В Алматы на одного служащего органа опеки приходится 33 тысяч детей

5 Июня 2014 / 2415 / ()
В Алматы на одного служащего органа опеки приходится 33 тысяч детей

Защита детей и подростков от негативных явлений современной жизни – приоритетная задача общества и обязанность всех взрослых. Но, к сожалению, не всегда ситуация складывается настолько благополучно, что могло бы способствовать усилению ответственноти за судьбу маленьких казахстанцев.

 По словам председателя правления ОЮЛ "Союз кризисных центров Казахстана" Зульфии Байсаковой, в вопросах защиты прав детей сегодня немало нерешенных проблем. И для их устранения необходимы большие ресурсы. Вопросы опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних в Казахстане решаются через три уполномоченных органа - это образование, здравоохранение и органы социальной защиты. 

- Существует большая проблема недостаточного количества специалистов по охране прав детей, - говорит общественный деятель Зульфия Байсакова. - К примеру, в Алматы, где проживают 332 тысячи детей, при управлении образования есть отдел по опеке интернатных учреждений. Но в 7 районах города - по 1 специалисту и 3 специалиста в отделе управления. Таким образом, на одного служащего органа опеки возлагаются обязанности по охране прав 33 тысяч детей. Надо ли говорить о том, что результаты такой работы оставляют желать лучшего. И подобная картина складывается во всех регионах страны. В обществе неоднократно поднимался вопрос о необходимости создания отдельного органа опеки с круглосуточным режимом работы. Я думаю, настало время рассмотреть вопрос о создании министерства по делам семьи, демографической и социальной политике. Сегодня в вопросах детской политики немало нерешенных проблем, которые нередко приходится решать именно общественникам.

Одним из путей решения является национальная телефонная линия доверия для детей и молодежи № 150 при Союзе кризисных центров, которая работает уже пять лет. Туда можно позвонить в любое время суток с любой точки страны и получить консультацию и психологическую помощь. При этом сохраняется конфиденциальность и анонимность. За эти годы в службу обратилось уже более одного миллиона звонков, 60 % обращений от родителей и 40 % от ребят.

- Очень важно нам, взрослым, услышать наших детей, которые часто говорят не только о своих проблемах, но и делятся своими радостями, - продолжает рассказывать Зульфия Байсакова. - К примеру, в прошлом году на телефон доверия поступило 405854 звонка. По нарушению прав детей – 9399 звонков, из них по вопросам ранней беременности - 131. Хочу обратить особое внимание общественности на то, что в последные годы участились звонки по вопросу вовлечения детей в религиозные секты. Истории эти примерно схожи. Молодые люди вовлекались в религиозные секты через воздействие на них друзей, родственников, вступивших в секты, при этом они вначале ощущали поддержку, облегчение, понимание, что на проповедях люди говорят «правильные вещи». Но позже стали испытывать тягость от постоянного контроля над кругом общения. Более того, впоследствии при отказе прийти на очередную встречу ребята сталкивались с агрессивной реакцией вплоть до угроз жизни.

Этим детям была оказана экстренная психологическая помощь, предоставлена вся необходимая информация. Однако в ходе консультирования даже опытные психологи испытывали большие затруднения. По словам специалистов, в вопросах вовлечения в деструктивные секты необходима квалифицированная помощь клинического психолога или психотерапевта, важна эффективная помощь детям, пострадавшим от негативного религиозного воздействия.

- Еще один из нерешенных вопросов – это слаборазвитая инфраструктура по защите детей от насилия и жестокого обращения. В областных центрах нет специализированных приютов для несовершеннолетних. Центры адаптации несовершеннолетних (ЦАН) расположены только в областных центрах, до которых из того или иного населенного пункта ехать сотни километров. Не каждый участковый имеет возможность доставить подвергшегося насилию ребенка в ЦАН. Есть случаи, когда ЦАН не принимал без направления органов опеки и попечительства привезенного ребенка. И тогда полицейскому приходилось возвращать его домой к горе-родителям. На республиканском уровне мы подняли вопрос о необходимо создания региональных территориальных транзитных ЦАН. Пока ответа не получили. Я считаю, что самочувствие ребенка во многом зависит от его повседневной жизни. Он не должен терять духовную связь с родными и близкими, интерес к учебе, друзьям и семье. И мы, взрослые, за это в ответе. Ведь именно от нас зависит дальнейшая судьба каждого маленького человека, а значит, и нового поколения. Осознание того, что счастье наших детей - в наших руках и его надо защищать, должно заставлять нас всех работать над созданием условий для целостного и гармоничного развития детей.

Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение.