года несколько человек, среди которых был и Олег, добрались до Самарканда, и их сразу зачислили в ФЗО (школа фабричного заводского обучения). Учились ребята на токарей-операционщиков.

Там они пробыли до марта 1943 года, а затем их большую группу во главе с мастером отправили на Урал. По пути следования Олег простудился и по прибытию в Свердловск был снят с поезда и отправлен в эвакогоспиталь, где ему установили диагноз «двустороннее воспаление легких». Пролечился он до 5 мая 1943 года и был выписан.

- Где искать своих товарищей, я не знал и решил поехать к матери, которая осталась в оккупированном Краснодаре, - вспоминает ветеран. Но увидеть мать ему было не суждено...

- На станции взял два котелка и пошел воды набрать. Пришел, а эшелона нет. Милиционеры увидели меня в солдатской форме и подумали, что я дезертир. Справку посмотрели – 1928 года рождения. Решили отправить обратно в ФЗО, мол, будешь учиться или работать, - рассказывает Олег Иванович.

Утром он отправился на прием к комиссару и попросился добровольно на фронт. Ему пришлось соврать. На вопрос, сколько ему лет, сказал, что не помнит. В тот же день его с группой призывников направили в Кунгур, где дислоцировалась 7-я запасная стрелковая дивизия, в которой он пробыл 3 месяца.

- Мяса мы не видели, соленая уха, несоленая... Я тогда сказал командиру минометного батальона, что если не отправят на фронт, сбегу, - смеется ветеран.

- Никуда ты не сбежишь, вокруг дежурные посты и часовые, - ответил ему командир.

- Тогда я залез на верхнюю полку землянки и до обеда проспал. Проснулся, слышу мат в свой адрес, тревогу подняли, подумали, что сбежал, - улыбается Олег Иванович.

Настойчивость юноши и устроенный им переполох все же сделали свое дело. 30 июля 1943 года после стрельбищ он был зачислен в состав маршевой роты и отправлен в город Орел, как говорит ветеран, чтоб не мозолил глаза и не сбежал.

13-14 августа им выдали боевое оружие с боеприпасами и начали учить азам разведки: как ходить по азимуту, брать языка, подрывать склады. В ночь на 8 ноября 1943 года роту подняли по тревоге, и бойцы пешим ходом направились на станцию Орел, затем их погрузили в эшелон и отправили на запад. Ночью 14 ноября прибыли на станцию Дарница, по временному мосту переправились на правый берег Днепра и пешком пошли на запад в сторону Житомира.

- Прохладно, работали все утро. Организм молодой, чувствую, что от голода сосет под ложечкой, не заглушить махоркой, - вспоминает Олег Линник.

Весь ужас войны ощутил парень, когда их подразделение проходило мимо Бабьего Яра – места массовых расстрелов и погребения десятков тысяч людей. Ужасающая картина ни в чем не повинных погибших людей надолго запечатлелась в памяти Олега Линника. Долгое время он был сам не свой и не мог садиться за стол.

Пройдя пешком около 100 километров, 23-24 ноября подразделение заняло оборону в районе деревни Червонная слобода.

- Сейчас только узнал из кинофильма «Контрудар», что пока мы шли параллельно с шоссе, немцы заняли Житомир, выбив наши войска из города. А почему выбили? Потому что там были огромные винные склады, и на радостях наши устроили веселье, песни, танцы. Ночью подошли немцы, половину перебили, остальные успели отступить. А мы чуть не попали в полуокружение, - говорит Олег Иванович.

Боевые страницы биографии фронтовика закончились, когда в одном из боев на Украине он получил ранение в голову.

- В медсанбате пролежал полмесяца, позже отправился в Киев. И снова в силу возраста мне не позволили пойти на фронт, - вспоминает ветеран.

Победоносная развязка долгой кровопролитной войны была не за горами, и Олег, которому было уже 16, решил поступить в школу юнг в городе Херсон. Победу над фашистской Германией Олег Линник встретил кочегаром на корабле. Но и после этого опасности не раз угрожали жизни моряка.

- Мы шли из Румынии с грузом в 2000 тонн бензина, когда увидели разбросанные немцами мины по фарватеру для подрыва пароходов, - ясно помнит ветеран. – Если бы подорвались, то никто бы не спасся – бензин легче воды и горит на поверхности. Адское море огня поглотило бы всех. К счастью, все обошлось.

В конце 1945 года после окончания службы на корабле Олег Линник решил отправиться в Целиноград к единственной родственнице – сестре. Матери Олега Ивановича к тому времени не стало...

- Денег не было на проезд. Выручила меня компания ребят, заплативших за меня рубль и проводивших к дому сестры, хотя им было совсем не по пути, - вспоминает ветеран. – Так произошло мое знакомство с дружелюбным и гостеприимным казахским народом.

На вопрос «Страшно было на войне?» ветеран честно отвечает «Да».

- Боялись, когда стояли под Курском, боялись, что немцы прорвут обороны. Необстрелянные пацаны были, а потом привыкли. Грохот орудий и рев танков стали привычными звуками, - говорит ветеран.

В настоящее время Олег Иванович не только работает в музее, но и находит время для встреч с молодежью.

- Меня регулярно приглашают в школы рассказывать о военном времени, о подвигах однополчан. Молодежь уважительно относится к нам, с заботой, - говорит ветеран.

Сейчас Олег Линник – хранитель музея памяти воинов той далекой, но не забытой потомками войны. Героев войны в Доме престарелых сейчас значительно меньше, чем было раньше. Об этом говорит множество медалей, оставленных в музее Олега Ивановича ушедшими из жизни ветеранами. Несмотря на тяжелые фронтовые годы и горечь утрат, гибель всех родных Олег Иванович остался жизнерадостным и оптимистично настроенным человеком. Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.
Тимур Аубакиров

Тимур Аубакиров