НовостиОбщество

Эх, подружка верная

В свободное время заядлые автолюбители пропадают в гараже или таксуют, а астанчанин Ерлан БАРЕНОВ с единомышленниками отыскивают на свалке редчайшие ретромашины, дают им вторую жизнь и мечтают открыть в столице уникальный музей старых автомобилей.

«Приедьте на свалку»
– С чего началось наше хобби? – рассказывает Ерлан Баренов. – Мы занимаемся автоделом, и когда ищем нужные запчасти для иномарок, нам говорят: «Приедьте на такую-то свалку». Приезжаем, а там наши старые грузовички стоят. И как-то нам их стало сов­сем жалко. В плане того, что каждое транспортное средство имеет душу, жизнь, продолжение. Сейчас мы им даем вторую жизнь, изначально покупая по цене металлолома.

Ерлан с гордостью демонстрирует снимки:

– Смотрите, какие они были и какими стали! Процесс восстановления, конечно, очень емкий: транспортное средство полностью разбирается, и, уже начиная с голой рамы, все это красится. На восстановление одного грузовика уходит до шести-семи месяцев. И они становятся как новые, будто только сошли с конвейера.

Легендарная «полуторка»
– Недавно в наши руки попало антикварное авто, – хвалится собеседник. – Одна из прославленных машин нашего Целинограда и Акмолинска – легендарная «полуторка» довоенных и военных лет, которая в свое время сыграла большую роль в жизнеобеспечении блокадного Ленинграда. Именно «полуторки» в войну шли вереницей по Ладоге, по Дороге жизни, потому что лед не выдерживал трехтонные ЗИС-5 и «студебеккеры» – только полуторатонные грузовички. В Ленинград «полуторки» делали рейс с продовольствием, обратно везли эвакуированных людей. Это живая история.

– Наша «полуторка» была получена рядовым Нечипуряком где-то под Белгородом, дошла до Берлина и в 1946 году прибыла в Акмолинск. До пос­леднего дня хранилась в совхозе Кирова (сегодняшний Коктал). Бывший директор вышел на нас и был готов отдать раритет только при одном условии – что машина не уйдет за пределы Астаны. Мы взяли, – рассказывает автолюбитель.

– Сейчас идет второй год восстановления, – поясняет Ерлан Баренов. – Дело в том, что если на более поздние модели запасные части можно найти поближе – в Петропавловске, Челябинске, Кургане, то на «полуторку» – только в Санкт-Петербурге и Москве у истинных коллекционеров.

Автолавка или сельмаг– Еще у нас есть своя ОРСовская автолавка (ОРС, кто еще помнит, – это отдел рабочего снабжения), эти автолавки назывались сельмагами, потому что колесили по деревням и селам страны, и здесь можно было купить все, – продолжает Ерлан Баренов. – У нас есть уникальный проект – хотим восстановить прославленную автолавку из кинокомедии «Девушка-джигит». Казахфильмовский раритет мы обнаружили в Талдыкоргане, от автолавки, увы, остались рожки да ножки, почти вся сгнила. Забрали только колеса и раму. Передней характерной решетки не было, такую разыскали во Владикавказе, выручил соотечественник – казах родом из Кабардино-Балкарии нашел и отправил по почте… Вот такие истории, которые состоят из маленьких совпадений.
– Думаете, затея удастся? – переспрашиваю я.
– Конечно, получится, уйдет года два-три, будем восстанавливать машину по чертежам.

 

По заказу Константина Эрнста
– Да кто помнит эту автолавку и девушку-джигита, кому это надо, скажете вы, – продолжает свои рассуждения Ерлан Баренов. – А вот когда «Казахфильм» начинает большие съемки и необходима старая техника, звонят нам. Люди понимают, что компьютерную графику не везде загонишь в сюжет, это же видно. Зрителю важно, чтобы машина сама ехала, вживую.

– Вот сейчас в Алматы завершились большие съемки, фильм об эвакуации «Мосфильма» и «Ленфильма» в 1941 году. Инициатором идеи стали ОРТ и Константин Эрнст. По сюжету беженцы, дети – все приезжают на перрон в старых теплушках… Где их найти, если их нигде нет, давно разобрали? Мы нашли теплушки в материальном госрезерве Министерства обороны страны, добились их выдачи, отправили на «Казахфильм». Снова звонят: срочно нужен паровоз. Я иду в КТЖ, а паровозов нет ни в Атбасаре, ни в Жаксах, ни в Астане, в течение трех лет 16 паровозов распилили и сдали на металлолом. И все же нашли один в Усть-Каменогорске на станции Шемонаиха, оттуда перегнали в Алматы и покрасили. Процесс, конечно, творческий, но нудный, везде бумажная волокита, – признается Ерлан Баренов.

– А ваши грузовички снимались в фильмах? – интересуюсь я.

– Конечно. Вот в трилогии о Елбасы мы участвовали, – с гордостью отвечает Баренов.

Что там пылится на задворках?
Сегодня в коллекции компании 10 грузовых и 3 легковые отреставрированные машины.

– Грузовым по полвека и больше. Попадают они к нам по-разному. Звонит, например, какой-нибудь механик или главный инженер: «Приедьте, пожалуйста, у нас там на задворках что-то пылится, может, вас заинтересует». Чаще всего это автомобили, которые в свое время принадлежали какому-то предприятию. И у них на дверце ставили логотип и название конторы: к примеру, «Домостроительный комбинат. Город Целиноград», «Дорожно-строительный трест № 1», это тот, что возле горбатого моста. Или большое автотранспортное предприятие АТП-1, которого уже нет. Вот еще машина из совхоза «Воздвиженского». Видите, какая красивая эмблема! Горводоканал отдал нам свою отслужившую ас-машину.

– А кому вы доверяете водить свой антиквариат?
– За руль обычно садятся ребята-слесари, кто восстанавливал технику, – говорит Ерлан Баренов. – У них есть водительские удостоверения категорий В и С, машины зарегистрированы, с госномерами, со страховкой. На техосмотре к нам вопросов не возникает.

«Люди другой закваски»
– Мне вот любопытно, – не унимаюсь я с расспросами, – а молодежи интересно возиться со старой техникой?

– Был такой случай, – смеется собеседник. – Как-то в Павлодар на Наурыз мы повезли восемь грузовиков, за рулем двух из восьми машин – молодые ребята. Утром на привале возле Экибастуза проснулись, смотрю, мои дедушки, которым по 65-70 лет, уже крутятся у кабины, смотрят масло, воду, а 25-летние спят… Я все-таки думаю, раньше не машины у нас были надежны, а люди были другой закваски.

– Получается так: Михаил ТАРАСЕНКО у нас из Павлодара, бывший афганец, служил в ремонтной роте. В том году дяде Мише исполнилось 70 лет, в таком возрасте его никто на производство уже не возьмет, а нам он нужен. Знает, где какая гайка, болт, зажигание, зазор, – продолжает Ерлан Баренов. – Или есть Куанышпек БАЙЖАНОВ из Астраханки, ему 65 лет, всю жизнь проработал водителем.

– Без хороших специалистов нам никак: Ореке АБДЫКАЛЫКОВ, Владимир САВЧЕНКО, Григорий ДУДЧЕНКО, – перечисляет руководитель. – Ну и молодежь подтягивается: есть у меня один хороший покрасчик, аккуратный – Роман ЗАГЕРТ, ему все интересно.

Охи, ахи, вздохи, слезы…
В холода «древние старушки» зимуют в боксах, в тепле.

– Это в районе чугунки, – поясняет собеседник, – улица Жетыген, 15/1, а в летнее время транспортные средства могут стоять на улице. Мы за то, чтобы люди приходили, делали фотосессии. Охи, ахи, вздохи – им все нравится, бывает, семьями фотографируются. Мы за это деньги не берем.

«Для чего нам все это нужно?» – не раз Ерлан Баренов и его товарищи задавали себе этот вопрос.

– Понимаете, это не прос­то ностальгия по старым временам. Как бы это громко ни звучало, но молодежь не должна забывать, что сделало для них старшее поколение, взяло все хорошее – опыт, традиции, обычаи – и шагнуло в будущее, не забывая про подвиги отцов и дедов. Поэтому при предприятии мы и собираемся открыть музей и выставить бывшую советскую технику, она до сих пор еще очень крепкая и надежная, весь Союз – от Калининграда до Владивостока – поднимали на этой технике, – говорит собеседник.

– У нас в гостях бывали легендарные люди, – продолжает Ерлан Баренов. – Деда-первоцелинника Леонида КАРТАУЗОВА привезли сын и внук. Или вот Герой Социалистического Труда, дважды кавалер ордена Ленина Валентин ЩЕРБАКОВ в 60-е годы был инициатором вождения 30-, 80- и 100-тонных большегрузных автопоездов, он ставил неслыханные по тем временам рекорды: за один рейс перево­зил до 113 тонн грузов, равные объему почти двух железнодорожных вагонов.

– В 2014 году на 60-летие освоения целины в Астану съехались поседевшие герои со всей страны, и среди них тракторист из Астраханского района Герой Социалистического Труда Владимир ДИТЮК, тот самый, который со своей молодежной бригадой за три года выполнял пятилетние планы. Так вот, он сел в наш грузовик и говорит: «Сынок, покатай меня», – с волнением вспоминает Ерлан Баренов. – А потом сидел и плакал, пока мы его катали вокруг «Хайвилла».

Фото предоставлены
компанией «Автодело»

Метки

Похожие статьи

Закрыть