НовостиОбщество

Долгий и тернистый путь первой книги Ахмета Байтурсынулы

155-летию со дня рождения Алихана Букейхана и 150-летию со дня рождения Ахмета Байтурсынулы посвящается

Сборник 40 басен Ивана Крылова в переводе Ахмета Байтурсынулы на казахский язык в стихах под названием «Қырық мысал» был издан в 1909 году в Петербурге. Но перед этим сборник прошел долгий и тернистый путь, а типография, где он был отпечатан, оставалась неизвестной.

Г.Н. Потанин
(1835-1920)

Как известно из биографии выдающегося просветителя, педагога, основателя современного казахского языкознания, тюрколога, публициста, журналиста и поэта А. Байтурсынулы, со дня рождения которого в 2022 году исполняется 150 лет, первая его книга «Қырық мысал» («Сорок басен») – переводы басен И. Крылова в стихах на казахском языке – впервые была издана в 1909 году в Петербурге. Но никто не задумывался над тем, в каком издательстве она отпечатана, подразумевая типографию Ильи Бураганского, выпустившего в том же году первый сборник оригинальных сочинений Абая Кунанбаева и его переводов Пушкина, Лермонтова, Крылова.

А.Н. Букейхан
(1866-1937)

Больше века (112 лет) спус­тя выяснилось, что, прежде чем увидеть свет сборнику «Қырық мысал», А. Байтурсынулы предстояло в течение пяти лет пройти сквозь огонь, воду и медные трубы. Об этом свидетельствует одно из писем А.Н. Букейхана от 11 мая 1904 года, адресованное видному русскому ученому Григорию Николаевичу Потанину, копию которого предоставил Красноярский краевой краеведческий музей. «Один мой знакомый казах, – пишет автор письма Г. Потанину, – перевел на казахский язык чудными стихами 41 басню, преимущественно И.А. Крылова. Автор перевода по общественному положению незначительный человек – только делопроизводитель директора народных училищ Акмолинской области. Намереваясь напечатать частями переводы в «Сельскохозяйственном листке», издаваемом канцелярией степного генерал-губернатора, автор Ахмет Байтурсынулы обратился к своему начальству – директору г. Алекторову. Он, продержав рукопись года, вернул ее автору и сказал ему, что г. Сухотин не разрешил печатать в «Сельскохозяйственном листке».

А. Байтурсынулы
(1872-1937)

Далее в письме А.Н. Букей­хан­ обращается к адресату с просьбой помочь получить разрешение цензуры на выпуск сборника А. Байтурсынулы «Қырық мысал» или обойти цензуру: «Мы, я и Ахмет Байтурсынулы, решили печатать его перевод отдельной брошюрой, но не знаем, как получить разрешение специального цензора книг. Не укажете ли способы, как и куда нужно обратиться? Не взяли ли вы сами на себя, через петербургских знакомых, представления в цензуру перевода А. Байтурсынулы? Он талантливый молодой казах, к сожалению, не получивший даже среднего школьного образования и вынужденный ныне посвящать все время на добывание средств к жизни. При других условиях из него вышел бы полезный и заметный общественный деятель».

Но дальнейший ход событий свидетельствует, что ни Потанину, ни его петербургским знакомым не удалось помочь Алихану и Ахмету получить разрешение цензуры на издание сборника. Например, полтора года спустя после письма Потанину, в ноябре 1905 года, выступая на очередном съезде земских и городских деятелей России в Москве в качестве делегата от казахов, Алихан заявил: «Когда я слушал все, что рассказывают здесь поляки, малороссы, латыши и другие, я точно читаю старую книгу. У нас тоже преследуются школы с казахским языком, нас тоже давит цензура. Вот уже 13 месяцев я, например, не могу добиться от цензуры разрешения на издание казахского перевода 40 басен И. Крылова».Письмо А.Н. Букейхана Г.Н. Потанину от 11 мая 1904 года с просьбой помочь издать книгу А. Байтурсынулы

Напомню другой важный исторический факт, что свою статью-некролог «Абай (Ибрагим) Кунанбаев», в которой он впервые представил российскому обществу великого казахского поэта-мыслителя, Алихан Букейхан опубликовал именно в трех ноябрьских номерах газеты «Семипалатинский листок». В ней также сообщалось о том, что «оригинальные сочинения Абая и его переводы Пушкина (отрывок из «Евгения Онегина»), Лермонтова, Крылова собраны его сыном Тураулом и в непродолжительном времени будут изданы Семипалатинским подотделом И.Р.Г.О. под редакцией А. Н. Букейхана».

Помимо издания сборников сочинений двух ярких сыновей Великой степи, лидер «Алаша» Букейхан планировал также организовать издание первой казахской газеты, о чем информировал ноябрьский московский съезд. «Ближайшей нуждой казахов, – заявил он на этом съезде, – является свобода в употреблении родного языка, особенно необходимая ввиду предстоящей выборной агитации, и я присоединяюсь к предложению тех товарищей, которые просили съезд высказаться за немедленную отмену всех ограничений в правах местных языков».

Однако лидеру «Алаша» не удалось реализовать ни один из своих планов – издать газету и сборники сочинений Абая Кунанбаева и Ахмета Байтурсынулы. «Отмененная, для провинциальной печати, цензура воскресла в виде произвола губернаторов, вице-губернаторов, полицейских чинов и прочих в местностях, объявленных на положении разных охран и положений, – с горечью отмечал Алихан Букейхан в статье, опубликованной в редактируемой им же газете «Иртыш» в 1906 году, имея ввиду судьбу Казахского края после Манифеста 17 октября. – Свобода и неприкосновенность личности сведены к положению, о котором еще за 100 лет не имели и не могли иметь представления. Попасть в тюрьму, в ссылку, на каторгу, даже на виселицу так же легко, как выпить глоток воды». Кроме, конечно, своего избрания в члены І-й Государственной Думы России от казахов Семипалатинской области. Если проследим хронологию событий со дня письма Алихана Букейхана Григорию Потанину в мае 1904 года до издания в Петербурге сборника перевода сорока басен в 1909 году, то убедимся, что за этот период вместе со сборником огонь, воду и медные трубы прошел сам лидер «Алаша » и все научные общества, в которых он состоял. К примеру, вот что сообщал «Семипалатинский листок»: «23 декабря 1905 года распорядительным комитетом Западно-Сибирского отдела была послана в Петербург следующая телеграмма на имя П.П. Семенова: «Распоряжением генерала Сухотина 22 декабря полиция, угрожая немедленным запечатанием Западно-Сибирского отдела, воспрепятствовала слушанию общим собранием членов Западно-Сибирского отдела научного доклада Седельникова о зайсанской его экспедиции и рассмотрении сметы за 1906 год. Оставшиеся в помещении отдела члены его составили об этом произволе администрации протокол, который посылаем почтой. Общее собрание крайне необходимо. Администрация продолжает грозить запечатать отдел. Распорядительный комитет просит заступиться за права Западно-Сибирского отдела. Подписали Букейхан, Грибанов, Корнеев, Сиязов и Седельников».

А.Н. Букейхан (справа налево – третий) с группой членов фракции Конституционно-демократической партии Государственной Думы первого созыва. 10 июля 1906 г. Териоки, Финляндия

Мало того, по пути из Омска в Семипалатинск, где у лидера «Алаша» в рамках избирательной кампании в І-ю Госдуму был запланирован ряд съездов выборщиков, в поселке Ямышевский под Павлодаром 8 января 1906 года Букейхан был арестован и заключен сперва в павлодарскую тюрьму, затем переведен в омскую без суда и следствия. В одном из своих писем, отправленном из павлодарской тюрьмы одному из лидеров кадетской партии Колюбакину тайным путем, он писал, что «вместо съезда попал в тюрьму как кандидат в Государственную Думу».

Вслед за его арестом Западно-Сибирский отдел Императорского русского географического общества (ЗСОИРГО), действительным членом и членом распорядительного комитета которого являлся Алихан Букейхан, а также Семипалатинский подотдел ЗСОИРГО, который в непродолжительном времени должен был выпустить первый сборник оригинальных сочинений Абая, были подвергнуты преследованию. Из тюрьмы Алихан был освобожден почти 4 месяца спустя, 30 апреля 1906 года, и лишь в связи с тем, что он был избран выборщиком в родной Токраунской волости. 15 июня 1906 года он был единогласно избран членом (до революции 1917 года депутат Государственной Думы назывался членом. – С.А.) І-й Госдумы от казахов Семипалатинской области. Но он не успел поучаствовать в работе Госдумы первого созыва, прибыв в Петербург в день ее насильственного роспуска – 8 июля 1906 года. Приехав 9 июля в финский городок Териоки вслед за 180-ю­ бывшими перводумцами, на следующий день, 10 июля, он одним из первых подписал легендарное воззвание против насильственного роспуска Госдумы «Народу – от народных представителей», более известное из истории как «Выборгское».

По возвращении в Омск Алихан, не добившись разрешения на выпуск первой казахской газеты, начал издавать газету «Иртыш» на русском языке. Об издании сборников сочинений Абая и Ахмета речи не могло быть. Предстояла еще более сложная, чем в І-ю Думу, избирательная кампания во ІІ-ю Думу. Из-за преследования и произвола колониальной администрации Казахского степного края с 19 июля 1906-го по 1 января 1907 года он был вынужден трижды менять название издаваемой газеты – с 14 ноября 1906 года «Иртыш» стала называться «Омич», с 1 января 1907 года «Омич» выходила под названием «Голос степи». Несмотря на все потуги властей, Алихану удалось обеспечить по Акмолинской области и городу Омску победу на выборах во ІІ-ю Думу кандидатов от оппозиционных к самодержавию партий, а от казахов родной Семипалатинской области – одного из пяти кандидатов, выдвинутых им вместо себя, Темиргалия Нурекенова.

Закрыв газету «Голос степи» в конце февраля 1907 года, после выборов, А.Н. Букейхан как обвиняемый участвовал в судебном процессе над своими коллегами-перводумцами, подписавшими «Выборгское воззвание». Процесс, начатый особым присутствием санкт-петербургской судебной палаты по заказу премьер-министра П.Столыпина, завершился в декабре 1907 года с осуждением более 140 перводумцев, в том числе и Алихана, к трем месяцам тюремного заключения и лишением избирательных прав. После вступления в силу вердикта суда лидер «Алаша» в мае 1908 года добровольно явился в Семипалатинск, чтобы отбыть свое наказание в местной тюрьме.

 

Алихан Букейхан в Бутырке (из Центрального архива КГБ СССР). Июль 1937 года, Москва

Алихан Букейхан в семипалатинской тюрьме отсидел не три месяца, как того требовал судебный вердикт, а целых восемь. Генерал-губернатор Степного края Иван Надаров своим распоряжением добавил еще пять месяцев. Мало того, колониальная власть тайно замышляла выслать казахского национального лидера за пределы родного края сразу после его выхода из тюрьмы. Но, по свидетельству его ближайших соратников Ахмета Байтурсынулы и Миржакыпа Дулатова, выйдя на свободу, Алихан Букейхан добровольно эмигрировал в Россию, не дав тем самым колониальным властям выслать себя куда-нибудь в Якутию или на Дальний Восток.

Лидер «Алаша» сперва, если воспользоваться выражением Байтурсынулы и Дулатова, эмигрировал в Петербург, где пытался найти себе хлебное место, как об этом выражался сам Алихан в одном своем письме. Но хлебное место ему нашлось не в Петербурге, а в Самаре, где он в самом начале 1909 года устроился оценщиком земли (кассатором) в Донском земельном банке. И именно в самарском периоде своей жизни в 1909-1917 годах Алихану Букейхану удалось упорно и последовательно реализовать все свои тайные и явные планы. В первый же год пребывания в Самаре, в 1909 году, он первый сборник оригинальных сочинений Абая и его переводов Пушкина, Лермонтова и 40 басен Крылова в переводе на казахский язык в стихах издал в Петербурге, которых не мог выпустить в родном Степном крае. Если первое собрание сочинений Абая он издал в типографии крымского татарина Ильи Бураганского, то где же был отпечатан «Қырық мысал»? Ответ на этот вопрос нашелся в деле самого Байтурсынулы, заведенном на него департаментом полиции Степного края в июле 1909 года. Следует особо подчеркнуть, что Алихан издал «Қырық мысал» именно в столице колониальной империи и именно в 1909 году как ответ беспределу этой власти в Казахской степи, которая с 1 июля 1909-го по март 1910 года держала Ахмета Байтурсынулы в тюрьме без суда и следствия.

Лидер «Алаша» не ограничился изданием книги своего подопечного и в недалеком будущем близкого соратника, но еще приложил титанические усилия на его освобождение. Во-первых, он обратился к своему знакомому, члену ІІІ-й Госдумы Николаю Скалозубову и Николаю Некрасову, также члену Госдумы, однопартийцу и соратнику по масонскому ордену «Великий Восток народов России» с просьбой вмешаться в дело Ахмета Байтурсынулы. 17 ноября 1909 года Скалозубов обратился к заместителю министра внутренних дел империи Курлову с письменным запросом о судьбе Байтурсынулы. Ходатайство Некрасова в МВД поступило чуть позднее.

Параллельно обращению двум членам Госдумы Алихан Букейхан в центральном печатном органе кадетской партии – газете «Речь» от 19 ноября 1909 года опубликовал статью под громким заголовком «Казахский (в ориг. «Киргизский») народный поэт в тюрьме».
Благодаря этим усилиям лидера «Алаша» колониальная власть Казахского степного края была вынуждена отпустить Байтурсынулы на свободу после незаконного содержания его под арестом.

Но Ахмета Байтурсынулы впереди ожидало еще немало злоключений, причем как до революции 1917 года, так и после нее. При первых двух случаях, имевших место в 1914 и 1934 годах, его вновь спасал его бессменный покровитель – лидер «Алаша», при последнем аресте в 1937 году выручать его из беды уже было некому, Алихан Букейхан сам был арестован 26 июля 1937 года, а 27 сентября т.г. расстрелян.Первый случай. В 1914 году Байтурсынулы как редактор газеты «Қазақ» был обвинен в публикации антиправительственного материала, в связи с чем редакции был наложен крупный штраф, выплата которого неминуемо обанкротила бы газету «Қазақ». Чтобы спасти ее, Ахмет и и Миржакып решили отработать штраф отсидкой в тюрьме. Узнав об этом, Алихан Букейхан сперва морально поддержал своих соратников, опубликовав в газете «Қазақ» статью «Ұят-ай!» («Стыдно!»). «А.Н. Радищев, издававший для русского народа газеты и журналы и открывший путь к просвещению, был посажен в тюрьму и сослан в Сибирь на 10 лет. Его современник Н.И. Новиков, также своими газетами и журналами открывший дорогу в Европу, 15 лет томился в Шлиссельбургской крепости. Дорогие мои Ахмет и Мирякуб, тюрьма, куда вас посадили, это тюрьма Радищева и Новикова! Дорогие мои, о чем можно мечтать, если вас преследуют за те же благие деяния», – писал А. Букейханов в этой статье.

Вслед за этой статьей лидер «Алаша» лично явился в Оренбург, оплатил штраф и освободил своих единомышленников.

В годы массовых репрессий, находясь под неусыпным наблюдением ОГПУ НКВД СССР в Москве, Алихан Букейхан предпринимал титанические усилия, чтобы помочь своим соратникам по республике Алаш, безвинно осужденным и сосланным в Гулаг. Но из всех соратников ему снова удалось досрочно освободить Байтурсынулы в 1934 году.

Обратимся к статье «Киргизский народный поэт в тюрьме», опубликованной в ноябре 1909 года в столичной газете «Речь». Из ее содержания выясняется, где книга «Қырық мысал» была издана: «В здешней тюрьме (семипалатинской) томится пятый месяц Ахмет Байтурсынулы, талантливый казахский поэт. В 1909 году он издал книгу «Қырық мысал» – перевод в стихах 40 басен Крылова. Книга отпечатана в Академии наук».

Возникает вопрос: почему в Академии наук? Нет сомнений в том, что Алихан Букейхан воспользовался помощью своего друга Сергея Ольденбурга, академика, индолога, непременного секретаря Академии наук Российской империи, позднее и СССР. Остается лишь добавить, что лидер «Алаша» добрыми услугами своего друга Ольденбурга пользовался не первый и не последний раз. В 1906 году он на страницах газеты «Иртыш» опубликовал открытое письмо казахам Акмолинской и Семипалатинской областей с призывом собрать деньги на продолжение учебы в петербургском университете казахского юноши из бедной семьи Нуха Рамазанулы.

 

Сергей Федорович Ольденбург – индолог, академик, непременный секретарь Академии наук Российской империи и СССР

«Рамазанов поехал в Петербург, – писал Алихан Букейхан, завершая свое открытое письмо. – К январю 1907 года он окажется лицом к лицу с нуждой. Казахи, дети Алаша, вы обязаны его поддержать! Было бы нелепо, если миллионное население казахов Семипалатинской и Акмолинской областей не сумело воспитать казаха-юношу в университете. Деньги можно перевести по следующим адресам:

1) Петербург, Академия наук, непременному секретарю ее Сергею Федоровичу Ольденбургу для Нух Рамазанова;
2) Омск, в контору редакции газеты «Иртыш» для Нух Рамазанова».

Другой случай имел место в 1925 году при советской власти. Алихан Букейхан через Сергея Ольденбурга, также непременного ученого секретаря АН СССР, организовал экспедицию АН СССР в Адайский уезд Казахской АССР. Эта экспедиция была остро необходима для того, чтобы по итогам ее научной работы выработать и утвердить такую норму казахского землепользования, которая позволила бы казахско-советскому правительству не пускать в республику безземельных крестьян-переселенцев из России.

Метки

Похожие статьи

Закрыть