КультураНовости

Департамент мертвых душ

Премьерой спектакля «Гоголь. Петербург» – мистической, со множеством загадок, завершил свой 120-ый сезон Государственный академический русский театр драмы имени М. Горького.

Злобные сущности, похожие на ведьм, деревянные чиновники, картонные цилиндры, как символ статусности, окна-зеркала в изнанку жизни удивляют и завораживают с первых минут спектакля.

Авторская постановка Рачи Махатаева «Гоголь. Петербург» в жанре сценической фантазии, соединившая воедино знаменитые мистические произведения малой прозы Гоголя «Шинель», «Записки сумасшедшего» и «Повесть о капитане Копейкине» из цикла «Петербургские повести» насыщена необычными превращениями, мрачной эстетикой. Драматизм повествования отражен во внутренних монологах бедного чиновника Акакия Акакиевича Башмачкина, обезумевшего от неразделенной любви титулярного советника Аксентия Ивановича Поприщина и разбойника всея Руси капитана Копейкина, которых сыграли Евгений КАРАЧАРОВ, Александр КОРЖЕНКО и Сергей МАШТАКОВ. Эмоциональная сторона усиливается звучанием пронзительных мелодий Альфреда Шнитке.

По словам актера Сергея Маштакова, воплотить мужественный образ героя Наполеоновской войны 1812 года

капитана Копейкина было непросто физически, так как приходилось долго привыкать репетировать с костылем и завязанной рукой. Но это помогло понять превращение воина в разбойника.

-Капитан Копейкин- один из тех людей, кто героически прошел войну, приехал в Петербург добиваться справедливости. Но не был услышан в бесконечных департаментах. Его выбрасывает на обочину жизни и он становится разбойником всея Руси, бесчинствующим в рязанских лесах. Такие сильные духом люди не жалуются на жизнь, они борются. Как настоящие бойцы и патриоты они одержимы войной, готовы встать на защиту родины. Предварительно я посмотрел информационные материалы о главных сражениях Великой Отечественной, афганской, чеченской войнах, вооруженных конфликтах на Донбассе. Очевидно, что время проходит, но человеческая природа не меняется. Войны были тогда и сейчас не прекращаются,- говорит Сергей Маштаков.

Найти основу своего образа Вадиму ХАЛИКОВУ помогло погружение в мир гоголевских произведений и наблюдение за современниками.

– При создании образа Петровича мне помогла практика этюда – наблюдения. Я наблюдал за пьяными людьми и старался сделать что-то похожее. Кроме того, в процессе репетиций параллельно наслаждался перечитыванием поэмы «Мертвые души». В многогранном философском творчестве Гоголя каждый человек сможет увидеть и найти для себя целое пространство смыслов,- пояснил актер Вадим Халиков.

Три сущности, связанные с роковой красотой, с порочными страстями, возникают на сцене в разных ипостасях. Они формируют сценическое пространство, обозначают эмоциональные интонации. Готический образ птицы- тройки созданный Екатериной МАКСИМ, Ульяной ШТИЛЬМАН и Анастасией ПОНЕДЕЛКОВОЙ ярок, и действительно един. На сцене они понимали друг друга с полужеста, с полувзгляда. Актриса Екатерина Максим считает, что этот спектакль останется вне времени и

пространства, поскольку рассказывает про большую разрушающую систему современного мира, которая убивает душу «маленького» человека. По словам собеседницы, в своих произведениях Гоголь часто изображал роковых женщин с чертовщиной, в том числе в мистической повести «Вий». Бывает трудно противостоять яркой красоте, которая убивает.

-При распределении ролей режиссер назвал нас «всадниками аппокалипсиса». Позже для нас троих он нашел наиболее подходящее слово «чертоворот». Мы с партнершами читали разную литературу про ведьм, искали информацию, чтобы иметь представление о ведьмачестве, темных силах, ритуалах, нашли знак триединства, немного погрузились в оккультную систему. Мы создали свой отдельный чат, который назвали «ведьмы», там переписывались, чтобы не докучать своими идеями мужчинам, задействованным в спектакле, -сказала Екатерина Максим.

Также актриса Екатерина Максим сообщила, что девушкам очень помогала полная включенность в рабочий процесс, наблюдение и погружение в литературный материал, бесконечное

доверие к режиссеру и партнерам.

-Мы делали такие вещи, которые не делали со студенческих времен. На выходные, в будние дни собирались вне репетиций, расписаний, приносили свои этюды, сочинения, пробы. Было здорово потому, что этот спектакль нами сочинялся, не было определенного режиссерского фиксированного варианта. В итоге, получился, такой замечательный творческий союз. Время репетиционное пробегало быстро. Мне лично не хватило репетиций, как будто осталась какая-то недосказанность,- продолжила собеседница.

По словам актрисы Ульяны Штильман, работа с режиссёром Рачей Махатаевым – это всегда счастье, ответственность, интерес и долгожданный мастер-класс. Он относится к тому уникальному типу режиссёров – педагогов, благодаря которым актёр, работая с ним, совершенствует свои профессиональные навыки. На этапе выпуска спектакля всегда видно, какая атмосфера царила на площадке во время репетиций. Во второй работе с этим режиссёром (первой была “Гроза” Островского) уже была сформирована очень крепкая команда, которая чувствует, слышит и понимает

друг друга. И в этом большая заслуга режиссёра, который смог заинтересовать, вовлечь в репетиционный процесс каждого актёра, создать свой особенный творческий воздух на репетициях, заразить всех одним самым важным вдохновенным вирусом постановки, литературного материала, интересного художественного решения.

-Оригинально и очень точно, на мой взгляд, определён жанр спектакля – сценическая фантазия и многое- многое другое. Спектакль сочинялся совместно, рождался в репетициях, поисках, порой мучительных, а порой головокружительно счастливых. В этом и есть чудо рождения оригинального, неповторимого и уникального произведения искусства, когда по крупицам создается что-то большое и прекрасное из ничего. Ради этого, и, пожалуй, только ради этого и стоит жить и заниматься актёрской профессией, – сказала Ульяна Штильман.

Фото предоставлено пресс-службой театра

 

Дана Аменова

Журналист

Похожие статьи

Закрыть