Общество

Абдижамил НУРПЕИСОВ: вечер воспоминаний

В столице прошла международная читательская конференция памяти корифея казахской литературы Абдижамила Нурпеисова с участием отечественных и зарубежных гостей.

Личный кабинет
Встреча прошла при информационной поддержке акимата города. Символично, что вечер классика казахской литературы, ҚР Еңбек Ері, лауреата Государственной премии СССР, участника Великой Отечественной войны, народного писателя состоялся в именном читальном зале Национальной академической библиотеки, который был открыт на 97-летие писателя. Здесь собраны многотомные собрания сочинений Абдижамила Нурпеисова, переданные автором в дар главной библиотеке страны, периодические издания, фотографии, а также аудио- и видеоматериалы, электронные копии книг, публикаций о творчестве выдающегося казахского писателя. Кроме того, что Абдижамил Нурпеисов писал романы, повести, он занимался и эпистолярным наследием. Здесь можно найти его переписку с выдающимися отечественными и зарубежными писателями и переводчиками. Его труды переводились на разные языки, в том числе английский, немецкий, арабский, французский. Автор романа «Кровь и пот» занимался художественным переводом на казахский язык произведений Горького, Чехова и других классиков русской литературы. Также здесь стоит стол писателя, за которым были написаны знаменитые произведения, его кресло, личные вещи, а также шахматы, грамоты, благодарственные письма, рукописи.
Абдижамил Нурпеисов ушел из жизни совсем недавно на 98-м году. Он прожил яркую и достойную жизнь, был истинным интеллигентом, человеком блестящего интеллекта, огромной эрудиции. Писатель оказал влияние на целое поколение и стал неотъемлемой частью своего времени. Его запомнили не просто мастером слова, а в первую очередь человеком широкой души.

В конференции приняли участие и поделились воспоминаниями о тесной дружбе и совместной работе писатели, ученые, общественные деятели не только Казахстана, но и Франции, Германии, России и Армении. Встреча прошла в гибридном формате, офлайн и онлайн.

Патриарх

– Произведения патриарха казахской литературы переведены на 35 языков мира и доброжелательно встречены мировой читательской аудиторией. Об этом выдающемся событии дали информацию мировые издания The Washington Post и The New York Times, – отметила в своем спиче заведующая отделом международных связей и мировой литературы Института литературы и искусства им. М.О. Ауэзова, член правления Союза писателей Казахстана Светлана АНАНЬЕВА.

В романе «Последний долг» автор трагедию Арала поднимает до уровня мировой экологической катастрофы. Частички морской соли со дна высыхающего Арала обнаружены уже во льдах Северного Ледовитого океана. Писатель включает в новые издания вырезанные в советское время по идеологическим причинам главы, объясняя экологическую катастрофу результатом непродуманной и недальновидной государственной политики.

Альбер ФИШЛЕР, ученый из Франции, высоко ценит творчество Абдижамила Нурпеисова как «одного из самых выдающихся художников степи, последователя великого Мухтара Ауэзова». Большой исторической фреской называет он «Последний долг», знакомящий зарубежных читателей с древней и сложной историей казахского народа.

Атаназ Ванчев де ТРАСИ, поэт и переводчик из Парижа, так вспоминал свою работу над переводами великого казахского писателя А. Нурпеисова: «Над «Последним долгом» я работал три года по семь часов в день. Считаю, что в моей жизни это самая большая книга, которую я перевел на французский. Нурпеисов – гениальный писатель, который очень полюбился нашей аудитории. Более того, Французская академия вручила ему приз за гениальный труд, а мне – за качественный перевод».

В архивах бережно хранится письмо Леонарда Кошута, издателя, переводчика, прозаика из Берлина, которое он прислал ко дню рождения Абдижамила Нурпеисова, попросил распечатать и передать адресату. Многолетняя дружба связывала немецкого и казахского коллег по писательскому цеху: «Дорогой Абдижамил! Как бы я хотел тебя лично поздравить, обнять… Когда я тебя вспоминаю, а вспоминаю постоянно, вижу перед собой весь Казахстан. Вспоминаю безграничную степь, в которой мы с тобой в юртах жили, или ту высокую гору (запомнил бы, как ее звать), на которую мы с Шарлоттой поднимались под предводительством Ажар. Закрывая глаза и вспоминая твою дилогию «Последний долг», я вижу Арал, углубляюсь в исторические общественные страсти… а возвращаясь в Германию, вспоминаю, как немецкое издание твоей дилогии открыло «Казахстанскую библиотеку». Сознание открывает бесконечный кинофильм, в котором ты главный актер… Обнимаю тебя, дорогой друг!»

Отвечая на вопрос корреспондента из Франции Анн Филип: «Почему вы пишете?», А. Нурпеисов искренне отвечал: «Это происходит не по воле и не по желанию человека. Для меня талант – дар божий».
В одном из писем французской переводчице Лили Дени Абдижамил Нурпеисов, рисуя наступление суровой зимы, размышлял: «Все говорят, что климат изменился, что повинны в этом прежде всего сами люди, долготерпению природы пришел конец и, рассерженная, она показывает свой норов, что пора нам, землянам, браться за ум, считаться не только с потребностями своего ненасытного брюха, но и с ее, бедной природы, состоянием, не нарушая ее извечной гармонии».

У Абдижамила Каримовича было много друзей из зарубежного литературного круга. Одним из близких друзей и коллег казахского писателя был Леонард Кошут. В марте этого года в возрасте 99 лет он ушел из жизни. Он был известным германским переводчиком, издателем, литератором. Он и его супруга занимались переводом одной из книг Абдижамила Каримовича. Так же как и другие, за время совместной работы супруги Кошут стали хорошими друзьями Абдижамила Нурпеисова. На одной из встреч Леонард Кошут вспоминал:

– В Казахстане я был 8 раз в служебных целях и один раз – по личному приглашению Абдижамила Нурпеисова. Точнее, я сопровождал мою супругу, которая как раз-таки и является редактором его книги на немецком языке Dersterbende See. Дело в том, что в ГДР издательства проходили определенный конкурс для получения права переводить и издавать книги советских авторов.

Наши издательства специализировались на переводе книг советской классики и мультинациональных трудов. Учитывая объем книги Нурпеисова Dersterbende See, редакция заняла немалое время и часто становилась темой обсуждения с моей супругой.

И если вернуться к началу моего рассказа о посещении Казахстана и прекрасного времени, проведенного там, то это во многом помогло нам проникнуться мыслью автора. Работа над этой книгой Абдижамила Нурпеисова и ее издание относятся к самым радостным результатам нашей переводческой деятельности. Мне очень жаль, что моя супруга раньше покинула этот мир и не может рассказать о том, как она работала над книгой и лично взаимодействовала с автором Абдижамилом Нурпеисовым, – говорил он.

Абе – тайна жизни и творчества
– Абе – важный феномен в казахской литературе, один из трех казахских писателей, удостоенных Государственной премии СССР. Не случайно первыми двумя из них были Мухтар Ауэзов и Жубан Молдагалиев, а третьим – Абдижамил Нурпеисов. Коллеги и друзья называли его просто – Абе, при этом не теряя своего уважения к великому творцу. Жизнь Абе – целая эпоха, наполненная вызовами судьбы. Писателю, который своими глазами видел великие беды 20-го века – войну, голод, годы репрессий, стагнацию общества, казалось, что сама жизнь уже подготовила ему темы для его будущих работ, – с этих слов начал свой рассказ член попечительского совета ОФ «Altyn Qyran Foundation» Алибек АЛДЕНЕЙ. – Он был призван в армию в 17 лет, а в 1942-1945 годах участвовал в войне. Когда вышел в свет его первый роман «Курляндия», описавший подлинный портрет войны, Абе был молодым человеком, всего 25-26 лет. Его роман «Последний долг» – это эпическое произведение, описывающее не только экологическую болезнь, но и общества, роман вдохновлен волнами Аральского моря, которое он видел с детства. Абе – писатель, всю жизнь стремившийся к творческому совершенству. Только один роман, «Кровь и пот», был напечатан 15 раз, столько же раз автор редактировал его перед каждым изданием. Он был оценен зарубежными писателями как «произведение, поднявшее казахский роман на новую ступень», и переведен на английский, шведский и французский языки.

Абе любил Францию
Романы Абдижамила Каримовича Нурпеисова широко известны как на родине, так и за рубежом. Трилогия «Кровь и пот» и дилогия «Последний долг» были переведены на иностранные языки и поэтому стали объектом внимания и признания со стороны иностранных писателей и критиков.

Во Франции первая книга трилогии казахского писателя – «Сумерки» – вышла в свет в 1967 году в издательстве «Галлимар». Вторая книга – «Мытарства» – появилась под названием «Время испытаний» в 1969 году, а третья часть – «Крушение» – была опубликована в 1976 году под названием «Летний пепел». В те годы французская аудитория высоко оценила художественные достоинства трилогии, профессионализм переводчика, и книга получила такой же заслуженный успех во Франции, как и в Казахстане. В средствах массовой информации после публикации романа появились многочисленные отклики французских писателей и критиков: Жана Монтальбетти, Нелли Стефан, Тристана Рено, Андре Стиля, Клода Бонфуа, Анны Филип, Иоланды Гарон. Известный французский писатель Луи Арагон отзывался о «Сумерках» как об увлекательном и глубоком романе, который «напоминает колодец с горькой водой. …Этот роман можно сравнить с самыми большими произведениями современной литературы, будь то американская, французская или же другая». Это высказывание французского писателя, который обладал огромным авторитетом и популярностью не только во Франции, но и в других европейских странах, было настолько емким и лаконичным, что оно цитируется во многих работах, посвященных творчеству Нурпеисова.
Абдижамил Нурпеисов и сам не раз бывал во Франции. Ряд современных зарубежных отзывов и откликов обусловлен личными контактами Абдижамила Нурпеисова с французскими литераторами. Этому способствует тот факт, что с обретением независимости казахстанские деятели литературы и искусства получили больше возможностей для личных встреч. Так, Абдижамил Нурпеисов был лично знаком с Альбером Фишлером, Жаном Ламбером. Они познакомились в 1997 году в Париже во время официального празднования 100-летия Мухтара Ауэзова. Далее их пути неоднократно пересекались как в Казахстане, так и во Франции. В 2004 году Альберт Фишлер и Жан Ламбер написали статьи для книги «Мир Нурпеисова», подготовленной Институтом литературы и искусства им. М.О.Ауэзова.

– Во-первых, я горжусь, что Франция стала одной из первых западных стран, признавшей 30 лет назад молодую Республику Казахстан, – вспоминает в одном из своих выступлений заслуженный профессор Франции, кавалер ордена Академических пальм, лауреат Премии мира и духовного согласия Альберт Фишлер. – Тогда Казахстан вышел, как говорится, из тени и предстал перед мировым сообществом в полном свете и принес с собой все свое историческое и богатое человеческое прошлое. Очевидно, что есть великий Абай, Мухтар Ауэзов, а также другие выдающиеся писатели, герои. Абдижамил Нурпеисов – прекрасный человек, который хорошо писал о реальности казахского общества в сложный период его истории. То есть во время Первой мировой войны, большевистской революции. Он очень хорошо написал трилогию, которая была опубликована на французском языке и в которой он с большим чувством, большим изяществом передал муки степного общества. На самом деле он умело показал образ того, что называется историческим романом. Если говорить о Казахстане, он был начат Мухтаром Ауэзовым, который первым в Центральной Азии написал большой исторический роман. Абдижамил Нурпеисов продолжил эту линию великого Ауэзова. Конечно, все процессы заметно замедлились из-за пандемии, очень жаль, что мы не успели встретиться еще раз.

Всенародная любовь
Дружескими воспоминаниями о встречах с Абдижамилем Каримовичем поделился его друг и коллега, российский прозаик, переводчик Анатолий КИМ, который подсоединился к собранию через видеосвязь.

– Каждый из нас, каждый человек на земле после себя оставляет одну вечность. А потом каждому из нас предстоит найти другую вечность, которая будет после нашей кончины. Абдижамил Каримович Нурпеисов ушел за эту черту и оказался в не известной нам всем пока еще вечности. Мы встречались с ним в этой жизни множество раз. И, когда оставались одни не по деловым моментам нашего литературного сотрудничества, а просто по-человечески, по завершенности работы, между перерывами, на семейных праздниках у него, у меня, мы часто с ним говорили на задушевные, глубокие, философские темы, ничего не скрывая друг от друга. Нас соединила редкостная человеческая дружба, не просто сотрудничество.

Однажды он мне сказал:

«Если я умру раньше тебя, то я с того света приду к тебе и расскажу, что мы с тобой еще не узнали в этой жизни». Вот так мы с ним и договорились. Пока он ко мне не пришел и ничего еще не рассказал. Я жду, если есть в нашей жизни что-то неизвестное нам, он придет и обязательно мне об этом расскажет.

Я много наблюдал за ним в жизненной нашей практике. Неоднократно он мне говорил о том, что его жизнь проходит таким образом: «Я смеюсь и живу. Я плачу и живу». От смеха к слезам проходила его жизнь. Он был наделен необычайной жизненной силой. Эта сила давала ему веселье души. Но судьба складывается у каждого человека так, что это веселье души, даруемое человеку свыше, также вносит в его жизнь много горести и печали.

Он напоминал мне печально известного библейского персонажа Иова, на которого Бог послал много печалей и испытаний и которого по итогу за эти испытания и вознаградили. Так вот для Абдижамила Нурпеисова такой наградой была всенародная любовь народа и всех тех, кто с ним когда-то встречался и был знаком. Он прожил долгую жизнь и ушел, я думаю, насыщенный жизнью.

Почему-то я думаю, он меня больше всех любил, и я очень счастлив этому. Хотя так думает каждый, кто с ним встречался. Это был удивительной щедрости души человек. Я не чувствую, что он ушел из нашей жизни. Даже присутствуя на конференции, посвященной ему, я хочу сказать, что он не просто с нами, он в сердцах каждого из нас. Я хочу слышать и говорить больше не об его академическом признании, а о человеческих качествах, которыми он обладал, ведь он умел быть близким не со всеми, а над всеми. Я хочу говорить о тайнах его жизни и творчества очень простыми словами. И тут я скажу, что тайна жизни Абдижамила Нурпеисова была в любви, на силе которой все и держится, – сказал Анатолий Ким.

Метки

Похожие статьи

Закрыть