НовостиОбразование

Белые пятна казахстанской истории

2020 год для казахстанской науки примечателен датой: 75 лет назад, в победном 1945-м, основан казахстанский Институт истории, археологии и этнографии.

Как рождался институт?

Перенесемся в 1930-1940-е годы. Особое значение имеет 1932 год, когда была образована казахстанская база (с 1938 года – Казахский филиал) Академии наук СССР, что свидетельствовало об определенных успехах в развитии академической науки Казахской АССР.

Фундамент был заложен, а затем началось возведение каркаса этого «здания» науки: в 1933 году создается Казахский научно-исследовательский институт национальной культуры, в 1936-м из историко-археологического сектора выделяется исторический, в 1941-м организуется Институт языка, литературы и истории во главе с одним из основоположников казахской филологии, известным тюркологом Нигметом Сауранбаевым. Сектор истории Казахского филиала Академии наук в 1941-1946 годах возглавлял археолог, этнограф, востоковед Алькей Маргулан. Наконец, в 1944-1945 годах, согласно постановлениям Совмина, из состава названного института были выделены в отдельные учреждения Институт языка и литературы и Институт истории, археологии и этнографии, которому в 1961 году присваивается имя Ч. Валиханова. Накануне распада Союза, в сентябре 1991 года институт был переименован в Институт истории и этнологии имени Ч. Валиханова в связи с выделением из его состава Института археологии.

События 90-х

Распад Советского Союза, суверенизация, демократизация политической жизни, рост межэтнических конфликтов – все эти бурные политические события вызвали взрыв этнического самосознания, настало время для объективного анализа, избавления от влияния идеологических штампов, перекосов в национальной политике. Казахстанские историки обращаются к исследованию так называемых белых пятен истории – массовых репрессий и голода в Казахстане, национально-освободительных восстаний казахов, движения «Алаш» и др.

Существенно расширилась проблематика этнологических исследований в связи с возрождением национальной культуры, традиций и обычаев казахов, интереса к родословиям – шежіре, родоплеменному составу казахов, традиционному внутрисемейному этикету, традиционным ремеслам и промыслам и пр. Демографы и этносоциологи обратились к изучению таких ранее малоизученных проблем, как динамика национального состава, внутренняя и внешняя миграция, тенденции изменений в использовании казахского, русского и языков этнических диаспор в различных социальных группах, проблемы межкультурных границ, этническое самосознание и внутриэтническая солидарность, роль религии в культурной дистанции и другие.


Казахская зарубежная диаспора

Среди новых актуальных тем наиболее востребованной стала проблема казахской зарубежной диаспоры, которая в начале 1990-х годов насчитывала более 4 млн человек. Основными причинами миграций казахов в страны ближнего и дальнего зарубежья (Китай, Афганистан, Турцию, Иран и др.) были гонения в их отношении со стороны Российской империи во время национально-освободительного восстания 1916 года, борьба с басмачеством в первые годы советской власти, кампания насильственного оседания кочевников и коллективизация, ликвидация баев и полуфеодалов и, конечно, рецидивы голода 1920-х, а затем еще более масштабного 1930-х годов.

Наиболее представительная группа казахской диаспоры имеется в КНР – около 1,5 млн человек, преимущественно в Тарбагатайском аймаке Или-Казахской автономной области. В братской Монголии проживает около 100 тысяч казахов, Афганистане – 30 тысяч, примерно по 10 тысяч представителей этнических казахов в Турции и Иране.

Огромный вклад в исследование казахской диаспоры в 2000-е годы внесли профессиональные этнографы под руководством видного этнолога-памятниковеда, доктора исторических наук Серика Ажигали. В результате работы Комплексной этнографо-этноархеологической экспедиции в Монголию (2001, 2003-2005) были изучены материальная и духовная культура, включая хозяйство, декоративно-прикладное искусство казахов, сумевших там сохранить многие элементы традиционной культуры так сказать в законсервированном виде. На территориях Баян-Ольгийского и Кобдоского аймаков Монголии проживало на момент исследований 100 тысяч казахов местного населения, занимающихся традиционным полукочевым скотоводством. По существу, довольно длительная изоляция, а также ведение архаичной хозяйственной деятельности стало главным фактором сохранности самобытной традиционной культуры. Традиционность нашла проявление не только в материальной, но в духовной культуре – в комплексе семейно-бытовой обрядности, семейно-брачных отношений, религиозности.

В 2010 году отдел этнологии и антропологии института приступил к реализации грантовой темы «Культура казахской диаспоры в современную эпоху: традиционная основа и происходящие инновации на примере этнических групп в Китае и Монголии». В рамках проекта в летние сезоны 2010-2014 годов на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая были проведены комплексные экспедиции. Причем условия работы были достаточно напряженными ввиду препон со стороны китайских властей, накладывающих ограничения на научные исследования. В результате полевых работ в городах и сельской местности были получены ценные сведения, собраны вещественные, аудио- и видеоматериалы, характеризующие отдельные аспекты жизни и культуры казахской диаспоры.

Соседи

Между тем свидетельством глубоких корней исторических связей с соседями по Центрально-Азиатскому региону и Россией стали многочисленные группы казахского населения, многие являются там автохтонами, то есть коренным населением: по неофициальным данным, это порядка 1,5 млн человек в Узбекистане и 800 тысяч в России. Исторически так сложилось, что на момент распада Советского Союза наиболее крупная казахская диаспора имелась в соседнем с Казахстаном Узбекистане. По последней всесоюзной переписи населения СССР 1989 года, то есть за два года до распада Союза, в Узбекистане насчитывалось 808987 казахов. При всей незначительности в цифрах их удельной доли 4,1 процента они занимали четвертое место среди самых многочисленных этносов республики, по данным официальной статистики. Позже в связи с ростом репатриации в Казахстан наблюдался процесс неуклонного снижения численности казахской диаспоры в Узбекистане на фоне быстрых темпов повышения общего количества населения.

Святые места

С 2018 года в Институте истории и этнологии имени Ч. Валиханова осуществляется научный проект грантового финансирования по теме «Святые места казахов Узбекистана: гробницы Жалантос батыра, биев Толе и Айтеке, генезис, история изучения, современное состояние», научным руководителем которого является известный в Казахстане этнограф, доктор исторических наук Ахмет ТОКТАБАЙ. В 2018-2019 годах он организовал экспедиции в Ташкент, районы Ташкентской, Навоийской, Бухарской областей, населенных казахами. Благодаря беседам с местными жителями и записанным легендам и поверьям было установлено место рождения в ауле Жұдырық героя казахско-джунгарских войн, соратника хана Абылая – Бердыкожи батыра, которому был установлен памятник по решению местной администрации. В результате экспедиционных работ было установлено место созыва в 1680 году по указанию Тауке хана заседания Совета биев в местности Куль-тобе, возле современного узбекского города Ангрен.

На основе материалов экспедиции выявлены этнические особенности и места расположения казахских племен и родов в Навоийской, Бухарской, Ташкентской областях. Так, местность, где обитали казахи в Кенимехском, Тамдыйском, Ушкудыкском районах Навоийской области, укрывая в зимнюю стужу от буранов свои стада, издревле называлась Тауелибай. А комплекс горных хребтов в Кенимехском районе именовался у казахов Алтынтау. Здесь был собран полевой фольклорный материал о времени легендарного Жалантос батыра (1576-1656), сына святого Сейткула би и мудрого Айтеке би Байбекулы (1644-1700), одного из авторов свода законов Тауке хана «Жеті жарғы» («Семь установлений»).

В частности, местные архивы сообщили сведения о родословной Айтеке би, исторические данные о жизни и службе эмира Самарканда Жалантос батыра, который пришел с войском на подмогу Жангир хану в Орбулакской битве с джунгарами в 1643 году. Подтвердилась информация, что Жалантос батыр, который правил в начале 60-х годов XVII века в собственном роде алшын Младшего жуза, по-казахски называли Жалан.
Всесторонне был изучен мавзолей святого Сейткула би, внутри которого также имеется захоронение Айтеке би. Еще в 2005 году в ходе экспедиционных работ данный объект исследован с историко-архитектурной точки зрения, теперь же его характеристика была дополнена. Далее был обследован мазар Кылыш ата, построенный на месте упокоения Кулшы Артыкулы (1763-1825) – бека аймака Тогыз тобе. Обнаружена схожесть в конструктивном плане данной постройки с мавзолеем Самани в Бухаре.

Во время научной экспедиции в Ушкудыкском районе были установлены святые места для казахов – Бедер ата, Кошкар ата и Ерлер ата, которые, по сведениям информаторов, были миссионерами ислама, прибывшими из Аравии в VI-VII веках. Но получить более подробные сведения об их жизнедеятельности от информаторов не удалось.

Мавзолей Малика Аждара, находящийся в ауле Аякагыт Гыждуванского района Бухарской области, также стал объектом исследования в рамках данной экспедиции. А. Токтабай записал интересную легенду про этого святого. Кроме того, были обследованы кумбез Балкы базар в местечке Жалпактау, в 100 км от Ушкудука, большой культовый комплекс святого Канарбая (1838-1899), состоящий из мечети, мазара (со столовой на его территории). В селе Какпатас Ушкудыкского района установлен памятник батырам Казанату и Сауытбаю, которые во второй половине XIX века вели борьбу с калмыками и туркменами. В зоне отдыха «Горный ключ», в 25 км от г. Заравшана, находятся могилы с надгробиями святых Алтыбай ата (1778-1898), Телеу әулие. Местность Тауелибай отличается наличием колодцев, среди которых наибольшей известностью пользуются колодцы Кенесары и Наурызбая. Объектом исследования также стал мавзолей Ангар би Канкашар улы (1845-1933) – последнего бия тауелибайских казахов. В местечке Каризбулак Тамдыйского района обследован мазар Дауыт ата (1901-1976), который занимался врачеванием и пользовался известностью как целитель.

Далее маршрут экспедиции следовал в Ташкентскую область, в район Верхнего Шыршыка, село Сексен. Сам Сексен был реальной личностью и проживал в этих краях, но его захоронение не было найдено. Вблизи аула имеется мазар Қуатбай Дурбайулы (1906-1971) – ученика Нартай акына, друга Шамши Калдаякова. Затем в аулах Агатас, Караманас, Кулкудык были зафиксированы на фото и описаны мавзолеи Сеит ата, Кошкар ата. В Навоийской области был обследован кумбез Жубан батыра Онгарулы (1794-1868), соратника Сыздык султана – сына Кенесары Касымова, который боролся против Российской империи.

В ходе экспедиций были впервые всесторонне изучены 46 объектов, фотодокументально зафиксированы и учтены, определены святые места для местных казахов, составлен список исторических мест в окрестностях Ташкента, касающихся Толе би. Однако в ходе экспедиций не удалось обнаружить захоронение сына Абылай хана Адиль султана, вероломно убитого в 1815 году по приказу кокандского хана во время пребывания в окрестностях Ташкента. Поэтому планируются новые экспедиции с целью дополнительных поисковых работ.

Аксункар АБДУЛИНА,
историк

Статьи по Теме

Back to top button