Интервью

«Астанагенплану» — 20 ЛЕТ: Развивается столица, развиваемся мы

В этом году «Астанагенплану» исполнилось 20 лет. Сотрудники института в буквальном смысле слова росли вместе со своим предприятием. Даже молодые выпускники вузов, которые приходили в «Астанагенплан» с 2000 года, — уже состоявшиеся архитекторы, инженеры, за плечами которых не один спроектированный и реализованный объект. О том, с чего начинался институт, и о перспективах его развития в интервью газете «Вечерняя Астана» рассказал директор Научно-исследовательского проектного института «Астанагенплан», академик Международной академии архитектуры в Москве (МААМ), лауреат Государственной премии в области архитектуры и искусства Сарсембек ЖУНУСОВ.

— Сарсембек Ендибаевич, понятно, что такой серьезный проектный институт не был создан с чистого листа. Кто заложил основу будущего «Астанагенплана»?

— С советских времен во всех столицах союзных республик были институты генеральных планов: в Москве, Минске, Киеве. Мы — сотрудники «Алматыгенплана», когда объявили о строительстве
новой столицы, тогда Акмолы, начали продвигать идею нового генерального плана и необходимости создания института «Астанагенплан». Мы четко
понимали, что без такого градостроительного института развитие города невозможно. Чтобы идти в ногу со временем, такое быстрое развитие нужно
было обязательно сопровождать. Строительство первых жилых домов начиналось с чистого листа. Определили площадки и начали строить жилые дома, реконструкцию офисов для передислокации
центральных госорганов. Первым стал 9-й микрорайон, в народе получивший название «Унесенные ветром». Он был на краю города и там постоянно бушевали ветра. Затем началось строительство микрорайона Самал. Мы приехали сюда в 1996 году, и несколько лет здесь работала проектная
компания «Акорда». Ее создавали еще в Алматы единственный народный архитектор СССР Калдыбай МОНТАХАЕВ, Баир ДОСМАГАМБЕТОВ и заслуженный архитектор РК Серик РУСТАМБЕКОВ. Потом уже по прямому поручению Президента Республики Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА создали Научно-исследовательский проектный институт «Астанагенплан», первым директором которого стал Баир
Досмагамбетов, который был главным архитектором республики, затем работал первым заместителем министра строительства, жилья и застройки территории РК до августа 1994 года. То есть огромный авторитет и опыт профессиональной и управленческой деятельности был у него.

— Когда вы впервые приехали, верили ли, что Акмола может стать столицей?

— Честно скажу, не верил. В первый раз приехал сюда в декабре 1995 года. Приехали вместе с заместителем главного архитектора города Алматы Шамилем НЫСАНБАЕВЫМ. Я тогда работал в Департаменте
архитектуры города Алматы, и нас отправили в командировку. Было первое совещание в акимате о переносе столицы, поэтому было задание: совместно с главным архитектором Акмолинской области Василием ТОСКИНЫМ и главным архитектором города Акмолы Владимиром ГЛАДКИХ разобрать проектные материалы и выбрать две площадки. Мы заселились в гостиницу «Ишим» (ныне — Grand Park
Esil. — Прим.ред.) и даже дверь входную не могли открыть: там такой ветер был. Ужас! И первая мысль: куда мы столицу собираемся переносить? А потом из-за погодных условий рейс наш переносили несколько раз, а аэропорт такой маленький, народу — тьма, сидеть негде. Даже когда уже взялись за само проектирование, никто не верил, что в таких погодных условиях возможно построить столицу.

— Когда вы поверили, что столице здесь быть?

— Работая в составе архитекторов проектной компании «Акорда», мы выезжали на левый берег, расставляли флаги в степи на местах будущих объектов и облетали потом эти территории на вертолете, чтобы визуально почувствовать с высоты масштабы будущей застройки, увидеть первые осевые линии нового административного центра. Потом уже топографию делали, начали все улицы разбивать. Ну, это невозможно, считали мы с коллегами, просто так в степи разбивать улицы. Начинали с Круглой площади, объектов «КазМунайГаза» и так далее. Мощная государственная, законодательная, финансовая поддержка, командная работа акимов, проектировщиков, строителей — всех без исключения — сделали реальностью
проекты, которые казались фантастикой.

— Новый генеральный план столицы был спроектирован знаменитым японским архитектором Кисе КУРОКАВА. Скажите, а что осталось от его концепции?

— Это — генеральная идея, вокруг нее мы и держимся. Кисе Курокава не предполагал такого стремительного
роста города. Первый проект был рассчитан на 640 тысяч населения, потом — на 800 тысяч, затем — 1 млн, 1 млн 200 тысяч, вот теперь нужно разработать новый генеральный план и учесть, что в утвержденной маслихатом столицы 15 ноября 2019 года Стратегии развития города Нур-Султана предусмотрена численность населения к 2030 году 1,6 млн человек, к 2040-му — 2,0 млн человек и к 2050 году — 2,4 млн
человек. Это не просто цифры. Нужно рассчитать сбалансированное развитие всей территории и инфраструктуры: инженерной, транспортной и социальной, чтобы жизнь тут была комфортной. Мы опережаем время.

— Почему изначальный генплан и строительство объектов визитной карточки столицы доверили зарубежным архитекторам? Свои не справлялись?
— Советская школа градостроительства — одна из лучших в мире. Но в то же время для новой столицы молодой независимой страны был необходим рывок, чтобы применить мировой опыт и совместно с зарубежными архитекторами работать, нужен был хороший старт для динамичного развития новой столицы. Кисе Курокава — это имиджевый архитектор, его проект стал отправной точкой. Например,
Норман ФОСТЕР — одно имя уже статус города поднимает, а «Хан Шатыр» — это его проект.Или знаменитый итальянский архитектор Манфреди НИКОЛЕТТИ, который спроектировал настоящий шедевр архитектуры — центральный концертный зал «Казахстан». А генеральный план — это вопрос местный. Сейчас уже архитекторы «Астанагенплана» — специалисты с именем, и их уже привлекают в другие регионы
страны. Вот, к примеру, такие архитекторы, как Данил ГАРИФУЛИН, Алибек АБДРАИМОВ, Куат БЕКТЕМИСОВ, Руслан БАПАХИН, инженер Алмас СЫЗДЫКОВ и другие ребята пришли к нам в институт сразу после защиты диплома, а сегодня это зрелые градостроители, которые знают этот город досконально, четко видят перспективы его развития. В целом, у нас в «Астанагенплане» сформировался творческий коллектив архитекторов, инженеров, экологов, экономистов, имеющих успешныйопыт разработки генеральных планов быстро растущих городов и городов-миллионников.

— Что касается генплана столицы. За 20 лет сильно отошли от первоначального генерального плана?

— «Отошли» — это неправильная формулировка. Мы же развиваемся. Уходим от центра все дальше и дальше, на новые площадки. Учитываем веление времени в части увеличения плотности застройки, и в будущем некоторые районы ИЖС будут застроены многоэтажками. И, как оказалось, 20 лет назад мы правильно сделали, что определили достаточные территориальные границы — почти 80 тысяч гектаров.

Надо понимать, что наш город быстро растущий. В 2017 году мы предложили кардинально изменить подходы по освоению территорий города. Определены границы освоения территорий столицы до
2023 года с перспективой до 2025-го. Это территория, которая гарантированно будет обеспечена инженерной и транспортной инфраструктурой. По планам до 2050 года население столицы должно приблизиться к 2 млн человек.

Предлагалось перенести центр тяжести строительства новых объектов в правобережную часть города, не
снижая темпов застройки районов Мәңгілік Ел, аллеи «Мыңжылдық», Туран.

— Поселки вокруг города — Ильинка, Жибек жолы, Талапкер, Косшы — станут территорией столицы? Если да, то когда?

— Этот вопрос не рассматривается. Но есть совместные проекты с Акмолинской областью, потому что мы тесно связаны и трудовой миграцией, и экономическими связями. Мы можем и должны помогать
друг другу. Область — городу, город — области. Исторически сложилось, что территории вокруг города имеют сельскохозяйственную специализацию, и это надо развивать дальше, чтобы продовольственный
пояс был серьезный. Предусмотрено создание городов-контрмагнитов и индустриальных зон, что позволит разгрузить столицу от перенаселенности и оттянуть на себя внешние миграционные потоки.

Но присоединение поселков Акмолинской области к городу Нур-Султану с точки зрения генплана пока не рассматривалось

— Очень болезненный вопрос для всех казахстанцев. Что будет с ЛРТ?

— В городах-миллионниках скоростной общественный транспорт обязательно надо предусматривать. С каждым годом количество автомобилей будет расти, и наши улицы просто не выдержат такого потока личного автотранспорта, если мы не решим вопрос альтернативного комфортного общественного транспорта. Когда это будет реализовано и как — вопрос не моей компетенции.

— Активисты и экологи поднимают проблему осушения озера Малый Талдыколь. Есть ли этот водоем в генеральном плане столицы?

— В генплане Малый Талдыколь и Большой Талдыколь есть как озера. Как дальше сложится — будет видно по результатам разработки нового генерального плана, начало проектных работ по которому ожидается к концу осени и будет продолжено в следующем году.

— А линейный парк, который берет начало от «Абу-Даби Плаза»? Он есть в генеральном плане?

— Есть. В целом, создание линейных парков важно не только для решения эстетических вопросов, но и для значительного улучшения экологической обстановки мегаполисов. Это парк между объектами. От улицы Сарайшык до ЭКСПО: здание Министерства иностранных дел, «Байтерек», здание Министерства обороны, «АбуДаби Плаза». Затем должен быть точечный объект — изначально планировали здание городского акимата, но потом отказались. Но какой-то объект общественный должен быть. Затем — Кобыз сарайы, и далее линейный парк должен переходить в Ботанический сад, затем — театр «Астана Балет» и комплекс ЭКСПО. По генплану основное целевое назначение территории от «Абу-Даби Плаза», расположенной западнее улицы Туркестан и восточнее улицы Акмешит, — это линейный парк.

— Жители столицы подвергают критике планирование застройки Левобережья столицы. Инфраструктура не справляется, говорят они. Почему?

— Все расчеты имеются, но иногда по освоению опаздывают. А так все мощности определены давно. Ну, и потом, застройка «белых пятен», незапланированных в генеральном плане, тоже играет свою не
очень хорошую роль.

— Горожане интересуются: зачем к железнодорожному вокзалу «Нұрлы жол» практически в степи проложены широкие улицы?

— В ближайшие годы там будет застроена аллея «Мыңжылдық», которая берет начало у монумента
«Қазақ Елi». Там ожидается проживание более 200 тысяч человек. Поэтому предусмотрено строительство 13 школ и 45 детских садов, 2 поликлиник, 3 медцентров. Просто площадку готовят к освоению. В районе вокзала уже ведется застройка. Пустыри, которые видят горожане, скоро также будут застроены,
как только завершится снос и выкуп дач. А строительство сетей и дорог там уже почти завершено.

— Институт «Астанагенплан» рос вместе со столицей. Как изменилось предприятие за 20 лет?

— Раньше все структуры генерального планирования городов находились только в Алматы. И у специалистов,
которые находились не в Алматы, не было возможности участвовать в больших градостроительных проектах. Сейчас ситуация изменилась, и специалисты «Астанагенплана» стали одними из самых востребованных не только в столице, но и в других регионах Казахстана. Я не побоюсь этого слова: за 20 лет они стали
профессионалами, опытными, зрелыми архитекторами-градостроителями. Всего за эти годы через «Астанагенплан» прошло 1400 специалистов: архитекторов, инженеров, экологов, экономистов и др.,
которые сейчас работают по всей стране, они востребованы. Можно сказать, что «Астанагенплан» стал кузницей кадров в сфере архитектуры и градостроительства.

— А концепция деятельности института изменилась?

— Практически ничего не изменилось, и этому есть объяснение. «Астанагенплан» определяет перспективу развития города по градостроительным, инженерным, экономическим и экологическим направлениям. Мы с учетом роста численности населения, темпов градостроительного освоения, строительства объектов жилищного, общественного назначения заранее определяем параметры инженерной, транспортной
инфраструктуры: мощности источников, протяженность, диаметр сетей, потребность в головных сооружениях, развитие магистральных, городских и районных улиц. А дальше все другие проектные
фирмы, которые находятся на рынке: инженерные, архитектурные, градостроительные — они проектируют и реализуют дальше. Мы работаем в такой же конкурентной рыночной среде, что и все проектные
компании.

— Актуальна ли профессия архитектора?

— Очень актуальна. Молодежь приходит сейчас очень умная и талантливая. Конечно, необходимы время и живая работа для профессионального роста. И мы, как наставники, намеренно доверяем им сложные объекты. Как младенцы, которые делают первые шаги. Один раз споткнулся, второй раз споткнулся, а на третий развстал и побежал.

— Были ли те, кто приезжал перенимать опыт «Астанагенплана»?

— Да, конечно. Были посещения из разных стран, где рассматривают вопросы переноса столицы или даже
муниципальных центров. К примеру, из Египта, Индии,Монголии были такие визиты. Из Индии: они хотят перенести центр одного из штатов, в котором проживают 50 млн человек. Из Монголии приезжали.
Хотят перенести столицу из Улан-Батора. В Индонезии столицу из Джакарты переносят в юго-восточную часть острова Калимантан. Всем интересен опыт градостроительного проектирования на перспективу,
когда меняется статус города, появляются новые функции: центра политической, экономической, финансовой жизни области или страны. Мы открыты для всех

— В профессиональном плане у вас осталась мечта или вы все свои мечты воплотили?

— Нет, конечно, не воплотил. На данный момент мечта — разработать новый генплан столицы с изменением расчетного срока до 2035 года и перспективой до 2050-го. Вот, на старый генплан смотришь и видишь,
где надо усилить коммуникационными сетями, где улицы пробить, где — парковыми зона ми. В голове у меня есть много идей, практически весь генплан фломастерами исчеркан. Правильно дополнить — главная цель.

— Какой вы видите столицу через 20 лет и видите ли «Астанагенплан» через 20 лет?

— Столицу вижу с населением, приближающимся к 2 млн жителей. Город с развитой инфраструктурой и огромным количеством малого и среднего бизнеса. Чем больше город, тем больше развивается сфера услуг. «Астанагенплан» будет тоже развиваться на качественно новом уровне, сохраняя преемственность, используя накопленный опыт. Возможно, некоторые состоявшиеся специалисты, мне кажется, уйдут «в рынок». Это закономерность, когда талантливые архитекторы создают свои коммерческие проектные бюро. Мировая практика такова.

Специалисты, которые работают в «Астанагенплане», спроектировали и, более того, реализовали проект новой столицы. Он не остался на бумаге. У нас вся новая часть города спроектирована нашими ребятами. В Казахстане только два города, которые, ну что скрывать, фактически отстраиваются заново, и оба проектировали специалисты «Астанагенплана». Это же профессиональная мечта архитектора — построить новый город. Мы постоянно общаемся с коллегами, обмениваемся опытом с Институтом генплана Москвы, «Минскградо», с коллегами «Киевгенплана». Общаемся с архитекторами Сингапура и Малайзии,
Прибалтики и других стран. Постоянно на связи со знаменитым французским архитектором, лауреатом Притцкеровской премии 2008 года Жаном НУВЕЛЕМ, подписали меморандум о дальнейшей работе. То есть мы не «варимся в собственном соку». Наши специалисты — члены Международной академии архитектуры, штаб-квартира которой — в Париже. Наша молодежь — профессоры этой академии. Самое главное, мы предлагаем молодым сотрудникам полет творческой фантазии. Нет такого: я — начальник, и я прав.
Мы все — архитекторы, инженеры, другие специалистыпроектировщики, и только в творческом споре рождается истина. Поверьте, непросто проектировать в быстро растущем городе, со стремительно
меняющимися условиями, приоритетами. Приходится самим ломать свой же проект и корректировать так, чтобы застройка шла быстрыми темпами, росла инвестиционная привлекательность города, чтобы комфорт и безопасность горожан, учет общественных интересов были на первом плане.

 

 

 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть