КультураНовости

Абай и Каюм

«Бывает так, что один человек может заменить собой не только институт, но и целую академию наук», — писали о выдающемся зачинателе абаеведения, уникальном специалисте казахской культуры, человеке, который жертвовал своей свободой и жизнью за Абая, боролся за наследие поэта, когда все было под запретом, об ученом, писателе, драматурге, поэте и переводчике ­Каюме МУХАМЕДХАНОВЕ.

Один за всю академию

Если даже поверхностно перечислить все, что сделал Каюм Мухамедханов (1916-2004 гг.) только в одной области его разносторонних интересов — в абаеведении, это займет десятки страниц текста.

— В трудных экспедициях в конце 1930-х — 1940-е годы отец собрал более 500(!) подлинных вещей Абая и его ближайшего окружения, предметов быта и мебели, книги и рукописи, более 300 восточных книг Абая. Это стало основой для создания в 1940 году первого Государственного музея Абая в Семипалатинске, — рассказывает дочь ученого директор Общественного фонда образования и культуры имени Каюма Мухамедханова Дина МУХАМЕДХАН. — Научным методом текстологического анализа ученый вернул оригинальное слово Абая — он написал научные комментарии ко всем стихотворениям и поэмам Абая. А искажения слов Абая в изданиях разных лет происходили из-за незнания, небрежности и по идеологическим соображениям. Ведь религиозные термины выбрасывались, а непонятные старые казахские слова и заимствования из восточных языков в стихах Абая заменялись на более понятные. Из рукописей ученого мы узнаем, что по указке Сталина в 1923 году начались репрессии творчества Абая.Только вдумайтесь: ученым написаны научные комментарии ко всем стихотворениям и поэмам Абая! Кроме того, он обнаружил более 30 ранее неизвестных стихов поэта и научным методом текстологического анализа доказал их принадлежность автору.

Каюм Мухамедханов — единственный текстолог, сохранивший для народа оригинальное слово Абая. Бесценным вкладом является исследование ученого о школе учеников и последователей Абая. Это более 30 имен. Ученый беседовал с очевидцами их жизни и творчества, со старцами, знавшими их произведения. Школа Абая, по мнению авторитетных специалистов, единственная в казахской литературе, впрочем, и в зарубежных культурах таких мало.

В 1951 году за свои исследования Каюм Мухамедханов был репрессирован и получил 25 лет лагерей за то, что не отказался от школы Абая.

Ученик Ауэзова

Еще одна страничка из биографии — преданная дружба с Мухтаром АУЭЗОВЫМ. Каюм Мухамедханов был научным корреспондентом Мухтара Омархановича при создании им эпопеи об Абае. По заданию Ауэзова он искал факты и архивные материалы, встречался со стариками, выезжал на места разных событий, связанных с Абаем, вел переписку с Россией, с музеями и учеными, находил людей, брал интервью, оформлял материалы с комментариями и высылал их научному руководителю.

В 1940-е годы именно Каюм Мухамедханов ставит вопрос об увековечении образа Абая в скульптуре и живописи. Пишет об этом письма в правительство, на заводы Урала и Ленинграда, приезжает ради этого из Семипалатинска в Алма-Ату, разрабатывает подходы к проведению конкурсов скульпторов и художников. Но тогда у правительства к Абаю было иное отношение.

— Молодой Каюм поднимает вопросы об облагораживании могилы поэта и его родных, о реставрации зимовки Абая, об установлении памятных досок. И об этом рассказывают письма и документы, — продолжает Дина Мухамедхан. — Он составил подробные родо­словные Кунанбая, Абая и всех потомков. Установил имена, фотографии, факты обо всех потомках Абая, которые погибли в сталинских репрессиях и в годы Великой Отечественной войны. Он всячески оберегал и поддерживал потомков Абая. Позже они вспоминали, как тепло о Каюме говорили их деды и отцы.

Родовой дом

Уже в степенные годы на одной из встреч с молодежью Каюм-ага вспоминал свой отчий дом: «Мое детство, нужно сказать, прошло в благодатной атмосфере. Мой отец, Мухамедхан Сейткулов, 1870 года рождения, был благородным, образованным человеком, интересовался историей и культурой своего народа. Он имел хорошую домашнюю библиотеку, которая занимала огромный зал, в ней была представлена вся мировая классика, редкие рукописи. Отец выписывал много газет и журналов того времени.

Важно отметить, что в нашей библиотеке был и первый сборник произведений Абая, изданный в Петербурге в 1909 году, «Шежире — происхождение и история казахов и казахских ханов» — всего не перечислить. Было и многотомное издание «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» (редактор Семенов-Тянь-Шанский), 18-й том назывался «Киргизский край» и был посвящен истории казахского народа (издан в 1903 году).

Атмосфера родительского дома, круг чтения и круг общения отца оказали большое влияние на детей. В доме Мухамедхана Сейткулова бывали Абай и его ученики, Шакарим и алашординцы, писатели и издатели, акыны и артисты, здесь часто гостил с друзьями студент Семипалатинской учительской семинарии Мухтар Ауэзов».

Мухамедхан Сейткулов подвергся конфискации несколько раз, в 1932-м вместе с отцом арестовали и 16-летнего Каюма, однако через 10 дней сына отпустили, отца освободили позже. Но они никогда не допускали мысли покинуть родную землю.

Мухамедхан Сейткулов все же разделил трагическую участь алашевцев: в 1937 году его вновь арестовали, имущество конфисковали и 2 декабря 1937 года расстреляли.

Письма из Карлага

— Каюм Мухамедханов посвятил себя сохранению памяти об отце и обо всех посетителях родового дома, — продолжает воспоминания Дина Мухамедхан. — Он помнил их имена и подписывал их на фотографиях, написал биографии, открывал и сохранял их произведения, боролся за реабилитацию многих имен и произведений, чего бы это ему ни стоило. Репрессии, физические и моральные пытки не сломили человека с тонкой душой поэта. В 1951-м Каюм не отказался от защищенной им диссертации и научных идей о школе учеников и последователях Абая и под пытками не подписал ничего против своего учителя Мухтара Ауэзова. За это он был осужден на 25 лет и сослан в Карлаг.

Находясь на краю пропасти, в письме из Карлага жене Фархинур и детям Каюм просил их ничего не бояться и в любой ситуации говорить только правду, чего бы это ни стоило. «Чистота моей души и совести дает мне силы и надежду, что я вернусь к вам», — писал он.

Судьба

До конца дней Каюм-ага продолжал научные исследования, преподавал и поддерживал всех, кто интересовался историей и культурой своего народа, консультировал и делился редкими рукописями, уникальными историческими документами и фотографиями.

Еще в 1943 году, в возрасте 27 лет, Каюм стал автором текста Государственного гимна КазССР. Заслуги Каюма Мухамедханова получили высокую оценку. Он лауреат Государственной премии РК (1996), обладатель золотой медали Международной академии Абая (Лондон, 1995), первый лауреат Международной премии Абая и Международной литературной премии «Алаш» Союза писателей Казахстана (1996), лауреат премии Союза журналистов Казахстана.

Вспоминают, что дом Каюма-ага в Семипалатинске был открыт для всех, супруга Фархинур продолжила традиции гостеприимства матери Каюма — Макыпжамал. Непревзойденный рассказчик, он вспоминал о встречах с Жамбылом, Сатпаевым, Маргуланом, Жароковым, Хаджимуканом Мунайтпасовым, Вс. Ивановым. Люди шли сюда, чтобы узнать новое, взглянуть на портреты алашевцев, батыров и акынов, приобщиться к судьбам тех, кто еще долгое время был под запретом. Каюм Мухамедханов занимался краеведением и драматургией, руководил музеем, переводил с разных языков, сотрудничал с театрами, музеями и научными институтами, выступал на радио и телевидении, читал лекции, вел переписку с архивами и боролся за реабилитацию деятелей культуры и их произведений.

— Где отец черпал силы и находил время для всего, спросите вы, — резюмирует нашу беседу Дина Мухамедхан. — Возможно, разгадка в его откровении: «Я родился в холодный зимний день, но в моей жизни было больше ярких и солнечных дней». Чистота души и совести, память и преданность истине вели его по жизни.

Фото из архива семьи

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть