ЗдоровьеНовости

Что не так с Damumed?

Главный врач городской поликлиники № 5, депутат маслихата Алтыншаш ТАБУЛДИНА на своей странице в соцсетях попыталась объяснить, почему возникли проблемы с приложением Damumed («личный кабинет» пациента).

В своей публикации главный врач поликлиники отметила, что у казахстанцев множество вопросов вызывают электронные записи в приложении Damumed.

«В соцсетях пациенты активно делятся скриншотами «несуществующих» записей, которые сразу же именуются «приписанными», в то время как Фонд социального медстрахования заявил о 75 млн украденных (то есть приписанных) тенге и 17000 неподлинных записей, — делится информацией Алтыншаш Табулдина. — Попробуем разобраться, откуда весь переполох, почему именно сейчас, насколько громкие обвинения в сторону поликлиник уместны и где кроются проблемы на самом деле».

По ее словам, с начала года функционал программы Damumed был обновлен, и это связано с изменением системы финансирования поликлиник. Также по инициативе разработчиков было запущено отдельное приложение для учета КВИ-пациентов. Всплеск обвинений в сторону поликлиник произошел после того, как пациенты начали в этом приложении проверять свои записи по лечению коронавируса, а затем обнаружили и ранние записи («приписки»). Это и вызвало кучу обвинений в коррупционных мотивах в действиях поликлиник.

«Однако, чтобы понять, есть ли у участкового врача мотив делать это, думаю, нужно объяснить, как поликлиника зарабатывает свои средства», — разъясняет Алтыншаш Табулдина.

Механизм финансирования поликлиник, разработанный Фондом соцмедстрахования, довольно сложный, пишет она. На сегодняшний день существует два вида оплаты медуслуг: подушевой норматив (за население, прикрепленное к поликлинике) и комплексно-диагностические услуги (КДУ).

«Подушевой норматив — это фиксированная сумма, которая выплачивается поликлинике из фонда за каждого приписанного к ней пациента. Туда входят приемы у терапевта, педиатра и врача общей практики, приемы на дому и с недавних пор еще онлайн-консультации. Лечение КВИ-пациентов также входит в подушевой норматив. Вне зависимости от того, 30 или 100 человек обслужил участковый врач, поликлиника все равно получит ровно столько, сколько указано в подушевом нормативе. Это значит, что от количества приемов медорганизацией не зависит финансирование терапевтов, участковых врачей, поэтому у них просто нет мотивации приписывать себе несуществующие приемы», — поясняет она.

При направлении же к узкому специалисту (стоматологу, невропатологу, на УЗИ, КТ) оплата услуг производится уже как за КДУ. Здесь оплата начисляется с учетом количества приемов, 30 или 100 — уже имеет значение. Поэтому если же вы видите у себя в аккаунте посещения узких специалистов, УЗИ-исследования, КТ, которые вы по факту не проходили — это уже вызывает вопросы, и тут следует разбираться уполномоченным органам.

Но нужно также иметь в виду, что узкие специалисты без направления терапевта «приписать» себе сами прием не могут — программа не позволяет этого сделать. Откуда же берутся ошибочные записи или записи задним числом?

«У врачей нет единого руководства по использованию цифровых медицинских платформ. Это плохо, потому что врачи на местах начинают додумывать, как правильно закрыть прием. Вкладка не закроется до тех пор, пока не заполнены все поля. Лишних строчек, которые ни специалисту, ни пациенту не нужны, там очень много. Во вкладке по КВИ таких строчек 30! И если не вбить все 30 параметров, на запись следующего приема перейти невозможно. А если в очереди стоит много пациентов, врач просто не может тратить время на детальное заполнение параметров. Из-за огромных нагрузок врачи, которые проводят консультацию, не всегда отмечают посещения сами, иногда это делают медсестры, часто позже фактической даты приема. Отсюда и получаются записи задним числом. Это не значит, что вы пошли к терапевту в час ночи, это значит, что у медработника большая нагрузка и он сделал запись в системе именно в это время», — уточняет главврач поликлиники.

«Корень проблем всех этих приписок, конечно, глубже. Если убрать все конспиративные обвинения, по-моему, вот в чем действительно сейчас нужно разбираться — почему такие ошибки происходят так часто и по всей стране? Нужно детально изучить и понять, как минимизировать количество ошибок со стороны медработников», — отмечает Алтыншаш Табулдина.

В завершение автор публикации отметила, что сейчас с помощью соцсетей есть возможность узнать о масштабах проблемы (конечно, в идеале хотелось бы, чтобы до такого не доходило), и эти масштабы ужасают. В этой ситуации врачи принимают на себя весь удар только потому, что с программами и пациентами взаимодействуют медики, которые не имеют отношения к системе финансирования и разработке информационной программы. Им приходится работать в уже созданных для них условиях.

«Обвинить в коррупции легко, но если мы хотим улучшать отечественную медицину, то нужно разбираться и делать это всем вместе», — считает Алтыншаш Табулдина.

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть