Горожане

Фортуна улыбнулась

Актриса столичного театра стала лауреатом премии Союза театральных деятелей Казахстана.

На сцене Музыкального театра юного зрителя чествовали победителя в номинации «Лучшая актриса года-2022» премии «Еңлікгүл» Союза театральных деятелей Казахстана, кавалера ордена «Құрмет» Светлану ФОРТУНУ.

Ведущая актриса Государственного академического русского театра драмы имени М. Горького на церемонии награждения в Алматы стала единственным кандидатом из столицы. Виновницу торжества тепло поздравили коллеги после просмотра спектакля «8 любящих женщин», которые высказали свои признания и восхищения. Универсальная исполнительница ярких драматических ролей рассказала нам о своем отношении к профессии, психологии творчества и секретах взаимодействия с публикой.

– Светлана, какие эмоции вы испытываете после получения престижной награды?
– Во-первых, для меня это была приятная неожиданность. Примерно 8 лет назад также ездила на награждение премии «Еңлікгүл», нас в качестве номинантов приглашали на сцену. Я предполагала, что по приезду в этот раз мне вручат очередной поощрительный приз или грамоту. Волнующая торжественная церемония длилась почти 3 часа. Победителей главных номинаций – «Лучший актер» и «Лучшая актриса» – объявили в финале вечера. Конечно, когда вытащили конверт и назвали мое имя, была несказанно рада. Приятным бонусом стал денежный приз в размере миллиона тенге. Для меня это было вдвойне отрадно, потому что таких крупных денежных призов от театральных премий я раньше не получала. Очень разволновалась, когда выступала с приветственной речью, голос задрожал. Давно не ощущала такого состояния и не верила своему счастью. Признание зрителей становится привычным, так как после выступлений мы регулярно получаем цветы, подарки. Эти ощущения не стираются. Но особенно волнительно получать государственные награды, что в нагрузку добавляет сильные эмоции.

– За какие актерские работы вы удостоились высокой награды?
– Официально меня наградили за «Жизнь без …» и «8 любящих женщин». Обе эти роли сделали меня еще сильнее, профессиональнее. Их нельзя сранивать. Если мы говорим про Габи, то это замечательная роль, которая меня вырастила, дала понять, что во мне есть стержень. Я могу пользоваться качествами, которые присущи этой героине. В жизни никогда не применяла их, но, сыграв эту роль, поняла, что можно быть и такой стервозной женщиной, принимающей свои негативные стороны. Она честна в том, что не скрывает своей авторитарности, импульсивности, может ударить своих дочерей. Я никогда в себе это не принимала, но вдруг увидела, что и такие краски можно применять в жизни. В другой постановке, «Жизнь без…», пришлось вживаться в совершенно противоположный женский жертвенный образ. Да, там совсем другая история, но надеюсь, что нигде не повторилась. Безусловно, это была большая нагрузка в эмоциональном и психологическом плане. Актеры – люди с мобильной психикой. Наш профессионализм заключается в том, чтобы быть стрессоустойчивыми, не растворяться в ролях, а сыграть роль и дальше полноценно проживать свою жизнь.

– В труппе Государственного русского театра драмы имени М. Горького вы состоите с 2002 года. За годы творческой деятельности стали ведущей актрисой родного храма Мельпомены. С какими мыслями вы подошли к 20-летнему юбилею творческой карьеры?
– Могу сказать, что мне везет в актерской профессии. Это моя миссия, и с моего рождения она была предугадана родителями. Мне был всего один месяц со дня рождения, когда папа вынес меня на сцену народного театра, где они с мамой служили искусству. Они передали мне набор инструментов, чтобы с детства я могла накопить и реализоваться в творческой профессии. Думаю, что если бы каждый человек занимался своим делом, то у нас было бы абсолютно счастливое общество. Каждый из нас должен быть на своем месте, тогда мы будем жить в идеальном государстве.

После окончания обучения в Киргизском государственном институте искусств имени Б. Бейшеналиевой я переехала в столицу Казахстана. Моей первой ролью стала Маша в спектакле «Здесь все свои…» по произведению М. Гоголя «Ревизор». Вообще, мне всегда везло, что, будучи молодой, я рано начала играть взрослые роли, как Маргариту, Анну Каренину, Бланш Дюбуа, Офелию. Мне повезло, что режиссеры доверяли мне большие серьезные роли. При этом часто приходилось работать на сопротивление, когда не было внутреннего разрешения. Наверное, для любого актера интересно выйти из зоны комфорта и перевоплотиться в антиподные образы, где надо развивать психику и уметь контролировать собственные эмоции. Если актеру на сцене удобно, что он может показать? Актер не достучится до сердца зрителя, если не будет прилагать усилий.

– Какие театральные школы вы считаете лучшими?
– Можно сказать, что все школы по-своему хороши, для себя я нашла определенный микс. Иногда работаю по системе Чехова, иногда по системе Станиславского. В целом я выработала авторский метод работы над ролью. Считаю себя интуитивной актрисой. В нашей профессии мало логики и легко объяснимых вещей. Иногда у меня возникает чувство, что я связываюсь с космосом и оттуда беру информацию, силу, черпаю энергию, которые мне помогают на сцене. Хотя бывает, что некоторые артисты полагаются на муштру. Они годами нарабатывают штампы, которыми пользуются на репетициях. Тем не менее, самое главное, природная актерская естественность.

– В чем отличие современного киргизского и казахского театрального искусства?
– В целом национальная киргизская и казахская драматическая школа во многом схожи. Актеры практически одинаково существуют на сцене с внешней экспрессией, надрывом, громкими голосами. Наверное, в русской драматической школе им было бы непросто работать, так как у них в крови другой темпоритм. Генные материи имеют право диктовать условия. Русская драматическая школа психологичнее. Мне кажется, в русской школе вначале идет размышление, а потом оценка, а в казахской, наоборот, сначала оценка, а потом размышление. Тем не менее, у нас одна общая цель – воздействовать на зрителя, вести с ними диалог, чтобы доносить смысл до душ и сердец зрителей.

– Кстати, помните ли вы свой переезд в столицу Казахстана?
– Да, это было масштабно, у меня было 11 огромных клетчатых сумок, я знала, что переезжаю навсегда. Я приехала со своими вещами, которые накопила за 22 года в Кара Балте, Бишкеке. Нур-Султан дал мне понять, какая я, возможность узнать саму себя, родить двух дочерей, познакомиться с замечательными людьми. Каждый человек в меня что-то привносил. Раньше я внутренне никогда не соглашалась с тем, что Нур-Султан – мой город. Всегда было внутренее сопротивление погоде, природе, холоду. Разум сопротивлялся трудностям, но душа говорила, что это мое место.

Дана Аменова

Журналист

Похожие статьи

Закрыть