История

Исповедь режиссера

Азербайжан МАМБЕТОВ – выдающийся деятель казахстанского искусства. Его именем названа улица, протянувшаяся от столичного Арбата до аллеи Demalys Promenad. Его постановки стали национальным достоянием, а фильмы вошли в золотой фонд казахстанского кинематографа. Творчество талантливого режиссера задало новый вектор развития театра и кино Казахстана, подняв его на мировой уровень. В честь 90-летнего юбилея об отце корреспонденту «Вечерней Астаны» рассказывает его дочь пианистка, заслуженный деятель РК, профессор Дина МАМБЕТОВА.

– В день рождения, 2 сентября, известный писатель, поэт и литературный критик Адольф АРЦИШЕВСКИЙ поделился проникновенными воспоминаниями о нашем отце: «…О том, что главные достижения в казахском театре второй половины ХХ века неразрывно связаны с именем этого режиссера, признают даже его непримиримые враги. Он привнес на сцену бунтарский дух. Он даже классику, казалось бы, закосневшую в традициях, заставил воспринимать как бы с чистого листа, она обрела обжигающую новизну, и сцена раздвинула горизонты. И уже его спектакли – «Волчонок под Шапкой», «Материнское поле», «Козы-Корпеш, Баян-Сулу», «Кровь и пот», «Карагоз», «И дольше века длится день» – стали классикой.
Он родился в 1932 году в селе Паласовка Волгоградской области. В годы военного лихолетья семья переехала в Алма-Ату. Раннее сиротство, учеба в хореографическом училище, потом – режиссерский факультет ГИТИСа. И беспокойная, исполненная творческого горения жизнь, в которой были взлеты и полосы невезения, и непрестанные поиски совершенства. И как некий предварительный итог этих исканий, как одна из самых значимых вех в судьбе – Указ Президента Республики Казахстан Нурсултана НАЗАРБАЕВА от 24 октября 2000 года о присвоении высшей степени отличия – звания «Халық Қаһарманы» А. Мамбетову «за выдающиеся заслуги перед Республикой Казахстан в развитии культуры и искусства, воспитание творческих кадров и высокое профессиональное мастерство». Его будут чествовать в Конгресс-холле, бросать к его ногам цветы и величать мэтром. Но вначале надо было прожить ту жизнь, которая лежала за плечами, которая, не скупясь, одаривала и счастьем, и нестерпимой болью. Оно и впрямь: жизнь прожить – не поле перейти…
Он всегда приходил в театр к девяти. Привычка выработалась за десятилетия – еще там, в Алма-Ате, в театре имени М. Ауэзова. А теперь вот и здесь, в Астане. Седьмой год он возглавлял Казахский музыкально-драматический театр имени К. Куанышбаева. Как бы ни замордовали его накануне обстоятельства, пусть даже спать он лег далеко за полночь, под утро, но ровно в девять – он у себя в кабинете или в одном из цехов, где замечен вчера непорядок, где надо гайки подкрутить. Здесь сами стены словно электризуют. Считается, что он с утра устраивает разнос. Ну не без того, бывают и разносы. Но ведь по делу, зря полкана он не будет спускать, об этом тоже знают все. Не это главное, не это. А главное то, что каждый день с утра театру нужна эмоциональная встряска, заряд энергии, который он, худрук театра, передать должен каждому, всем.

Сколько лет он в театре? Уже за полвека… А работы всегда хватало. Хотел снять фильм «Кровь и пот». И он воспользовался тайм-аутом, ушел с головой в кино. Как всегда – новое дело увлекло. Он был замес-
тителем председателя Госкино, директором «Казахфильма», совмещая директорство с должностью главного режиссера. Увлекала и педагогика, надо было растить театральную смену…

Врачи его тогда «обрадовали»: на сердце – рубец застарелый. Был инфаркт. А он его и не заметил, на ногах перенес. Жена всполошилась: «Ты много работаешь!». А сама с утра каждый день часов до двух запиралась в комнате, у нее от писания нот пальцы опухали. И так до последнего дня ее, до смертного часа… Между прочим, музыку тоже сочиняют все тем же сердцем, подверженным инфарктам. Но точнее ее, Газизы ЖУБАНОВОЙ, мало кто умел угадывать дух его будущего спектакля. Ее интуиция и проницательность поразили его еще в те молодые годы, когда она писала музыку к его первому в Каздраме спектаклю «На берегу Иртыша» Ш. Хусаинова. А было это в 1957 году. С той поры до последнего вздоха она была и его советчиком, и самым строгим критиком, и соавтором спектаклей.

Рубцы на сердце. Да и как им не быть!
Боль, человеческое горе, радость – они понятны всем поверх языковых барьеров. В Иране на просмотре спектакля «Материнское поле» зрители плакали. Но ведь и во Франции плакали, хотя, казалось бы, другая культура и этнос другой. И в Пражском национальном театре, где А. Мамбетов поставил «Кровь и пот» А. Нурпеисова, зрительный зал дышал в унисон со сценой. А Михаил Ульянов – Едиге в театре им. Вахтангова («И дольше века длится день» Ч. Айтматова) – одно из потрясений и зрительских, и режиссерских….».

Материнское поле
– Азербайжан Мадиевич Мамбетов – режиссер театра и кино, народный артист СССР, «Халық Қаһарманы», лауреат Государственных премий СССР и КазССР, – продолжает Дина Азербайжановна. – Многие годы возглавлял Казахский театр драмы имени М. Ауэзова в Алма-Ате, где вышли в свет его самые пронзительные постановки.

Уже в 16 лет А. Мамбетов проявил себя в актерской профессии, снявшись в 1948 году в кинофильме Е. Арона «Золотой рог». В 1952 году он окончил Алма-Атинское театрально-художественное училище. А в 1957 году поступил на режиссерский факультет ГИТИСа (г. Москва) к А. Гончарову.

«… Азербайжан поражал своей удивительной способностью принести свое, личное, жизненное в профессию, которую он осваивал. С первых же этюдов запахло казахскими степями, в первых же отрывках появился Абай, в первых же работах была ясна индивидуальность в этой сложной профессии», – вспоминал его учитель А. Гончаров.

Все, за что бы ни брался великий мастер, обретало новые краски, становилось вневременным и космическим. Особенно ярко творческая индивидуальность режиссера проявилась в постановках произведений киргизского писателя Чингиза АЙТМАТОВА. Сложная и многогранная проза Ч. Айтматова получала новое рождение на театральной сцене благодаря А. Мамбетову. В спектаклях не было ни единой лишней детали. Все, начиная от декораций и заканчивая выбором музыкального сопровождения, было результатом кропотливой работы над материалом, стремлением передать свои мысли и чувства зрителю, пришедшему на спектакль.

В 1964 году А. Мамбетов ставит спектакль «Материнское поле» по одноименной пьесе Ч. Айтматова. «Материнское поле» – это квинтэссенция памяти и боли, это воспевание подвига человека, это воспоминание о Великой Отечественной войне. В судьбе А. Мамбетова Великая Отечественная война сыграла свою трагическую роль, отложила отпечаток на всю его последующую жизнь. Буквально за несколько дней до Победы, в 1945 году, на фронте героически погиб его отец, командир взвода гвардии -лейтенант Мади Мукашевич Мамбетов. Спустя год скончалась мать. В душе тринадцатилетнего Азербайжана навсегда осталась боль утраты родителей. Спустя долгие годы режиссер искал место захоронения своего отца, который считался пропавшим без вести. Но найти могилу удалось уже детям и внукам А. Мамбетова.

Центральным образом повести и спектакля является образ Матери-Земли, потерявшей своих сыновей на полях жестоких сражений. Мать-Земля – это не просто метафорический образ, это еще и действующее лицо спектакля. «Одетая в национальный костюм замужней киргизской женщины, понимавшая и сама как бы пережившая все, что пережила Толгонай, Земля тем не менее не была ни ее подругой, ни сострадательным товарищем. Она действительно была нравственным судьей Толгонай…». Этот образ был очень дорог для режиссера, тем самым он отдавал дань памяти своей матери, так рано ушедшей из жизни.

Грандиозный успех
А. Мамбетов воссоздает на сцене ту особую музыкальность, которой обладают произведения Ч. Айтматова, во многом благодаря музыке выдающегося композитора, народной артистки СССР, супруги режиссера – Газизы Жубановой. Мощные симфонические аккорды сопровождают «калейдоскоп памяти» главной героини спектакля: Толгонай вспоминает не просто собственную жизнь, а судьбу целого поколения, на долю которого выпала война. Создавалась атмосфера эпического сказания, к которой стремился режиссер. Каждый раз спектакль воспринимался как современный, как «точное выражение времени, текущего момента в реальном процессе жизни».

Другая важная деталь режиссерской мысли – это отрицание войны. В спектакль не включаются сцены военных сражений. «Материнское поле» – это ода человеку, победившему фашизм, сумевшему вынести на своих плечах все тяготы, выстоявшему и не сломавшемуся. Для самого А. Мамбетова было важно, что спектакль повествует об общечеловеческих ценностях, о том, что трогает каждого человека, что может быть понято на любом языке.

Проза Ч. Айтматова играла особую роль в творчестве А. Мамбетова. После успеха спектакля «Материнское поле» были постановки «Восхождение на Фудзияму», «Белый пароход», «И дольше века длится день». Многие постановки А. Мамбетова имели грандиозный успех не только в Казахстане и странах СНГ, но и за рубежом. В 1973 году на Международном фестивале стран Азии, Африки и Латинской Америки в городе Шираз (Иран) Алма-Атинский драматический театр им. Ауэзова представил произведение Ч. Айтматова «Ана – Жер-Ана» («Материнское поле»). «Мы играли на казахском языке пьесу киргизского драматурга для иранцев… И всё было понятно. Вот в чем интернациональность искусства», – вспоминал А. Мамбетов.

Особенно стоит отметить постановку романа Ч. Айтматова «И дольше века длится день». Первую постановку этого спектакля режиссер подготовил в родном Алма-Атинском драмтеатре, а затем получил предложение поставить его в московском театре имени Е. Вахтангова. Инсценировку романа А. Мамбетов пишет сам. Ему удается синтезировать в спектакле все три временных пласта этого сложного философского романа: легенду о манкурте, жизнь главного героя Едигея, его воспоминания и фантастическую линию космоса. Главную роль в спектакле блестяще сыграл народный артист СССР Михаил УЛЬЯНОВ. Его Едигей – это голос самого автора. «Именно в его уста Мамбетов вложил целые куски текста, которые в романе Едигей не произносит…, но Мамбетову необходимо было слово Айтматова». Одной из особенностей прозы Ч. Айтматова была передача через конкретного персонажа обобщенных черт всего человечества. Такой подход был близок и творчеству А. Мамбетова. Фундаментом жизни становится человек и его поступки. Вот как об этом пишет М. Ульянов: «Всё от человека, всё от него. И правда, и кривда. И свет, и тьма. И разум, и безумие». Как тонко чувствовал это режиссер, передавая всю сложность бытия в образе обычного человека – железнодорожного рабочего Едигея.

Особое место в спектакле вновь занимала музыка Г. Жубановой. «Музыка к спектаклю может быть и его помощницей, и его противницей… Точно найденное музыкальное сопровождение отличается тем, что его как бы и не слышно, но возникает оно именно так, и именно тогда, когда оно необходимо зрителю, и как бы рождается само собой… Музыка Г. Жубановой именно такая – нужная и неслышная. Национальные мелодии удивительно органично вплетаются в ткань спектакля и создают какую-то тревожно-чарующую ноту», – вспоминал М. Ульянов.

Спектакль прошел с большим успехом, во многом благодаря творческому взаимопониманию исполнителя главной роли М. Ульянова и режиссера А. Мамбетова. Сцены с Едигеем, по мнению большинства критиков, были самыми выразительными в спектакле. И режиссер, и актер тонко чувствовали то главное, о чем писал Ч. Айтматов в своем романе – ценность человеческой жизни, умение ценить каждый ее миг. Сам автор давал высокую оценку постановкам своих произведений А. Мамбетовым, называл его «большим художником».

Приглашение в столицу
По приглашению Первого Президента Н. Назарбаева в 1999 году А. Мамбетов занимает должность художественного руководителя казахского музыкально-драматического театра имени К. Куанышбаева в Астане. Это время стало периодом настоящего расцвета для театра. За почти десять лет упорной работы режиссер поставил множество спектаклей, среди которых «Кыз Жибек»; «Козы Корпеш, Баян Сулу» Г. Мусрепова; «Карагоз» М. Ауэзова; «Мадемуазель Нитуш» Ф. Эрве; «Дальше – тишина…» В. Дельмар; «Эх, девушки!» К. Байсеитова, К. Шангытбаева; «И дольше века длится день» Ч. Айтматова; «Ана – Жер-Ана» Ч. Айтматова; «Махамбет» И. Джансугурова, С. Назарбекулы, Б. Альдибека; «Аршын мал алан» У. Гаджибекова; «Дядя Ваня» А. Чехова; «Кровь и пот» А. Нурпеисова.
Своим талантом и неустанным трудом А. Мамбетов добился недосягаемых высот. Он сиял словно яркое пламя, искры от которого разлетались и заряжали всех вокруг огромной энергией и силой. Его пронзительные постановки никого не оставляли равнодушным, буквально побуждали зал в едином порыве плакать и смеяться, грустить и мечтать, понимать и сопереживать. Это были не просто театральные постановки, это были монологи со зрителем, это была исповедь режиссера, погружавшая зрителей в самих себя в поисках ответов на вечные вопросы мироздания.

 

Статьи по Теме

Back to top button