Горожане

Еркегали РАХМАДИЕВ: переезд в столицу

1 августа музыкальный мир отметил 90-летие со дня рождения известного казахстанского композитора, видного государственного и общественного деятеля, «Қазақстанның еңбек ері» Еркегали РАХМАДИЕВА.

Благословение
К концу жизни легендарный композитор переехал в столицу и его творческая деятельность была тесно связана с главным городом страны. В честь юбилея народного артиста СССР наш корреспондент встретилась с председателем Союза композиторов Казахстана, заслуженным деятелем Республики Казахстан Серикжаном АБДИНУРОВЫМ и попросила вспомнить яркие мгновения из встреч с великим маэстро.
– В следующем году будет 40 лет, как я знаю Еркегали Рахмадиевича. В 1983 году, когда впервые я открыл для себя двери консерватории, он был первым человеком, который вышел навстречу, – начал свой рассказ Серикжан Абдинуров. – Он меня остановил, мы поздоровались, а затем расспросил, кто я, откуда приехал и куда поступаю. Ответил, что на композиторское отделение. Он обрадовался и дал свое благословение. Получается, с его благословения я поступил учиться. Конечно, изначально мы общались как студент и профессор. Но наша тесная дружба продолжилась в 2004 году в столице.

Сам Серикжан Абдинуров переехал в столицу в 1999 году по приглашению заслуженного деятеля Казахстана, на тот момент заместителя акима города Толегена Мухамеджанова. Еркегали Рахмадиев же переехал в 2004 году.

– Я на тот момент был заведующим кафедрой в академии музыки. Еркегали Рахмадиевич переехал сюда по приглашению Нурсултана Назарбаева. И с тех самых пор мы с ним общались очень тесно. Ходили друг к другу в гости. За эти годы дружбы в беседах он мне много рассказывал о становлении музыкальной культуры Казахстана. И, самое главное, о становлении композиторской школы нашей страны. У него были энциклопедические знания. Когда я переехал сюда, тут практически не было композиторов. Были сомнения, может ли город стать культурной столицей. Но с переездом Еркегали Рахмадиева сразу понял, что тут будет не только административная столица, но и культурная, – продолжает свой рассказ председатель Союза композиторов.

Семья
Серикжан Абдинуров знал Еркегали Рахмадиева не только как профессионала музыки, но и как примерного семьянина и любящего отца.

– Во время общих встреч часто наблюдал за ним. Мы видели интересную картину: он всегда свою супругу Клару Рахмадиеву называл ласково Клараш, а она его Еркеш. И в голосе всегда наблюдался приятный тембр, который дает понять искренность их чувств. После Еркегали всегда садился за рояль, а Клара Смагуловна пела. История их любви началась в далеком студенчестве, когда она училась в женском педагогическом институте. Супруга очень хорошо пела, а поскольку он композитор, естественно, в первую очередь влюбился в ее голос. Он часто говорил: «Жаль, я как бы затмил ее, и она посвятила себя семье, оставив творческую карьеру». Он немного жалел об этом, кажется. Клара Смагуловна всегда была рядом – она была его главной музой и являлась первым слушателем всех его произведений. Всегда какие-то моменты, которые он забывал, она напоминала со словами «а помнишь?». Даже когда журналисты брали у него интервью, мог пропустить какие-то факты, озвучив только главные моменты. А она, как женщина, спутница, дополняла его. При жизни у него было 8 внуков, сейчас уже 10. И каждого он любил особой любовью. Даже на дни рождения готовил сюрпризы и подарки, о которых с трепетом рассказывал нам. У него старший сын – Едиге. Он замечательный скульптор, который получил образование в Москве. Очень многие памятники и скульптуры великих деятелей Казахстана – это его работы. Он при жизни очень гордился сыном. Вторая – дочь Жанаргуль обучилась на пианистку, но потом поменяла профессию, ушла в банковскую сферу. Третья дочь, Найля, вышла замуж за дипломата и живет в Бишкеке, работает режиссером в Государственном театре оперы и балета, – поделился композитор.

Родовое предание
О дате рождения великого композитора во многих источниках пишут разные числа. Оказалось, что по документам Еркегали Рахмадиев записан 1930 года рождения, хотя на самом деле родился он в 1932 году. Есть такое родовое предание: предку Еркегали Рахмадиева в седьмом колене Орману привиделся во сне седовласый старец, спросивший его: «Что бы ты хотел иметь в жизни – богатство, табуны жеребцов, отары овец или дар красноречия, талант к искусству?» Говорят, Орман, не задумываясь, сказал: «Ты лучше одари меня и весь мой род даром красноречия, талантами в искусстве». Так оно и случилось.

– Еркегали Рахмадиевич – крупная фигура в музыкальной жизни Казахстана и композиторской школе страны. Он народный артист СССР, лауреат Государственной премии, общественный и государственный деятель. Был первым министром культуры суверенного Казахстана в 1992-1993 годах. В 1967-1975 годах являлся ректором Казахской государственной консерватории имени Курмангазы, с 1968 до 1992 год, почти полвека, был председателем Союза композиторов Казахстана. Можно сказать, что стоял у истоков нашей творческой организации. Первыми членами Союза композиторов были Евгений Брусиловский, он был председателем союза, Мукан Тулебаев, Ахмет Жубанов, Латиф Хамиди. 6-7 композиторов собрались и создали Союз композиторов Казахстана. Второе поколение, которое пришло после них, представляли Газиза Жубанова, Еркегали Рахмадиев, Куддус Кужамьяров – первый уйгурский профессиональный композитор.

Это была мощная плеяда, которая подняла не только Союз композиторов Казахстана, но и в целом музыкальную культуру на мировой уровень. Считаю, что эти годы были золотым периодом композиторской школы. Потому что в то время творили яркие личности. Перу Еркегали Рахмадиевича принадлежат такие оперы, как «Камар-сулу», «Алпамыс», Газиза Жубанова написала в это время «Легенду о белой птице», «Хиросиму», Куддус Кужамьяров стал автором балета «Чин-Томур», оперы «Садыр Палван», Сыдык Мухамеджанов создал свои оперы «Айсулу», «Ахан сере – Актокты», Анатолий Бычков написал оперу «Голый король». Это был бурный период становления композиторской школы страны, – поделился Серикжан Абдинуров.

Когда Рахмадиев переехал в молодую столицу, в Национальном университете искусств по проспекту Жеңіс открылся большой зал, которому дали имя Еркегали Рахмадиева. По словам Серикжана ага, самое важное событие на сегодняшний день – это присвоение Государственной академической филармонии города Нур-Султан имени Еркегали Рахмадиева. В 2022 году ожидается масштабная презентация, которую переносили из-за пандемии.

В доме, где жил Еркегали Рахмадиев, на пересечении проспектов Жеңіс и Богенбай батыра, установлена мемориальная доска. В этом году многие мероприятия Союза композиторов будут посвящены юбилеям именитых композиторов.

– У нас две крупные даты – 90-летие Еркегали Рахмадиева и 95-летие Газизы Жубановой. Это две крупные фигуры, юбилей которых мы стараемся ярко отметить. Еркегали является основоположником такого жанра, как симфонический кюй. У него есть замечательные произведения «Кюй Дайрабай», «Кудаша-думан», которые являются музыкальной эмблемой нашей композиторской школы. Эти произведения открывают или закрывают концерты. Потому что это яркие концертные шедевры. Также в свое время он сотрудничал с великим режиссером Шакеном Аймановым. Написал замечательную музыку к его фильмам «Конец атамана», «Транссибирский экспресс», «Атамекен». Наверное, 50 процентов успеха этих фильмов принадлежат музыке. У Рахмадиева много песен, которые стали народными. Даже если его нет, его музыкальное наследие продолжает жить. Еркегали всегда остается с нами, – продолжает собеседник.

Сам Серикжан Абдинуров учился у народного артиста СССР Куддуса Кужамьярова, но Еркегали Рахмадиевич сыграл немалую роль в его становлении как композитора.

– Еркегали Рахмадиев всегда находился в соседнем классе. Несмотря на то что мы учились у другого педагога, он ко всем относился одинаково. Всегда давал советы, направлял, подавал идеи. К будущим композиторам относился как к своим детям. Все студенты помнят его как мудрого человека с широкой душой. Сдержанный, он никогда не повышал голос, но мог сделать какое-
то замечание или дать наставление в двух-трех словах. Допустим, если кто-то разговаривает на русском, он мог остановить и сказать: «Әй, қазақша сөйле!». Часто бывало, что мы показывали свои произведения, чтобы услышать мнение учителя. За все время дружбы с ним мы с моим младшим братом Алиби показали множество своих сочинений. Ему тоже было интересно взглянуть, чем молодежь дышит, что пишет. Хотя говорил мастер очень мало, но мог увидеть то, что не замечали мы, сами авторы. Он опытным глазом, а точнее, на слух мог сказать, что в оркестре это может не прозвучать, или как точнее сделать, чтобы это лучше звучало в произведении. Сейчас многие композиторы пишут музыку на компьютере, а в оркестре все звучит по-другому. Поэтому как знаток, мастер, профессионал с большим опытом мог дать дельные советы и наставления, – говорит спикер.

Дружба с писателем
Еркегали Рахмадиев очень крепко дружил с Габитом Мусреповым, несмотря на 30 лет разницы в возрасте. Классик казахской литературы был частым и желанным гостем в доме Рахмадиевых.

– Еркегали сказал мне однажды: «Знаешь, Серик, как-то Габит Мусрепов предложил мне написать оперу на одну из его последних исторических драм – «Аппак – дочь кипчакская». Я был министром, председателем, депутатом и не нашел времени, чтобы написать. А сейчас уже поздно. Ты молодой, талантливый, может, ты возьмешься за это?» Мы с моим братом Алиби задумались над предложением и решили согласиться. И вот 12 лет мы писали эту трехактную оперу. Хотелось бы поставить ее на сценах Нур-Султана и Алматы. Опера ждет своего часа, – откровенничает Серикжан ага.

После переезда в столицу Еркегали Рахмадиев жил в районе музыкальной академии, на пересечении проспектов Жеңіс и Богенбай батыра. По словам Серикжан ага, он был очень пунктуальным человеком, который приходил на все занятия вовремя.

– Он любил поговорить об истории и культуре, – продолжает Серикжан Абдинуров. – В то время я работал заведующим кафедрой, у которого много бумажных дел, ректоратов и совещаний. Когда говорил Еркегали, что нужно бежать, он отвечал: «Нет, садись». За задержки и опоздания, бывало, я несколько раз получал замечания, но когда отвечал, что меня задержал Рахмадиев, все относились с пониманием. Только сейчас осознаю, что великий маэстро понимал: годы уходят, а ему надо было высказаться и передать кому-то свои знания и мысли. Он всегда говорил мне: «Это ты будешь рассказывать обо мне, о нашем поколении и обо всех основоположниках композиторской школы». Сейчас, когда даю интервью, вспоминаю его слова и понимаю, насколько они были пророческими, как он был прав.

Метки

Похожие статьи

Закрыть