КультураНовости

За гранью собственных возможностей

Существуют стереотипы, что воздушные, грациозные балерины постоянно изнуряют себя диетами, конкурируют между собой и создают семьи исключительно в творческой среде. Так ли это? О высоком искусстве и его изнанке мы поговорили с ведущей солисткой театра «Аcтана Балет» Татьяной ТЕН.

 

— Татьяна, каким образом балет появился в вашей жизни, вы мечтали о профессии балерины с детства?
— В детстве я была непоседливым ребенком, любила кататься на роликах и коньках, танцевать, представляла себя на сцене с микрофоном в руках, часто устраивала импровизированные концерты для соседей. В то время у нас в Степногорске был шикарный Дворец культуры с огромным залом, куда мы с мамой часто ходили на цирковые представления, концерты. Когда мне было шесть лет, мама увидела объявление в газете о наборе в детскую балетную студию при Дворце культуры. Отметив мою гибкость, хорошие физические данные, меня приняли. А через несколько лет педагоги посоветовали маме отвезти меня в хореографическое училище имени А. В. Селезнева в Алматы, где я проучилась восемь лет.

— Действительно ли в хореографических училищах царит строгая дисциплина? Как вы преодолевали трудности, переехав из Степногорска в Алматы?
— В нашем интернате жили дети из Байконыра, Караганды, Темиртау, Капшагая и других городов Казахстана. Пришлось рано повзрослеть. Все ребята жили дружно, помогали друг другу преодолевать бытовые трудности. Кроме того, у каждого из нас было стремление стать лучшим. Но, к сожалению, не все выдерживают большие физические нагрузки и доучиваются до выпуска.

— Вы проходили стажировку в итальянском театре «Ла Скала», были солисткой труппы «Балет дю Капитоль» во Франции. Чем отличается атмосфера в европейских театрах от наших, сложно ли было конкурировать с иностранными коллегами?
— Я начинала во Франции с кордебалета. Через несколько месяцев, оценив мою работоспособность, хореографы стали доверять мне сольные вариации, а спустя год танцевала «Жизель». В чужой стране действительно продвигаться непросто, большая конкуренция. Могу сказать, что там очень ценятся труд и строгая дисциплина. У творческих людей особый склад характера, ярко выраженные амбиции, они любят зрительское внимание. Если кто-то его недополучает, то возникают спорные ситуации. Внимание публики — неотъемлемая часть работы артистов. Но лично я отношусь к сцене как к своему рабочему пространству. Мне кажется, что артист должен быть скромным, о нем должна говорить публика.

— Вы ощущали поддержку близких и родных, когда долгое время жили за границей?
— Мой молодой человек — ведущий солист театра «Астана Балет» Казбек АХМЕДЬЯРОВ — всегда меня поддерживает, дает полезные советы, но бывает, и пожурит. Мы иногда спорим, ругаемся во время репетиций, но в итоге идем на компромисс. Когда танцуешь с близким человеком, то ощущаешь себя как за каменной стеной. Однажды он рассказал о том, что при желании можно поработать по контракту во Франции. Вначале меня не взяли, поскольку не умела двигаться по-европейски, была немного полновата, практически не знала языка. А Казбек уже был ведущим солистом и сказал руководству театра, что если меня не возьмут, то уедет в Казахстан вместе со мной. В итоге они подписали контракт, получив кота в мешке. Но через год я танцевала сольные ведущие партии. Там существует жесткое требование к артистам — быть постоянно в отличной физической форме. Если танцовщики не справляются, то им просто говорят, что больше не нуждаются в их услугах.

— Каким образом изменилась культурная жизнь казахстанской столицы за последние годы?
— Когда в молодой столице начиналось становление театра имени Куляш Байсеитовой, мы представить не могли, что с нами будут работать известные хореографы, балетмейстеры из фондов Форсайта или Баланчина. Даже не верится, что тогда мы выступали в маленьком зале, а зимой зрители сидели в верхней одежде. Сегодня наш «Астана Балет» встречает прославленных зарубежных хореографов, мы обмениваемся опытом, с удовольствием танцуем в «Астана Балет» спектакль «Серенада» Баланчина, погружаемся в иной хореографический стиль. Сейчас эти условия кажутся нормальными, и никого не удивляет наличие двух театров. Ведь в «Астана Опера» в основном классический репертуар, а у нас можно посмотреть постановки современных зарубежных и отечественных хореографов. Прелесть заключается в разнообразии.

— Существует ли способ научиться понимать хорео­графический язык, как расшифровывать жесты и движения?
— Вообще, публика бывает разной по пониманию, многое зависит от того, насколько артист сумеет передать образ персонажа. Однажды мои друзья, которые впервые пришли в театр, после спектакля сказали, что им все было понятно даже без либретто, которое поясняет зрителям сюжетную линию спектакля. Это говорит о том, что мы сумели рассказать и донести свою историю со сцены. По своему опыту заметила, что наша публика лучше принимает батальные и романтические сцены.

— Существует стереотип, что балерины все время сидят на диетах. Это действительно так?
— У каждой балерины своя диета (смеется). Хотя мне достаточно физической нагрузки в репетиционном зале, все равно приходится ограничивать себя в сладком и мучном. Хлеб не ем, у меня дома его вообще нет. В обед в моем рационе йогурт, вечером ем овощи, салат, мясо. Высококалорийные блюда употребляю, но не часто и в очень ограниченном количестве. Могу приготовить манты, пельмени, пасту, испечь торт. Если позволяю съесть лишнего, то потом следует разгрузочный день на овощах.

— Вы побывали с гастролями в разных странах. Удается ли полюбоваться красотами других городов или все время отдано работе?
— Свободного времени мало, все расписано по минутам. Обычно рано утром выезжаем из отеля на площадку и проводим там целый день. Если остается немного времени, то отправляемся на шопинг, за сувенирами. Потом быстро прибегаем, гримируемся и выходим на сцену танцевать. Мы ответственно подходим к тому, что наша труппа представляет не только театр «Астана Балет», но и культуру Казахстана, поэтому расслабляться нельзя.

Фото из личного архива Татьяны ТЕН

Метки
Показать больше

Дана Аменова

Журналист

Похожие статьи

Закрыть