КультураНовости

Дом, где рождался Казахский театр

Редкие фотоснимки хранятся в уникальном архиве выдающегося абаеведа Каюма МУХАМЕДХАНОВА. В них запечатлены моменты становления казахского театра.

— Надо понимать, что на упоминание многих имен было наложено вето на долгие десятилетия. Отец продолжал свою борьбу за их реабилитацию и сохранил бесценное творческое наследие ярких исторических личностей, театральных деятелей в то время, когда все было под запретом, — вспоминает дочь ученого Дина МУХАМЕДХАН.Об ученом, драматурге, писателе, поэте и переводчике Каюме Мухамедханове писали как об уникальном знатоке казахской культуры.

Молодой Каюм еще до войны стал научным корреспондентом Мухтара Омархановича Ауэзова при создании эпопеи об Абае.

После войны, 7 апреля 1951 года, Каюм Мухамедханов пишет диссертацию «Литературная школа Абая», за которую будет осужден к 25 годам лишения свободы и сослан в Карлаг. Из рукописей ученого мы узнаем, что в 1923 году начались репрессии творчества Абая.

Каюма не сразу освободили после смерти Сталина. Помогло письмо, которое он написал в Москву секретарю Союза писателей СССР Александру Фадееву. Вернувшись из ссылки, ученый вновь представил диссертацию на повторную защиту в 1956 году. Но только в 1959 его допустили к защите.

А еще он любил театр. На одном из старых снимков — родовой дом Каюма в Семее.

— Дом его отца — мецената и сподвижника алашординцев Мухамедхана Сейткулова (1870-1937) был центром культуры и просвещения, центром встреч знаковых личностей нашего народа, — рассказывает Дина Мухамедхан. — В разное время здесь бывали Абай и Шакарим, ученики Абая, Амре Кашаубаев, Иса Байзаков, многие деятели Алаш Орды, певцы и композиторы, первые режиссеры и артисты театра — те, чьи имена вошли золотыми страницами в историю казахской культуры. Память о родовом доме, друзьях отца была для Каюма святой. Он запомнил образы этих людей, имена и посвятил всю жизнь сохранению их творчества, написанию биографий и исследовательских статей о них. Начиная с 1940-х гг. и в течение всей своей жизни он просвещал народ через свои исследовательские статьи, лекции, радио, а затем телепередачи. Он дружил и творчески работал с режиссерами и артистами профессиональных и народных театров, был членом художественного совета ряда театров. «Театр был его стихией», — писал режиссер и актер Байтен ОМАРОВ.

Доподлинно известно, что в доме Мухамедхана Сейткулова часто гостил со своими друзьями студент учительской семинарии Мухтар Ауэзов.

— И Мухамедхан Сейткулов обеспечил условия для проведения первых репетиций его пьес «Енлік — Кебек», «Қарагөз», «Бәйбіше тоқал», «Ел ағасы», — продолжает Дина Мухамедхан. — Так в этом доме (на фото) начинался первый казахский театр. Все это наблюдал мальчик Каюм. С отцом они были на историческом литературно-театральном вечере, посвященном Абаю, и на других мероприятиях. Именно отец воспитал у сына любовь к родному народу, фольклору и эпосу, песням и театру. Любовь к родной культуре, уважение к культуре других народов. С конца 1930-х гг. Каюм публиковал в газете «Екпінді» литературно-критические статьи, отзывы о первых театральных постановках «Ер Тарғын», «Боран», «Жалбыр», «Шекарада».

В 1941 году Каюм впервые перевел с азербайджанского на казахский язык популярную музыкальную оперетту Узеира Гаджибекова «Аршин мал Алан». Молодой поэт-переводчик, хорошо разбиравшийся в музыке — он играл на домбре и на мандолине, разложил все арии героев на казахский язык так, чтобы слова и слоги точно попадали в музыку оригинала. В архиве Семипалатинского драмтеатра сохранились ноты, где его рукой расписан весь текст под музыку.

Каюм Мухамедханов перевел с татарского языка на казахский пьесу татарского писателя и драматурга Шарифа Камала «Қажы Әфенді үйленеді», пьесу польского драматурга Ежи Юрандет «Уақыт соңдай», Бомарше «Фигаро», «Русалку» Пушкина. Создал пьесы «Перне», «Ер Білісай», «Комиссар Габбасов», «Майданнан майданға». Написал сценарии к ряду документальных и художественных фильмов. Его авторские пьесы и переводы с других языков имели большой успех на сценах театров Казахстана.

— В 1940 году в очередной приезд в Семипалатинск Мухтар Ауэзов, как обычно, остановился в доме Мухамедханова. В этот раз он попросил мать Каюма Макыпжамал и супругу Каюма Фархинур надеть национальную одежду взрослой и молодой женщин для воссоздания исторически верного образа женщин времен Абая. Это ему нужно было для театрального режиссера Аскара ТОКПАНОВА для постановки пьесы Ауэзова «Абай», — вспоминает дочь ученого про историю женских снимков (см. на фото).

История становления национального театра, деятельность первых казахских режиссеров и артистов, певцов, премьерные постановки, юбилейные даты, знаковые театральные события — все это находило отклик в сердце Каюма-ага. Он стоял у истоков казахского театра, отмечали его поклонники.

Фото из архива Каюма Мухамедханова

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть