КультураНовости

Как рождается спектакль

Чудесное действо, которое зритель видит на сцене, есть результат работы большого коллектива закулисных волшебников. Наравне с артистами гримеры, бутафоры, реквизиторы, костюмеры, технические сотрудники выполняют важную работу, чтобы публика получила незабываемые впечатления от спектаклей.

По словам заместителя директора по художественно-производственным вопросам и эксплуатации здания театра «Астана Опера» Виктора КАРАРЕ, свыше 260 сотрудников задействованы при подготовке спектакля. Всего в храме искусств насчитывается 17 цехов по различным направлениям деятельности. В них трудятся гримеры, бутафоры, реквизиторы, костюмеры, электрики, инженеры, технические сотрудники и служба клининга.Театр позиционируется как международный, поэтому профессиональные требования к специалистам предъявляются высокие. Сотрудники бутафорского цеха должны знать все: от техники рисования, черчения, живописи, колористики до технологии работы с красителями и лепки. Гримерам подвластны всевозможные виды преображений, они работают совместно с художником по костюмам, сценографом, режиссером, чтобы создать точный образ для каждого артиста. Со сложным управлением машинерией сцены может справиться специалист, который, помимо механики, уверенно владеет компьютерными технологиями.

К примеру, в цехе постановочного освещения – 15 сотрудников. Дизайнеры по свету контролируют сценическое верхнее, боковое освещение при помощи 600 приборов. Световыми эффектами распоряжается специа­лист, сидящий за пультом.

Одними из самых популярных интерьеров для интервью, закулисных портретов являются гримерные. Здесь работают люди, которые могут сделать лицо и прическу любому артисту. Заведующий гримерным цехом Серик БАСБАЕВ говорит, что работают в театре такие специалисты, которые запросто могут загримировать оперных, балетных звезд любой величины. Девять универсалов гримируют как мужчин, так и женщин, шьют бороды, усы, косы. Гримеры обсуждают с художником, сценографом и режиссером, каким должно быть видение образа героя.

– В работе мы используем наливной, аквагрим, стики, латекс, пластическую массу, тени, цветные лаки, тональный крем, пудру, кисти. Старческий грим делается около часа. На обычный грим мужчин уходит 15-20, на женский 40-60 минут. При характерном возрастном гриме нужно нарисовать морщины, основываясь на скелете головы. На спектакле «Аида» у нас столпотворение, надо подготовить к выходу на сцену более 200 человек, – отметил Серик Басбаев.

В пошивочном цехе театра «Астана Опера» трудятся 23 человека, 12 из них мастера по пошиву театральных костюмов, два закройщика, художник-оформитель костюмов, два мастера по пошиву головных уборов, два технолога, два специалиста и заведующая цехом. Многие специалисты начинали свою деятельность еще в Театре оперы и балета имени К. Байсеитовой. Среди них высочайшие профессионалы своего дела: закройщик по мужским костюмам Фатима АЗДОЕВА, художник-оформитель теа­т­­ральных костюмов Сайда БАГДАТ, мастера по пошиву театральных костюмов Галина МАРКЕВИЧ, Гульзинеп ОРАЗОВА, мастер по пошиву головных уборов Карлыгаш АХМЕТОВА и заведующая пошивочным цехом Фатима САТЫБАЛДИНА. Технологи руководят созданием моделей театральных костюмов, примерками, согласовывают все с художниками, постановщиками и режиссером, обсуждают с ними эскизы и образцы тканей для пошива костюмов. После утверждения эскизов художником-постановщиком заведующая пошивочным цехом получает ткани, которые подбирают технологи и помощники по декорациям. Затем ткани раздаются закройщикам. Они тоже принимают участие в обсуждении, поскольку должны знать, какие именно материалы подходят для головных уборов, костюмов, колет, юбок, корсетов, пачек. – Наше дело – получить ткани, раскроить, сшить в направлении, которое задается художником. Обладательница премии «Оскар» Франка СКУАРЧАПИНО обладает тонким вкусом, она играючи подбирает цвет. Раньше мы в год шили на четыре премьеры. На один оперный спектакль – «Кыз Жибек», «Кармен» – приходится примерно 300 костюмов, выполненных из роскошных тканей. В спектакле «Биржан – Сара» особенно впечатляет оформление в национальном стиле, вышивка гладью на чапанах. Даже головные уборы сделаны из натурального меха, – говорит Фатима Сатыбалдина.

Старший костюмер Гульмира СМАГУЛОВА рассказала, что в костюмерном цехе работают 16 специалистов. В их обязанности входят сохранность костюмов и правильный уход за ними. После спектакля они должны укомплектовать вещи, проверить их состояние. Если необходимо, то одежду отправляют в стирку или химчистку. Надо строго учитывать тип и окрас ткани, состояние материала, чтобы выбрать режим ухода. В костюмерном цехе есть прачечная, оснащенная стиральными машинами, сушильными кабинами, гладильными приспособлениями – от утюга до паровых манекенов.

На сцене может всякое произойти: неожиданно оторвется пуговица, крючок, разойдется молния. Тут же, за кулисами все пришьют умелые руки костюмеров. Девушки помогают и переодеваться артистам.

– Также костюмеры сопро­вож­дают артиста во время гастролей, аккуратно упаковывают костюмы. Они могут подогнать по размеру, ушить, укоротить или, наоборот, расшить одежду. Чтобы получился совершенный образ, мы находимся в контакте с гримерами, реквизиторами, гримерами, обувщиками, – сообщила Гульмира Смагулова.

После окончания представлений костюмы помещаются на хранение в специальное помещение, где развешаны строго по спектаклям и подписаны. В цехе, расположенном на нижнем этаже, поддерживается температура 10-15 градусов тепла. Всего, по словам Гульмиры Смагуловой, на сегодня в театре примерно 8500 костюмов.

– Наши костюмеры отлично знают солистов, и между ними возникают теплые, практически родственные отношения. Когда артисты выходят на сцену, то все сотрудники, выполняющие должностные обязанности с фронтальной части, за кулисами сопереживают. Это в совокупности создает впечатление, что мы живем большой семьей, где четко распределены обязанности, – говорит Виктор Караре.

Художник-бутафор Махаббат САРБАЕВА пояснила, что сотрудники цеха стараются максимально точно воплотить креативные идеи художника-постановщика. Над этими задачами в отделе работают 10 человек. Они задействованы в столярных, пошивочных работах, росписи ткани, посуды, чеканке по металлу, лепке папье-маше. Каждый предмет для спектаклей изготавливается вручную. В ход идут натуральные и синтетические материалы, пластик, силикон, ворбла, бумага. Часто требуется тщательная детализация, поэтому к каждой вещи нужно подходить индивидуально, создавать поэтапно. При исполнении заказа художнику-бутафору надо предусмотреть все, учитывая безопасность и удобство использования предметов.

По словам Махаббат Сарбае­вой, один из самых сложных видов бутафории представлен в балетном спектакле «Коппелия», когда специалисты создавали куклу в человеческий рост – точную копию балерины.

– Изделия на сцене должны быть безопасны, чтобы артисты не поранились ими. При этом все должно выглядеть натурально и узнаваемо. Например, яблоко должно кричать о том, что это яблоко, – пояснила Махаббат Сарбаева.

Словом, чудо на сцене возникает тогда, когда его творят высокие профессионалы своего дела.

Метки

Дана Аменова

Журналист

Похожие статьи

Закрыть