Латиница: не надо изобретать велосипед

17 Октября 2017 / 370 / ()
Латиница: не надо изобретать велосипед

Споры о том, какой из вариантов, предложенных госкомиссией по переводу казахского языка на латиницу, более приемлем, продолжаются. Своим мнением на страницах «Вечерней Астаны» делится профессиональный переводчик, преподаватель казахского языка Сагадат МУКАНОВ.

Изначально вопрос о переходе на латиницу поднимался еще в начале 90-х. В первые годы независимости «главный филолог страны» академик КАЙДАРОВ обратился тогда с письмом к Президенту Нурсултану НАЗАРБАЕВУ. Но в связи с большими экономическими трудностями этот вопрос отложили. То есть инициатива изначально исходила от лингвистов.
В то время на латиницу стали переходить Узбекистан, Азербайджан, Туркменистан. В этом вопросе появился еще и фактор тюркского мира.
Какова же необходимость к переходу на латиницу с позиции лингвистов?

Заблуждения
Широко распространено мнение, что в казахском языке есть только девять специфических (по отношению к русскому языку) звуков, а все остальные произносятся аналогично звукам русского языка, обозначенных той же буквой. И считается, что достаточно овладеть этими девятью звуками, чтобы появилось чистое казахское произношение, без акцента.
Кроме того, есть заблуждение, что в казахском языке как пишется, так и произносится. Это не так.
Например, «ы», «е», «и», «у», «ю», «я» произносятся не так, как в русском языке. Специалисты по фонетике казахского языка считают, что и многие другие звуки на самом деле произносят по-другому. Вариантов масса.
Это основная причина перевода казахского языка на латиницу - чтобы казахи перестали произносить и читать казахские слова на русский манер. Это нарушает чистоту настоящего казахского звукоряда.

Искаженный язык режет слух
В советское время даже было принято положение, согласно которому заимствованные слова в казахском языке должны были писаться в той же транскрипции, что и в русском. Для этого и ввели в казахский алфавит вышеупомянутые дополнительные буквы. Это положение до сих пор действует.
Вот примеры адаптации заимствованных слов в казахском языке, которая имела место быть в прошлом, до принятия этого положения: кровать - кереует, чайник - шәйнек, конфета - кәмпит, тарелка - тәрелке, поезд - пойыз, завод - зауыт, ящик - жәшік, печь - пеш, утюг - үтік, квартира - пәтер, пуховый - бөкебай и т.д.
Сейчас миллионы казахов без труда могут произнести первые варианты из этих пар. Но это не казахский язык.
А теперь представьте себе, что сейчас уже десятки тысяч слов, охватывающих различные сферы деятельности человека, вошли без всякой адаптации в казахский язык. В результате он стал превращаться в некий суржик. Это трудно понять людям, не владеющим казахским языком.
Дело дошло до того, что фонетически искаженный казахский язык настолько распространился, что стал восприниматься как норма. Этим грешат многие. Вплоть до дикторов. Реклама на телевидении зачастую озвучена на фонетически исковерканном языке, режет слух.
Да, звуки в языках заимствуются, но это происходит естественным путем в течение столетий.

Один звук - одна буква
Идеальный вариант должен основываться на принципе «один звук - одна буква». Тогда в сознании человека четко отпечатывается образ (знак), соответствующий данному звуку. Это фиксируется однозначно, без всяких лишних толкований. И мы должны максимально приблизиться к этому состоянию. У нас есть уникальный шанс. Это будет огромным преимуществом казахского языка. И тот же английский язык в этом вопросе может выступать только в качестве примера, как не надо делать.
Но там это сложилось исторически. Англоязычные пользуются латиницей веками. В отличие от нас у них нет выбора. Английский язык с его 44 звуками - заложник 26-буквенной латиницы, выбранной их предками. Но зачем же нам добровольно загонять казахский язык в такое же состояние?

Нечитабельный алфавит
Письмо существует для чтения. Но предложенные два варианта латиницы (с диграфами и апострофами) нечитабельны. Это сразу же бросается в глаза.
Алфавит надо подчинять звукам родной речи, живому языку, а не подгонять язык под чужой алфавит. Надо отталкиваться от звуков, а не от букв (в нашем случае букв-клавишей).
Алфавит должен быть удобен носителям языка, а не программистам. Тем, кто реально читает и пишет на казахском языке. Тем, кто творит на казахском языке. Тут надо точно расставлять приоритеты.
Этот алфавит на века. То есть все последующие поколения будут пользоваться им. Скажут ли они спасибо за выбранный вариант латиницы?
Во втором варианте алфавита (с апострофами) вроде бы постарались соблюсти принцип «один звук - одна буква». Но количество апострофов просто зашкаливает. Текст очень тяжело воспринимается. Соответственно, и писать без ошибок, используя эти две представленные графические системы, будет сложно.
При таких вариантах алфавита уровень грамотности казахоязычного населения резко снизится. Люди будут допускать массу грубых ошибок. В свою очередь это может привести к каким-то системным искажениям в языке, нарушениям его норм. Вплоть до утраты отдельных звуков. Лингвисты так и говорят: при несоблюдении принципа «один звук - одна буква» специфические звуки казахского языка могут со временем утратиться.
Нам не надо изобретать велосипед. Многие народы пользуются расширенной латиницей, используют диакритические знаки, умляуты.

Лингвисты и программисты
В вопросе выбора варианта латиницы определились две основные группы - лингвисты и программисты. И те и другие входят в госкомиссию по переводу казахского языка на латиницу.
Среди наших программистов, в идеале, как минимум должны быть носители казахского языка, коль уж они позиционируют себя участниками языковой реформы.
ІT-технологии развиваются настолько стремительно, что аргументы программистов в необходимости уложиться именно в 26 клавиш английской клавиатуры через 10-15 лет, возможно, будут выглядеть смешными. Сейчас развиваются технологии, когда клавиши вообще не используются. А необходимый текст просто вслух начитывается компьютеру. То, что будет через 50-100 и более лет, вообще трудно представить.
Почему мы ради клавиатур и ноутбуков должны гробить родной язык? Клавиатуры и ноутбуки не вечные. В любом случае они меняются.

Реформа не ради пальцев
- Я пишу на кириллице на казахском или на русском языках, не переключая регистры, - объясняет Сагадат Муканов. - У меня всегда стоит казахская раскладка. Потому что в ней есть все буквы русского алфавита. На ней можно писать и на русском. Зачем переключаться?
Аналогично с латиницей. Достаточно иметь казахскую раскладку с дополнительными знаками на латинице и на ней можно будет печатать и на казахском, и на английском языках. Переключаться не будет нужды.
Как-то другие народы пользуются же латиницей с дополнительными символами. Довод о расширении набора шрифтов при переходе на латиницу в таком вопросе - дело десятое.

Звено в цепи
Вообще, при разработке алфавита надо ориентироваться не на взрослых грамотных людей, а на 5-6-летних детей, которым еще предстоит научиться читать и писать. Надо встать на место маленького шестилетнего ребенка, который через 10-50-100 лет придет в школу осваивать грамоту. И его первым алфавитом будет тот, который мы сейчас принимаем. Для него он должен быть максимально понятен и удобен.
Надо смотреть вперед. Наши потомки будут жить в другой реальности. Они не будут владеть кириллическим казахским, за исключением соответствующих специалистов, как мы не владеем казахским на арабице или старой латинице.
Разговорный язык - это неуправляемая стихия. Все изменения в живой речи будут вынуждены официально зафиксировать. Поэтому принцип «один звук - одна буква», положенный в основу алфавита Института языко­знания, самый оптимальный, самый «безопасный».
Институт языковедов годами занимался этим вопросом. Разработал соответствующий алфавит с 32 графемами. Кстати, он укладывается в русскую раскладку, т.е. четвертого ряда букв на клавиатуре не будет, а также сохранились четыре «неродных» звука для заимствованных слов.
- Лично я поддерживаю алфавит, разработанный Институтом языкознания, - заключает спикер. - Необходимо помнить, что язык - главное наследие наших предков. Ныне живущие - это только одно поколение в череде сменяющихся поколений, одно звено в длинной цепи. Поэтому надо передать язык следующим поколениям, сделав все для его дальнейшего сохранения.

Шолпан Акбалаева

Шолпан Акбалаева

comments powered by HyperComments