История

История столицы: первый автомобиль

Изучая биографию столицы, обнаруживаешь удивительные факты: оказывается, еще в начале прошлого века, в 1913 году, в дореволюционном Акмолинске был заключен масштабный контракт на строительство автомобилестроительного завода. С казахской стороны проект курировал сын известного акмолинского купца Баймухамета Кощегулова – Курмангали. Именно он являлся хозяином первого авто, доставленного из Питера и колесившего по казахским степям, рассказывает «Вечерней Астане» публицист и биограф Ерлан КУЗЕКБАЙ.

Курмангали

– Многих в то время удивляло, – начинает захватывающую историю собеседник, – каким образом купцу Баймухамету Кощегулову, человеку чрезвычайно сметливому, но степняку, не имевшему достаточного образования, удалось наладить совместные торговые и банковские операции с предпринимателями ведущих европейских государств. Тем более что к началу своей активной работы за пределами Казахстана Байкоп, как его звали в народе, был уже довольно пожилым человеком.

Секрет здесь прост. В продвижении на европейский рынок Баймухамету помог его старший сын Курмангали.
Курмангали Баймухаметович Кощегулов родился в 1876 (а по некоторым данным в 1878) году. Он учился в местном медресе и окончил семинарию, потом поступил в Санкт-Петербургский учетно-кооперативный институт. Окончил его по специальности «Экономист торговли», оказавшись в начале 1900-х годов в числе первых казахов с высшим экономическим образованием.

План по строительству завода

Курмангали предвидел перспективы автомобилестроения. Он разработал масштабный план по строительству автомобилестроительного завода в Акмолинске. И в 1913 году заключил контракт с Германией.

Надо сказать, что на момент заключения контракта в Акмолинском уезде уже работали совместные предприятия. Например, в Атбасаре были представлены знаменитые немецкие компании «Зингер», «Саламандра», «Якорь», в уставных капиталах которых имелась также доля Курмангали Кощегулова.
– После подписания контракта в том же 1913 году из Германии приехали несколько немецких инженеров-конструкторов (компании «Опель»), которые незамедлительно приступили к строительству автозавода.
«Немцы привезли с собой огромное количество чертежей автозавода и автомобиля, по виду напоминавших невероятных размеров книгу весом около 30-40 кг. Длина этого талмуда составляла примерно 1,5 метра, ширина – около метра, толщина – более 30 см. Чертежи лежали на большом столе в гостиной нашего дома», – вспоминал позднее брат Курмангали, младший сын Баймухамета – Бекмухамед Кощегулов.

Приз – автомобиль

Когда Курмангали учился в Санкт-Петербурге, там появились первые автомобили, параллельно открылись водительские курсы, где Курмангали обучился навыкам вождения. В те же годы прошли первые соревнования по автомобильным гонкам. В одном из таких турниров принял участие Курмангали. Он занял первое место, а в качестве приза получил автомобиль.

– В начале 1900-х годов этот автомобиль, пожалуй, первый в казахской степи, колесил по дорогам Акмолинска, – допускает версию биограф.

Чудо-техника вызвала большой интерес среди акмолинских купцов. Со всех сторон посыпались заказы. С этого времени Курмангали занялся поставкой автомобилей для состоятельных людей города. Первые авто были проданы фотографу К. Шахову и городскому мэру, купцу Кубрину.

Война и революция

Однако строительство завода по объективным причинам сорвалось. В 1914 году конфликт между Россией и Германией перерос в затяжную войну. Потом грянула Октябрьская революция, прошла гражданская война, установилась советская власть.

Пока шел процесс советизации, в казахской степи появилась оппозиционная партия «Алаш Орда». Курмангали Кощегулов стал основным ее спонсором, щедро финансируя все партийные мероприятия.
«Лидеры «Алаш Орды» часто приезжали к нам. С Курмангали они долго беседовали о жизни в новых условиях. Со стороны Курмангали алашординцам была оказана финансовая поддержка. Я сам помогал считать деньги и оформлять документы», – рассказывал Бекмухамед Кощегулов.

Всем известно, что после становления советской власти начались гонения и аресты баев, купцов и промышленников. Кощегуловские предприятия, здания и магазины, денежные средства, банковские акции – все основное имущество было национализировано государством. По словам аксакала

Бекмухамеда, со счета Кощегуловых в Акмолинско-Сибирском торговом банке сняли и отдали государству 1 миллион рублей. По тем временам это была огромная сумма.

Амнистия и арест

Вместе с тем до конфискации 1927 года советская власть особо не донимала Курмангали. Во многом благодаря ленинскому декрету от 1918 года, согласно которому интеллигенции того времени – ученым, инженерам, учителям, врачам и другим специалистам, в том числе бывшим промышленникам-предпринимателям – была объявлена амнистия. Все они приняли участие в строительстве советской власти.
Однако всячески подогреваемая в обществе ненависть к баям все же взяла свое. В 1927 году безжалостная революционная идеология прошлась по всем зажиточным людям, оставив их без средств к существованию. Курмангали и его родственники лишились даже крыши над головой. Более того, Нурмагамбет и Бекмухамед Кощегуловы, а также сын Курмангали – Хасен были арестованы и осуждены на долгие сроки.

Гонения

Подвергнувшись гонениям, Курмангали вместе с женой и двумя внуками в 1928 году вынужденно покинул Акмолинск. Он вернулся в родной отцовский аул, ныне Жанааркинский район Карагандинской области. До 1940 года Курмангали жил в аулах Колтетал, Оркендеу, Ондирис. Затем перебрался в Жанаарку. Но и здесь новая власть не оставила его в покое.

Уехав потом с семьей в Караганду, Курмангали очень скучал по родственникам. Каждое лето он приезжал в родной аул.

Последний раз он был в ауле летом 1951 года. А осенью отправился на юг. В Шымкенте жила его младшая сестра Райхан, у нее Курмангали и остановился вместе с семьей.

Позже, как стало известно, они скитались то в Бишкеке, то в Жамбылской области. Судьба отвернулась от Курмангали. В 1954 году казахский капиталист умер в полной безвестности в Шымкенте.

Послесловие

Понимая, что рассказанное может вызвать вопросы и сомнения у читателей, переспрашиваю Ерлана Кузекбая: «Сохранились ли документы по теме в официальных источниках?».

– События тех лет восстановлены по скудным данным в архивах, книгам краеведов и, главным образом, на поздних воспоминаниях Бекей-ата, Бекмухамеда Кощегулова, – говорит Ерлан-ага. – В дореволюционные годы он был студентом, приезжал на каникулы, помогал брату и отцу, был знаком с немецкими инженерами, приехавшими по контракту для строительства завода. В годы гонений, конфискации имущества и репрессий вся документация – проекты, книги, большой талмуд чертежей – была конфискована, утеряна или сожжена. Самого Курмангали долго не трогали, потому что у него был ленинский мандат промышленника. Бекмухамед в годы репрессий получил 25 лет лагерей, отсидел на Колыме и вернулся инвалидом. Сын Байкопа Мухамедали был расстрелян, Нуркей, узнав о надвигающемся суде, застрелился.

Сохранилась лишь малая часть документов и фотографий в семейном архиве потомков Баймухамета Кощегулова. К слову, главные потомки живут и здравствуют в казахстанской столице: внучка Диляра Гумаровна Бегишева, внук Роберт Гумарович Бегишев, правнучка Людмила Ганиевна Сурхай-Кощегулова. В ближнем зарубежье живут прямые потомки Курмангали – Роберт Кощегулов на Украине и Олег Кощегулов в России. Подробности многих событий минувших дней они узнают от семейного биографа Ерлана Кузекбая, который обмолвился, что опубликованное – это лишь скромная часть сокровенного архива. Значит, продолжение следует.

Фото из архива семьи КОЩЕГУЛОВЫХ

 

Метки

Похожие статьи

Закрыть