НовостиОбщество

Что грозит Есилю?

Если не предпринять сегодня действенных и неотложных мер, то уже в недалеком будущем у главной водной артерии столицы – реки Есиль – возникнут серьезные проблемы. Так полагает кандидат технических наук, инженер-гидротехник Аскар АБИРОВ.

– Аскар Абашевич, когда вы столк­нулись с этой проблемой?
– В 2007 году по заказу столичного акимата я в группе с другими учеными участвовал в проекте по отбору современных технологичных решений для оборудования очистных сооружений на реке Есиль. Вот тогда вплотную занялся проблемой его обмеления и заболачивания. С тех пор я не раз участвовал в различных республиканских и международных конференциях, где рассказывал о состоянии реки и возможных последствиях, если не будут приняты упреждающие меры. К сожалению, пока инициативы по изучению этой проблемы не нашли широкого отклика.

– Почему Есиль подвержен обмелению?
– Потому что основным источником водоснабжения столицы является Астанинское (Вячеславское) водохранилище на реке Есиль с гарантированной водоотдачей 67,2 млн куб. метров в год. Это водохранилище построено в 1970 году в целях водообеспечения Целинограда и прилегающей агропромышленной зоны. С тех пор население города увеличилось в несколько раз, а значит, потребление тоже выросло в разы.

– Пока дефицит воды вроде не ощущается…
– Правильно, пока. Для надежного обеспечения Астаны в маловодные годы при недостаточных объемах паводковых вод для пополнения водохранилища в 2001 году введен в эксплуатацию канал имени К. Сатпаева по переброске воды из Иртыша в верховье Есиля. Но, согласно расчетам специалистов, возможная отдача водохранилища даже с учетом переброски воды составляет примерно 130,2 млн куб. метров. Между тем к 2025 году при прогнозируемой численности населения более 1,5 млн жителей потребность столицы возрастет до 180 млн куб. метров в год. Таким образом, достаточно одной малоснежной зимы, то есть нехватки паводковых вод – и вопрос встанет остро. Но тогда его придется решать в экстренном порядке.

– Но ведь Астана, помимо Есиля, окружена еще двумя речными системами – Нурой и Селеты. Почему бы не брать воду из этих источников?
– Переброска воды из Селеты, наверное, технически довольно сложный процесс, так как она протекает далеко от Есиля. Что касается Нуры, то в настоящее время есть канал, соединяющий эти реки. Но водозабор из Астанинского водохранилища производится выше этого канала, так как использовать для питья воду из Нуры нельзя. В 70-е годы прошлого столетия в Карагандинской области произошла промышленная авария, в результате которой в Нуру попала ртуть. По уровню концентрации этого ядовитого металла Нура является самой загрязненной в республике и, в соответствии с санитарно-эпидемиологическими требованиями, не относится к водным объектам хозяйственно-питьевого и культурно-бытового назначения. Доля сточных вод Карагандинско-темиртауского промышленного района в Нуру составляет около 60-80%, то есть уровень антропогенного загрязнения воды остается достаточно высоким.

– Аскар Абашевич, можно ли утверждать, что Есиль с каждым годом мелеет и чем это грозит?
– В черте города изменение уровня реки незаметно. А вот что видно невооруженным глазом, так это замедление течения. В целом уменьшение пропуска воды из водохранилища может привести к необратимым последствиям. Дело в том, что сток реки формируется в основном за счет талых снеговых вод. А величина стока летней и зимней межени определяется санитарным пропуском из Астанинского водохранилища. При этом нормативный пропуск воды должны составлять 1,5 м3/с. Но в данный момент он вдвое меньше – 0,76 м3/с. В свою очередь, это отрицательно сказывается на скорости течения. В результате происходит заиление речного русла. Дефицит воды и заиление приводят к неспособности реки к самоочищению.

– Получается, река рискует превратиться в болото?
– Да. Ведь одной из наиболее ценных свойств воды является ее способность к самоочищению, то есть восстановление ее природных свойств, происходящее естественным путем в результате взаимосвязанных физико-химических, биохимических и других процессов. Наиболее интенсивно самоочищение воды в водоемах и водотоках осуществляется в теплый период года, когда биологическая активность в водных экосистемах наибольшая. Обычно при дефиците водных ресурсов, а также недостаточной скорости течения и заиления начинают зарождаться другие микроорганизмы, меняется микрофлора реки, и вот процесс заболачивания запущен. И еще один факт. На период навигации необходимый минимальный сток для водообмена и самоочищения с учетом ширины русла и скорости течения должен составлять 186,4 млн куб. метров. В действительности он не превышает 6,05 млн куб. метров.

Как предотвратить подобные негативные варианты?
– Самый разумный, наименее затратный способ – использование вторичных вод. Необходимо использовать очищенные сточные воды. Сейчас они с городских канализационных сооружений сбрасываются в Есиль ниже Астаны. Несколько лет назад мы предлагали сброс в русло реки выше города. Такая практика существует во всех развитых странах. То есть сколько человек потребляет воды, почти столько же он и отдает. Но наше предложение не нашло поддержку.

– Почему?
– В европейских государствах очистными работами занимаются частные, а не муниципальные компании. Есть разработанные правила и нормы. В случае их несоблюдения последует жесткий спрос. У нас все это хозяйство находится в ведении и управлении акимата. Возможно, выход был бы в применении здесь механизма государственно-частного партнерства: чтобы частник инвестировал средства, а городские власти контролировали эту работу.

Хочу подчеркнуть, что сейчас Есиль нуждается в комплексном исследовании. Необходимо не только четко очертить круг проблем, но и попытаться найти их решение.

Дулат ТУЛЕПОВ

Метки

Похожие статьи

Закрыть