История

Чтобы помнили…

В биографии страны есть личности, которые, оставаясь в тени больших людей, стояли рядом или шли вслед, чтобы, несмотря ни на какие запреты времени, сохранить память о достойных сынах Отчизны. Среди них Каюм МУХАМЕДХАНОВ, чьим именем названа одна из улиц Астаны. Человек, который, по словам современников, один мог заменить собой Национальную академию наук.

Приговор

Каюм Мухамедханов (5 января 1916 г. – 30 июня 2004 г.) – выдающийся ученый, лауреат Государственной премии РК (1996 г.), автор текста Государственного гимна Казахской ССР (1945 г.), основатель первого государственного литературно-мемориального музея Абая в городе Семипалатинске (1940 г.), основатель науки о казахской текстологии и поэтической школе Абая, науки шакаримоведения и алашеведения.

– Поэт, писатель, драматург, переводчик, непревзойденный педагог, наставник и общественный деятель. Член Союза писателей СССР с 1940 года. Обладатель многих титулов и наград: лауреат золотой медали международной академии Абая, врученной в 1995 году в Лондоне, первый лауреат международной премии Абая Союза писателей Казахстана, первый лауреат международной литературной премии «Алаш», лауреат премии Союза журналистов Казахстана, – рассказывает об отце хранительница богатейшего архива и директор Общественного фонда образования и культуры имени К. Мухамедханова Дина МУХАМЕДХАН.

– Между тем мало кто знает, что за сегодняшним признанием ученого кроются годы забвения, – продолжает Дина Каюмовна. – В годы репрессий отец, находясь несколько месяцев в тюрьмах Семипалатинска и Алма-Аты, испытал все круги ада: горячая и холодная камера, иглы под ногти, капли воды на голову, избиение подвешенного заключенного резиновой дубинкой, но не отказался от своего исследования о поэтической школе Абая и от научной концепции «Абай-Алаш», не предал своего учителя – Мухтара Ауэзова. На пытках он отвечал своим оппонентам: «Өлсем, Алаш азаматтарынан жаным артық емес?» – «Если я и погибну, то что моя смерть, когда такие люди, как алашординцы, погибли?». Он мерил себя меркою совести своего отца и друзей отца – алашординцев. За это ему вынесли приговор – 25 лет лишения свободы. Он прошел лагеря Карлага – Дарья, Долинка, Карабас, Темиртау, Кула-айгыр, Шерубай, Топар, Тортаул, Просторное и др. А после лагерей не сломался и продолжил начатое в запретное время дело: всю жизнь, начиная с конца 1930-х годов, сохранял запрещенные имена и писал биографии исторических личностей на найденных им фактах, а главное, восстановил канонические тексты их произведений.

Отец

– 85 лет назад, 2 декабря 1937 года, в 2 часа ночи в Семипалатинске в НКВД расстреляли Мухамедхана Сейткулова (1870-1937). Это отец Каюма Мухамедханова, меценат «Алаша», просветитель и деятель культуры, преподаватель ислама, предприниматель, собиратель эпоса и фольклора, хранитель рукописей. Он объединял в конце XIX и первые три десятилетия XX века в своем доме в Семипалатинске народ вокруг ценностей культуры. Он выступал вместе с Алиханом Букейхановым на сходе жителей Заречной слободки города Семипалатинска о возвращении городу исконного названия «Алаш», спас от заключения Шакарима и Мыржакыпа Дулатова. Благодаря ему в его доме произошло становление многих исторических личностей. С первых репетиций пьес Мухтара Ауэзова в его доме начинался первый казахский театр. Место расстрела и захоронения отца Каюма в Семипалатинске до сих пор скрывают, – говорит Дина Каюмовна.

Учитель

– В прошлом году широко отмечались две значимые даты – 150-летие Ахмета Байтурсынова и 125-летие Мухтара Ауэзова. Вклад и заслуги великих сынов Отечества перед казахским народом сейчас всем известны. А были долгие десятилетия, когда имена алашординцев, как и многих других достойных людей, были запрещены, их произведения и фотографии сжигали, документы уничтожали, чтобы навсегда отсечь эту память от народа. И долгие десятилетия их имена многие боялись даже произносить. Такова была политика режима, и идеологи того времени намеренно выкорчевывали память, дух, национальное самосознание, чтобы иметь только серую, покорную массу людей-манкуртов, не помнящих своего родства, – продолжает Дина Каюмовна. – Но так было определено судьбой и историей, что за большими делами и большими людьми стояли те, кто разделял их мысли и идеи, кто поддержал их морально и материально, кто стоял рядом с ними или шел вслед за ними. Те, кто воплощал их идеи в жизнь, и кто сам, будучи талантливым и убежденным в правильности идей, создавал новое и передал эстафету дальше, чтобы не оборвалась духовная связь времен. Чтобы народ хранил память и совесть.

– Каюм Мухамедханов – «Алаштың көзі», «Алаштың соңғы туяғы», «Абайдың інісі, Алаштың ірісі» – нес­проста его так называли современники. «Последний представитель «Алаша», «Око, глаз «Алаша», «Сокровище национального духа народа» – говорили о Каюме писатели Герольд Бельгер, Турсын Журтбай, Уалихан Токпатаев. Такие определения не раздаются просто так. Их нужно заслужить всей своей жизнью: испытывая нападки и репрессии, заключения и пытки, идя по тернистому пути, и не останавливаться в поисках и борьбе, продолжать сохранять достойные имена и память о многих людях. А что такое сохранять память?

Для ученого это было обозначение имен сотен людей – дорогих ему лиц на старых и сохраненных им фотографиях, чтобы помнили… Благодаря пометкам Каюма мы знаем лица многих людей и как, например, выглядели молодые и зрелые алашординцы. А в случае, если он не узнал лица и не подписал имени, они так и остались никем неузнанными, увы, – признает спикер. – Нахождение документов, написание биографий на собранных им фактах и просвещение о них в запретное время, а потом долгая борьба за увековечение их имен, за реабилитацию их творчества. Письма и документы рассказывают правду об этом. А главное, это сохранение ученым К. Мухамедхановым канонических, оригинальных текстов их произведений, запрещенных властью. Что значит сохранить тексты? Это их поиск, а потом долгая и кропотливая работа: перевод с арабской и латинской графики, написание научных комментариев, объяснение истории создания произведений, старых слов, которые уже тогда были непонятны читателю, заимствований из разных языков, объяснения исторического, географического, биографического контекстов. А потом были еще долгие годы ожидания давно написанных исследований и статей, которые стали возможными, как только были сняты запреты на алашординцев. И все это ученый делал в запретные времена, начиная с конца 1930-х годов, а потом каждый день своей жизни, потому что это было его миссией, это был его сыновний долг перед памятью отца и друзей отца – посетителей родового дома, безвинно убиенных сынов Отечества, которые служили преданно своему народу.

Нет ни одной исторической личности, которую бы не исследовал ученый. Его статьи с уникальными материалами публиковали почти 40 лет после Карлага только в газетах и журналах, а книги репрессированного ученого К. Мухамедханова долгие десятилетия не публиковали. Подготовка одной статьи для него означала скрупулезное исследование уникальных, собранных им материалов, которые по каждой личности составляли несколько объемистых папок – это рукописи его исследований о них, исторические фотографии и документы, воспоминания потомков, которых он находил и поддерживал как мог, а также многочисленные составленные им родословные многих людей, начиная с ханов и включая всех, о ком он писал.

Отчий дом

«Почему и зачем Каюм так много и усердно, без отдыха работал всю жизнь?» – спросит читатель. Все, о ком он писал, были для него родными людьми – друзья его отца и посетители дома Мухамедхана Сейткулова. Они все были расстреляны фактически в одно время. Я помню с детства эти старые фотографии: Абай и его ученики, алашординцы и Шакарим, деятели театра, жырау и акыны, общественные деятели и другие, – продолжает Дина Каюмовна. – Уникальные исторические документы. Отец так тепло и подолгу рассказывал о них каждому, кто приходил в наш дом, а каждый день был полон людей. И я тогда по-детски думала, что все эти люди на фотографиях – наши родственники.

Еще одно трогательное воспоминание. Ахмет Байтурсынов приносил свои книги маленькому Каюму и интересовался кругом его чтения. Он советовал отцу Каюма не так строго относиться к ребенку: «Бұл бала біздің есімізді жаңғыртады» – «Этот мальчик возродит наши имена».

Вот как сам Каюм вспоминал своего отца и родной дом: «Мое детство, нужно сказать, прошло в благодатной атмосфере. Мой отец Мухамедхан Сейткулов, 1870 года рождения, был образованным, культурным человеком, интересовался историей и культурой своего народа. Он имел хорошую домашнюю библиотеку, которая занимала целую комнату. Отец выписывал много газет, журналов того времени на казахском, татарском и русском языках. Например, первый казахский журнал «Айқап» и газету «Қазақ», татарскую газету «Уақыт», журнал «Шура» и многое другое. Он также выписывал газету «Сарыарқа» и журнал «Абай», которые издавались в Семипалатинске в 1917-1918 годах. Журнал «Абай» издавался на средства казахских купцов-меценатов города Семипалатинска, в числе которых был и мой отец. Он финансировал газеты «Сарыарқа» и «Қазақ». Домашняя библиотека постоянно пополнялась новыми книгами. Среди них были произведения устного народного творчества, классиков мировой и русской литературы. Важно отметить, что в нашей библиотеке был и первый сборник произведений Абая, изданный в Петербурге в 1909 году; изданные в Семипалатинске в 1912 году поэмы Шакарима «Қалқаман – Мамыр», «Еңлик – Кебек», а также «Қазақ айнасы», «Шежире – происхождение и история казахов и казахских ханов», «Книга о религии мусульман» и многое другое. Всего не перечислить. Таким образом, все эти источники постепенно входили в круг моего чтения. В библиотеке моего отца было и многотомное издание «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» (редактор Семенов-Тян-Шанский), XVIII том которого назывался «Киргизский край» и был посвящен истории казахского народа (издан в 1903 году). Одним из авторов этого издания был Алихан Букейханов, будущий лидер партии «Алаш» и глава правительства «Алаш-Орда». Благодаря труду А. Букейханова я впервые познакомился с объективной историей своего народа и его культурой».

– Отец и его друзья стали первыми учителями для Каюма. В некрологе на смерть Абая, написанном Алиханом Букейхановым на русском языке, впервые дано жизнеописание и творческий путь поэта. Надо отметить, что некролог Абаю, написанный А. Букейхановым, ученый сохранил, прокомментировал и впервые опубликовал. Верный памяти всех алашординцев, он впервые опубликовал их документы, фотографии и произведения. Все это вошло в научный оборот и стало достоянием народа и вот уже более трех десятков лет независимости страны воспринимается всеми как данность, – продолжает Дина Каюмовна.

Учитель и ученик

30 сентября 2022 года в Семее открылся памятник «Ұстаз бен шәкірт», посвященный М. Ауэзову и К. Мухамедханову. Президент Касым-Жомарт Токаев отметил: «Мухтар Ауэзов и Каюм Мухамедханов – это личности, занимающие особое место в нашей истории. Есть глубокий смысл в том, что они стоят рядом на пьедестале. Это символ духовного единства учителя и ученика, старшего и младшего брата. Они внесли неоценимый вклад в изучение и популяризацию наследия Абая. Они вывели казахскую литературу на новый уровень. А Каюм Мухамедханов – близкий соратник и ученик великого писателя. Всю свою жизнь он посвятил исследованию наследия Абая, Шакарима и движения «Алаш». Пройдя репрессии, он выдержал испытания судьбы, верно служил своему народу».

Статьи по Теме

Back to top button