ИнтервьюНовостиОбщество

Внимание: открытый колодец!

Акимат держит на особом контроле вопрос открытых люков. Все службы города ежедневно проводят специальные обходы всех колодцев — всего их около 65 тысяч. Но частенько устанавливаемые крышки люков исчезают уже через пару часов. Как борются за безопасность граждан в отдельно взятом районе и почему не меняют чугун на композит, мы поговорили с акимом района «Байқоңыр» Ерланом КАНАЛИМОВЫМ.

— Ерлан Ермекович, после трагедии, случившейся в ноябре прошлого года, аким города поручил начать работу по установке антивандальных крышек, оснащенных замками. Как проводится эта работа сегодня?
— По нашему району по пяти социальным объектам насчитывается 385 люков, сегодня идет работа по замене их на замковые. На проезжей части они должны быть прокручивающимися, чтобы автомобиль, проехав, не смог сдвинуть люк. На тротуарах крышки люков должны быть тоже с замками, чтобы никто не упал ненароком или не посягнул на нее. Но это должны быть прочные люки. На сегодняшний день, к примеру, выпускают крышки из композитного материала, стоимость ее невысока — от 9 тысяч тенге, в то время как чугунная стоит от 18 до 30 тысяч тенге, но композитные нельзя ставить на проезжей части и тротуарах в связи с тем, что при уборке улиц используется механизированный транспорт, проезжают «КамАЗы» и тракторы, а на тротуарах — гейдеры и щетки, из-за этого люки могут быстро прийти в негодность.

— Все ли канализационные колодцы города находятся в ведении городских властей?
— Канализационные люки могут принадлежать коммунальным предприятиям и частным домовладельцам. И если открытый люк муниципальный, то мы сразу устраняем проблему. В других случаях приглашаем представителя отдела коммуникации — это специальный отдел инженерных сетей, который определяет по нумерации, месту расположения принадлежность этого люка и закрывает его.

— Открытые канализационные люки чаще всего дело нечистых на руку граждан нашего города, как решается проблема?
— Действительно, главная проблема, с которой мы боремся сегодня, — это воровство. К сожалению, мы до сих пор не можем принять меры в отношении приемщиков металла. Раньше этот вид деятельности лицензировался, но года 3-4 назад данный вид лицензии отменили в связи с улучшением бизнес-климата. Получилось, что сегодня мы не можем контролировать пункты приема металла. На территории района насчитывается 37 таких точек. По четырем из них ведем судебные тяжбы по причине открытия пунктов без регистрации ИП. Что касается остальных, то они расположены на территории частного сектора, и здесь мы имеем нецелевое использование земельного участка. То есть вместо жилья ведется предпринимательская деятельность, и можно официально подать в суд по линии Управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений. Единственное препятствие — время. Согласно административной процедуре дело решается от шести месяцев до года.

И сейчас мы хотим в рамках статуса столицы внести коррективы в части регулирования деятельности пунктов черного и цветного металлов.

— То есть доказать факт воровства не представляется возможным?
— Понимаете, схема тут простая: люди крадут крышку люка, затем разбивают ее на куски, потому что целиком не примут, и сдают металл кусками. Если мы с участковым инспектором или экологическим полицейским выявим факт приема целой крышки люка, то ответственность за это несет приемщик. Он привлекается к административной ответственности. Выход — привлекать по нарушениям правил благоустройства, а это складирование лома металла — нецелевое использование земельного участка, по линии АРЭК — незаконное подключение трехфазной электрической цепи, по линии ЧС — складирование кислородных баллонов для резки металла. Пока этими обходными путями воздействуем на ситуацию. В данный момент на имя акима города внесено предложение по принятию отдельных правил на территории города по регулированию деятельности этих пунктов. Это необходимо, поскольку сегодня только из одного пункта еженедельно вывозится от 40 до 50 тонн металла.

— Есть ли способ кардинально изменить ситуацию с открытыми люками?
— Отмечу, что ни в одной стране нет люков в таком количестве и прямо на дороге или тротуаре. Обратите внимание, у нас на одном перекрестке насчитывается от 10 до 30 люков, хотя можно было бы сделать единый смотровой колодец для всех служб жизнеобеспечения города. Но пока у нас этого нет, нужно кардинально менять строительные нормы.

— Как быстро реагирует служба на сообщение об открытых люках?
— Максимальное время на закрытие — около часа, до выяснения хозяина люка. К нам сообщения поступают по службе «109» и через наши каналы связи. К примеру, за прошлый год поступило более 400 заявок. На сегодня разработаны внутренние правила реагирования. Мы закупили материалы, из арматуры сделали «трехножку», опутанную сигнальными лентами, и устанавливаем ее временно на открытый люк. Дело в том, что не всегда сразу находим владельца колодца, бывает, что сообщение поступает и в ночное время. Для нас главное — быстро закрыть колодец, чтобы не случилось трагедии. А после установления хозяина люк затворяется капитально.

За ноябрь 2018 года в Центр мониторинга и оперативного реагирования Астаны iKomek поступило 356 обращений по поводу люков от неравнодушных горожан, из них 214 — за последнюю неделю. Еще около тысячи открытых колодцев обнаружены коммунальными службами города.

При обнаружении открытых люков или подозрительных личностей возле колодцев городские власти призывают сразу же обращаться в iKomek, позвонив в call-центр на номер 109.

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть