НовостиОбщество

Архитектурная гармония: этника и мировые тренды

Отсутствие национального кода превращает смешение разных стилей в архитектуре в безвкусицу – так считает почетный архитектор страны, заслуженный деятель Казахстана, автор монументов «Қазақ Елі», «Астана жұлдызы», ставших главными достопримечательностями столицы, Саматбек БОКЕБАЙ. В беседе с «Вечерней Астаной» мэтр рассказал о роли архитектуры в формировании и сохранении культурного кода нации.

– Саматбек Таженулы, вкрапление элементов национального орнамента, которые мы наблюдаем в работах отечественных архитекторов, – это скоротечный тренд или что-то иное?

– Это более глубинный процесс, чем требование легкомысленной моды. Извините за пафос, но, скажу больше, это отображение признаков духовного возрождения народа, его вечного интереса к своей идентичности: истории, культуре. Впервые художественную силу воздействия этники я ощутил, когда принял в 1980 году участие в церемонии открытия центра международной торговли в Москве. Особое впечатление произвел японский павильон. Несмотря на то что павильоны различных государств составляли единый архитектурный замысел, представителям Страны восходящего солнца удалось с помощью каких-то незначительных штрихов передать свой национальный колорит.

– Что вы скажете об архитектурном облике нашей столицы, какой вам видится Астана?

– Эклектика – смешение разных стилей в дизайне и архитектуре – это хорошее решение, которое имеет массу достоинств. Из которых главное – возможность брать лучшее, что может предложить множество стилей и архитектурных направлений. Однако, на мой взгляд, слепое копирование сильно рискует превратиться в безвкусицу, китч. Эдакая ужимка, подражающая внешней стороне искусства и опирающаяся только на повторение условностей и шаблонов, лишенная творчес­кого начала. Простите за снобизм, но даже при условии выполнения профессионалами подобные архитектурные произведения всегда ориентированы на стандартизированный усредненный вкус.

– Вот как?

– Да. При подражательстве без раздумий получаются эстетически обед­ненные объекты. Так сказать, подмена красоты красивостью. Чтобы избежать этого, считаю необходимым вносить что-нибудь свое, национальное. Иног­да даже малозаметная единственная деталь может очень сильно влиять на восприятие.

– Часто горожане критикуют эстетический вид современных жилых, торгово-развлекательных и промышленных зданий. Есть мнение, что в застройке города проявляется бессистемность. Как будет выглядеть столица через несколько десятилетий?

– Точно ответить не могу, но, думаю, что тренды сегодняшнего дня в сфере строительства и архитектуры будут продолжены. И, как показывает практика, мы никуда не денемся от влияния мировых тенденций. По поводу бессистемности или других неоднозначных и спорных мнений, наверное, в процессе роста город должен пережить это все.

– Возвращаясь к сказанному. Почему вы столь высоко цените этничес­кие тренды в искусстве архитектуры и ратуете о необходимости учитывать их в процессе строительства?

– Понимаете, слово «тренд», по-моему, несколько неуместно, когда речь идет о вечном, о нации. А что есть вечного у нашего народа? Его морально-нравственные устои и история развития. И тут использование национального кода может принести большую пользу для духовной перезагрузки, модернизации сознания. Ведь великие мысли и свершения этноса можно и нужно увековечивать, в том числе и в архитектурных творениях.

– Каким образом национальную идею можно обернуть в мрамор или высечь на граните?

– Пять лет назад я на свои собственные средства разработал проект реконструкции центральной площади Туркестана. Дело в том, что я уроженец этого славного города и хотел принести в дар родному краю достойный подарок. Согласно моим разработкам реализация проекта позволила бы превратить его в большой туристический кластер. То есть сделать город единым и большим музеем под открытым небом. Если говорить детально, я попытался упорядочить действующие производства, связанные с обслуживанием туристов, создание всего необходимого для развития туристического бизнеса. Чтобы гости могли в пределах города-музея найти для себя все что пожелают.

– И какой посыл, какая знаменательная дата или историческое событие заложены в вашем проекте?

– От тысяч других проектов его отличает действительно яркое событие, которое и вдохновило меня на его создание. В 2010 году тогдашний президент Турецкой Республики Абдуллах ГЮЛЬ во время посещения международного казахско-турецкого университета имени Яссауи вручил Главе государства Нурсултану НАЗАРБАЕВУ скипетр – древнейший символ власти – в знак признания Елбасы лидером всех тюркоязычных народов. Убежден, что это событие эпического масштаба вписалось в нашу историю золотыми буквами. Быть лидером более чем двухсотмиллионного этноса на земле – очень важное признание.
Именно поэтому центральная композиция моего проекта – сооружение в форме жезла с библиотекой и обзорной площадкой внутри олицетворяет величие произошедшей церемонии. К тому же нельзя забывать, что Туркестан по определению Нурсултана Назарбаева на протяжении веков был сердцем политической и духовной жизни Казахского ханства и всего тюркского мира. Видите ли, случилось, если так можно выразиться, идеальное стечение обстоятельств, которые сами по себе заслуживают пристального внимания, а вместе и вовсе становятся чем-то величественным: духовный центр тюрков, признанный лидер Казахстана и символичный дар. Чем не полотно, достойное кисти художников?

– Вы сказали, что проект разработали пять лет назад. Почему до сих пор не реализован?

– Негоже хвалить свое дитя. Но моя работа была признана лучшей на нескольких государственных конкурсах. Она была одобрена тамошним советом аксакалов, акиматом города и городским маслихатом. Мало того, я установил макет проекта в общественном месте, чтобы любой желающий мог ознакомиться с ним, выразить свое мнение. Однако после положительных отзывов решение о его реализации затерялось в бюрократических джунглях. Я все еще жду и не теряю надежду.

– Может, дело в его стоимости?

– Нельзя сказать, что цена проекта своей нескромностью способна смутить чиновничью душу. Для его реализации требуется 1,5 миллиарда тенге. И эти средства изменят облик Туркестана в лучшую сторону. Появится композиционная завершенность городского центра. Он обретет недостающие ему монументальность и яркое выражение идейного содержания. Возможно теперь, после образования новой области и придания Туркестану статуса областного центра, дело пойдет на лад.

– От чего зависит успешная реализация проектов: стоимость, авторитет автора, актуальность?

– Важны и другие составляющие. К примеру, бывало так, что руководитель региона разделяет мое видение, помогает. Но может случиться и так, когда на смену ему приходит другой, который не видит целесообразности начатого труда. И тогда пиши пропало. Вообще, жалко, когда многое решается на личностном уровне. К сожалению, таковы реалии.

– Какое сооружение в Казахстане вы считаете самым интересным, лучшим?

– Мавзолей Яссауи. Без вариантов. Именно поражаясь этому чуду средневекового зодчества, я решил стать архитектором. Еще в детстве.

– Вы очень плодовитый архитектор. Каким творением гордитесь больше остальных?

– Почти в каждом городе Казахстана есть плоды моих трудов. Некоторые из них высоко оценили международные эксперты и зарубежные организации моих собратьев по ремеслу. Все они одинаково радуют меня. Но больше всего я горжусь тем, что сразу три объекта из моих произведений легли в основу разработки двадцатитысячной банкноты национальной валюты – крылатый конь Пегас, птица Самрук и монумент «Қазақ Елі».

Дулат ТУЛЕПОВ

Метки

Похожие статьи

Закрыть