Интервью

Какое кино нужно зрителю

Вы верите, что социальное кино может вести к ощутимым изменениям в обществе? Чтобы снимать такое кино, необходимо чувствовать время, видеть проблемы и не быть равнодушными к происходящему, считает столичный кинорежиссер Сандугаш ДУСАЛИЕВА.

Наша собеседница — действующий режиссер-постановщик, основатель студии театра и кино «Глубина». В планах героини в этом году создать инклюзивный театр, уже объявлен кастинг и принимаются желающие в подростковую студию детей с синдромом Дауна и детей-колясочников.

— Моя цель — привлечь к созданию социальных фильмов бизнес-партнеров и частные фонды, вовлечь в его производство и популяризацию некоммерческие организации. У нас много нерешенных социальных проблем и явлений, к которым надо привлекать внимание общества. Жизнь людей с инвалидностью, создание доступной среды, инклюзивное образование, проблема детей-сирот, повышение качества и продолжительности жизни пожилых людей — это лишь малая часть жизни общества, в которой должны происходить положительные изменения, — считает Сандугаш.

Если говорить о профессиональном портфолио и достижениях режиссера, она ученица Александра Сокурова, кинорежиссера с мировым именем. Является членом Лондонской Евразийской гильдии киноиндустрии, обладательница сертификата от Голливудского фильммейкера Хьюго Переза, автор и сценарист собственных проектов и фильмов. Удостоена награды «Караван добра» за вклад в волонтерскую деятельность. Член Ассоциации по защите животных в Казахстане. В фильме «Волонтер» Сандугаш сама играет главную роль.

— Сандугаш, как вы стали сценаристом и режиссером?

— Мои родители — врачи: папа возглавлял центр гемодиализа, мама — фтизиатр. У нас часто дома бывали их коллеги. И сколько себя помню, лет с 4-5, когда домой приходили гости, я вставала на табуретку и призывала всех слушать мои песни и стихи. Тогда маме коллеги говорили, что я стану актрисой. Родители мечтали, чтобы я тоже пошла по врачебной стезе, но я выбрала режиссуру. После окончания школы я поступила в Карагандинский колледж искусств имени Таттимбета, училась у известного на творческих курсах Виталия Матросова и по окончании получила специальность «актриса музыкальной драмы». Организовала свою вокальную группу «Дуэт Лайф», исколесили с гастролями Китай, Россию, страны побережья Черного моря. А в 2015 году в Москве я пошла на курсы в мастерскую Александра Сокурова и получила диплом режиссера. Это мой любимый педагог. После окончания меня приглашали в Торонто и США, но я выбрала родину. И теперь снимаю социальные драмы.

— Почему именно социальные драмы?

— Не могу себе представить, чтобы я год жизни потратила на то, чтобы снять комедию. Ну это не мое. Конечно, комедии, которые вызывают смех, приносят деньги. Я хочу и уже делаю социальные фильмы на очень животрепещущие темы: педофилия (фильм «Статистика»), абьюзивные отношения в семье, вопросы экологии, проблемы бездомных животных. «Один день без воды» — мой фильм, который крутился на Лондонском кинофестивале в прошлом году на закрытом показе. В этом фильме я подняла культуру отношения наших граждан к питьевой воде. Фильм приглашает нас пофантазировать на тему «А что, если не станет воды?». Что будет, если данная проблема усугубится? По сюжету питьевая вода исчезает и люди вынуждены носить и оттаивать снег для питья. Завершается картина кадром: приближается весна, с сосулек капает вода и главная героиня произносит: «Я боюсь весны, снег закончится»…

«Молодые и талантливые скульпторы, художники, театралы, музыканты, литераторы выживают за счет меценатов и остаются в андеграунде. А ведь благодаря им казахстанская культура приобретает глобальное звучание. Поэтому Правительству совместно с экспертами нужно до конца года представить план практических мер, направленных на продвижение новой культуры и ее талантливых представителей», — сказал Президент страны в одном из своих Посланий народу Казахстана.

— Над чем работаете сейчас?

— В этом году на Лондонский фестиваль готовлю фильм «Ловушка». Это про открытые канализационные люки — одну из наболевших проблем нашего мегаполиса. За основу взята реальная история. Мальчик вышел из дома в школу и исчез. Дело случилось в 2019 году на Сороковой станции. Через три дня поисков ребенка нашли в пятидесяти метрах от дома, он упал в открытый канализационный колодец, а так как дело было в феврале, умер от переохлаждения.

В перспективе у меня есть мечта — снять полнометражный фильм. Хочу привлечь меценатов, потому что нужны и техника, и актеры. Сценарий к фильму пишу уже три года. Рабочее название — «Низость», и уже само название говорит о том, что тема будет посвящена низким человеческим порокам — алчности, абьюзивности, жестокости. В основе фильма — реальная история о собаке породы алабай по кличке Тайфун. Хозяин его водил на собачьи бои без правил, зарабатывал на этом хорошие деньги. Но в одном из боев алабая сильно поранили. И хозяин, поняв, что питомец уже отработал свое, бросает его. Брошенного пса находят волонтеры и привозят к ветеринару. Здесь он умирает от остановки сердца, потому что каждый раз перед боем ему кололи сильные препараты для бесстрашия.

Сандугаш, будучи режиссером, поглощена своей работой, к тому же ночи напролет пишет сценарии, а утром снова торопится на съемочную площадку. Здесь она обязана поддерживать общий настрой съемочной группы, умело руководить актерами и операторами. То есть создать на площадке атмосферу, где все будут играть и работать в унисон.

— Очень хочется дать жизнь детскому, подростковому кино, снимать фильмы на серьезные темы, чтобы казахстанские дети завоевывали награды на самых лучших кинофестивалях. Я открыта к сотрудничеству с людьми, которым небезразлична тема гуманности, добра, милосердия, честности и чести, — признается режиссер.
Сценарием ее фильма «Вечна только музыка» заинтересовалась Лондонская киноакадемия. В основе сценария — судьба музыканта-еврея, родители которого были сосланы в Казахстан в далекие 40-е годы прошлого века. По сюжету герой вынужден играть в подземных переходах, зарабатывая на кусок хлеба.
Сандугаш считает, что кино дает ответы на многие вопросы. И может воспитывать, если его не упрощать, а заглянуть глубже.

Статьи по Теме

Back to top button