История

Ахмет ЖУБАНОВ: человек, так любимый своим народом

В последние дни апреля музыкальный мир отметил день рождения великого казахского композитора, основоположника казахской профессиональной музыки, дирижера, музыковеда, создателя первого оркестра казахских народных инструментов имени Курмангазы, по сей день успешно гастролирующего по всему миру, инициатора открытия Казахской национальной консерватории имени Курмангазы, долгие годы единственного доктора искусствоведения и академика Ахмета Жубанова. О своем прадеде «Вечерней Астане» рассказывает правнучка легендарного музыканта, выпускница Московской консерватории имени Чайковского, композитор и пианистка Карина ИЗМАЙЛОВА.

О скрипке, Затаевиче и ссыльном учителе
– Ахмет Жубанов родился 29 апреля 1906 года в урочище Косуактам
(ныне Актюбинская область). Отец будущего композитора Куан был просвещенным человеком в ауле. К тому же, общаясь с русскими крестьянами из Воронежа, Курска, Тамбова, Харькова, которые с 1870 года стали обосновываться на постоянное жительство под Актюбинском, он научился говорить и читать по-русски. Отец Жубанова мечтал о том, чтобы дать образование своим детям. Много сил было приложено им для открытия в его ауле школы, куда он отвел семилетнего Ахмета. В 1918 году Жубанов оканчивает двухгодичную русскую школу в Журыне и затем после учебы на курсах по подготовке учителей работает в городе Темире. Но ни на минуту юноша не забывает о музыке, самостоятельно изучает теорию и музыкальную грамоту, играет в самодеятельном оркестре народных инструментов.

Годы, проведенные Жубановым в Актюбинске, были особенно важными в его жизни. Здесь он учится игре на скрипке у ссыльного учителя музыки из Воскресенска Петра Георгиевича Чернюка. Большое впечатление произвела на Жубанова вышедшая тогда книга А.В. Затаевича «1000 песен казахского народа».

«Я узнал множество всевозможных легенд о песнях, собранных Затаевичем, и о человеке, который умел читать эти, похожие на мышиные следы, начертания звуков, и загорелся желанием стать таким же специалистом в области музыки, как Затае-вич. Чернюк горячо и искренне поддержал это мое стремление. Мое заочное знакомство с А.В. Затаевичем через его сборник казахских песен на 90 процентов решило направление моей дальнейшей судьбы», – вспоминал впоследствии композитор.

В 1928 году Ахмет становится учащимся музыкального техникума имени М.И. Глинки в Ленинграде, где занимается по классу скрипки у опытного педагога А.А. Этигона. Началось время интенсивной учебы, но юноша не ограничивался только программой среднего учебного заведения, прилагая много усилий для того, чтобы поступить в консерваторию. В стенах техникума Ахмет знакомится с сочинениями русских и зарубежных классиков.

Позже талантливого музыканта зачисляют в Ленинградскую консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова. В 1932-1933 годах Жубанов был аспирантом Ленинградской академии искусствоведения (ныне Институт театра, музыки и кино).

Крохотный ансамбль и знаменитый оркестр
Вот как об этом периоде рассказывает в своих мемуарах гениальная дочь своего отца композитор Газиза ЖУБАНОВА: «Конечно, мне повезло, что я родилась в такой творческой семье… Во время учебы в Ленинградской консерватории (1928-1932 гг.) отец на летние каникулы приезжал домой, в аул № 9, что находился в Джурунском районе Актюбинской области (ныне это крупный совхоз в Мугоджарском районе). Он собирал весь аул и играл сначала на более привычном для казахов инструменте – домбре кюи Курмангазы, Даулеткерея, Таттимбета, а затем брал скрипку и исполнял незнакомую европейскую музыку, а также казахские народные мелодии. Все слушали, затаив дыхание».

По воспоминаниям Газизы Ахметовны, в 1933 году Наркомпрос Казахской ССР отозвал Ахмета Жубанова из Ленинграда, и он со своей семьей переезжает в Алма-Ату и становится заведующим учебной частью вновь созданного музыкального техникума. Именно здесь им открыты мастерская по усовершенствованию казахских народных инструментов и кабинет по сбору и записи богатейшего казахского музыкального фольклора. В техникуме Ахмет Жубанов создал ансамбль казахских народных инструментов сначала из 11, а затем из 17 человек.

Именно крохотный ансамбль позже преобразится в знаменитый оркестр, который в 1936 году на Первой декаде казахского искусства и литературы в Москве выступит с триумфальным успехом. «Бисы» следовали один за другим. Это были чудные мгновения в жизни Ахмета Куановича.

Газиза Жубанова много пишет о том, как проходили репетиции оркестра: «Долгие века у казахов существовала устная передача музыки – от учителя к ученику, и этот метод выработал отменный слух и хорошую память. Ахмет Жубанов, сам домбрист и знаток кюев, блестяще дирижировал ансамблем без нот. Но без знания нот не приходилось думать о дальнейшем успехе. Начались кропотливые занятия обучения нотной грамоте. Жубанов все объяснял на казахском языке. Чтобы было понятно, сравнивал целую ноту с пачкой чая, половинную – с половиной пачки, а четвертную – с четвертью пачки».

Молодой композитор не ограничивался переработкой казахских народных песен. Он переложил для оркестра казахских народных инструментов сочинения русских и зарубежных композиторов-классиков. В 1943 году Казахский оркестр народных инструментов сыграл марш Черномора из оперы Глинки «Руслан и Людмила», «Музыкальный момент» Шуберта в инструментовке Жубанова. В дальнейшем была создана оркестровка фрагментов оперы Чайковского «Пиковая дама», Римского-Корсакова «Царская невеста».

Улица Ахмета Жубанова в столице начинается с улицы А. Пушкина, пересекается с улицами Жәнібека Тархана, А. Иманова, Кенесары, проспектом Абая. Длина магистрали – 1927,6 метра.

Путь, не устланный розами
В 1937 году расстреляли старшего брата Ахмета Жубанова – Кудайбергена Жубанова – филолога, тюрколога, профессора, одного из основоположников научного казахского языко-знания. 3 октября 1957 года он посмертно был реабилитирован за отсутствием состава преступления. Ахмет Жубанов, сам отец пятерых детей, взял на воспитание шестерых детей своего брата, и все они получили достойное образование и добились успехов в разных областях. Газиза Ахметовна пишет, что отец всегда следил, чтобы дети хорошо учились. И что потом, ставши взрослыми, они удивлялись тому, как их отец при всей его занятости успевал проверять дневники и сам лично заходил в школу, чтобы поинтересоваться их учебой.

«Знаменитый композитор, академик, педагог… Слыша эти слова, вспоминая заслуги великого человека, удивляешься его работоспособности и трудолюбию. И можно невольно подумать, что его жизнь, его путь были устланы розами, – размышляла в мемуарах Газиза Ахметовна. – Между тем у композитора было много недругов. Он был дирижером в Оперном театре, спектакли проходили с большим успехом, публика шла на дирижера-казаха. Но нашлись завистники, и Ахмет Жубанов ушел из театра. У него был свой оркестр – имени Курмангазы. В 37-м году после ареста брата на следующий день Ахмета Жубанова не пустили в филармонию, и он остался на некоторое время без работы. После этого его пригласили для написания музыки к фильму «Амангельды» вместе с М.Ф. Гнесиным, а затем Ахмет Жубанов некоторое время работал заместителем главного редактора по музыкальному вещанию. За год до этого умер младший брат Ахмета Жубанова – Мухамеди, спустя год умерла от воспаления легких в возрасте семи лет дочь Жубанова Сауле».

В 1951 году Ахмета Жубанова обвинили в национализме за то, что в книге «Жизнь и творчество казахских народных композиторов» была помещена нотная запись народных мелодий о Кенесары Касымове, и этой записи даже без слов оказалось достаточно для этих обвинений. Ахмет Жубанов уезжает в Москву, где в то время учатся его дочь Газиза и сыновья Булат и Каир, и какое-то время они все вчетвером живут на их стипендии, для Ахмета Жубанова снимают комнату, а дома мама с двумя дочерьми – Розой и Ажар жили на то, что удавалось продать из вещей на барахолке.

В 1958 году была намечена декада казахского искусства и литературы в Москве, художественным руководителем пригласили Ахмета Жубанова. Это было в 1956 году. Два года он потратил на подготовку декады, потратил много сил, очень уставал. Декада прошла с грандиозным успехом, многие получили почетные звания и ордена, а Ахмет Жубанов даже не удостоился медали. Недруги также написали письмо в ЦК, обвинив его в национализме за то, что он не взял на декаду русскую оперу «Руслан и Людмила». Постановочно и исполнительски слабый спектакль был раскритикован всей комиссией по отбору спектаклей, а обвинили опять Ахмета Жубанова.

В 1961 году Ахмет Жубанов впервые удостоился высочайшей в стране награды – ордена Ленина за многолетнюю деятельность в консерватории. Через 2-3 года ему в консерватории бросили упрек, что он не выполняет вторую половину педагогической нагрузки. И это академику, написавшему книги, которые днем с огнем не сыщешь и которые стали библиографической редкостью.

В 1966 году впервые и в последний раз состоялось официальное празднование юбилея Ахмета Жубанова. Вот как пишет об этом Газиза Ахметовна: «Торжества состоялись в Казахском академическом театре оперы и балета имени Абая. На сцене находились и мама, и мы, дети, и внуки… Много было приветствий. Сидевшие в зале зрители восторженно реагировали на поздравления, а ответную речь юбиляра слушали затаив дыхание. Отец был блестящим и остроумным оратором. Он говорил негромко, поэтому всегда, в том числе и на лекциях перед студентами консерватории, стояла мертвая тишина. Пожалуй, это было последнее его выступление перед большой аудиторией. Затем состоялся праздничный концерт из произведений Ахмета Жубанова, на котором выступили и юные музыканты, и маститые артисты разных театров и концертных организаций».

Последние годы
Газиза Ахметовна вспоминает, что в их семье было принято праздновать всем вместе Новый год, и на одной из таких семейных встреч в 1966 году Ахмету Куановичу стало нездоровиться. После празднеств он прошел все анализы, и у него не нашли ничего серьезного. Но в 1967 году неизлечимо заболел. Это стало неожиданным ударом для всех, и от того еще более жестоким, что и так на долю композитора уже выпало множество испытаний… В августе состоялась операция, из Москвы специально приехал профессор Б. Петерсон. Интересно его признание, что во время сложной операции, уже понимая ее бесполезность (подтвердились его худшие опасения), он увидел в окно палаты, как внизу стоит очень много людей, с надеждой взирающих наверх, и подумал о том, что нужно оперировать дальше, сделать все для человека, так любимого своим народом. Операция прошла успешно, все члены семьи облегченно выдохнули, радовались, надеялись на лучшее. Но 12 октября 1967 года неожиданно умерла супруга Ахмета Жубанова Науат.

Находясь вместе в санатории, они вечером сидели на веранде, и, возможно, она надышалась каких-то трав. Ночью у нее начался приступ астмы, и она умерла буквально на его руках.

В мае 1968 года Ахмета Жубанова не стало.

На его похороны пришла вся Алма-Ата. Все они прощались с человеком, вся жизнь которого была отдана делу развития и расцвета культуры и науки. Здесь были маститые ученые, выдающиеся деятели искусства, последователи и ученики, молодежь – студенты вузов и учащие-ся школ, почитавший его выдающийся талант простой народ…

Метки

Похожие статьи

Закрыть