НовостиОбщество

Казахи в Госдуме Российской империи

Опубликованная в годы независимости уникальная монография «Государственная дума России и Казахстан (1905-1917 гг.)» стала своего рода научным бестселлером в отечественной историографии эпохи нового времени.

Пробудившие древнюю степь

Ее автору – известному ученому Омирзаку Озганбаю, первому из казахстанских историков удалось изучить и показать борьбу казахов за ущемленные права, в том числе и с высокой трибуны Государственной думы России в 1906-1907 годах.

Накануне празднования 30-летия независимости страны не потеряли своей значимости слова ученого, написанные как вступление к данной книге: «Сей труд будет памятником сынам казахского народа, представителям национальной интеллигенции, пробудившим в начале XX века древнюю степь, начавшим прокладывать путь к национальной и социальной независимости Казахстана». Как известно, все казахи – депутаты Государственной думы России были поголовно репрессированы.

Алихан Бокейхан

Пробуждение

Отголоски Первой русской революции 1905-1907 годов дошли и до Казахстана. Весть о кровавом злодеянии царского правительства, расстрелявшего безоружных рабочих Петербурга 9 января 1905 года, вызвало глубокое сочувствие у населения края. В разных городах края – Верном, Аулие-Ата, Перовске, Казалинске, Уральске, Актюбинске, Петропавловске, Семипалатинске – прошли массовые собрания и митинги, наибольшего размаха забастовки и стачки имели место на железнодорожном транспорте.

По словам автора, Первая русская революция 1905-1907 годов дала мощный толчок политическому пробуждению коренного населения, составлявшего тогда почти 80% населения Казахстана. Имело место усиление колониальной политики царского правительства, которое выразилось в следующем: продолжался процесс массового изъятия наиболее плодородных земель у казахского населения в переселенческий фонд и в пользу казачества. По указу Николая II в 1904 году Сибирскому казачьему вой­ску была передана в «вечную собственность» десятиверстная полоса вдоль левого берега Иртыша. В 1917 году изъято до 45 миллионов десятин наиболее плодородной части земли. В крае оказалось до 1,5 миллиона крестьян-переселенцев. Эти и другие меры привели к массовому обезземеливанию и обнищанию коренного населения.

Мухамеджан Тынышпаев

Допуск в Госдуму

О заметном подъеме политического сознания народа свидетельствует учас­тие лидеров казахской интеллигенции в работе Государственной думы России двух первых созывов. Как известно, пос­ле упразднения Петром I земских соборов Российская империя почти 200 лет не имела общенационального представительного учреждения. И только в августе 1905 года последний российский царь Николай II под напором революционных сил России издал манифест о создании Государственной думы как законосовещательного и представительного органа империи. Но народы Российской империи, в том числе Средней Азии и Казахстана, были лишены избирательного права. Местным властям в самом начале избирательной кампании была дана особая секретная инструкция о категорическом недопущении казахов к выборам как «кочевых и бродячих инородцев», что вызвало взрыв недовольства и негодования. Коренное население края требовало допуска их представителей в Государственную думу России. Мощная волна протеста, прокатившаяся по всем регионам края, заставила царское правительство пойти на некоторые уступки. Казахи были все же допущены на выборы, о чем написал и будущий депутат Думы Алихан Бокейхан: «В конце октября 1905 года интеллигентные киргизы, жившие в Омске, перевели манифест 17 октября на киргизский язык и с благословения цензора местных газет – вице-губернатора напечатали в Акмолинской областной типографии и послали в степь 10000 экземпляров. В короткое время манифест сделался достоянием всей степи. Повсеместно киргизы съезжались на большие и малые съезды, комментировали его, обсуждали вопросы о будущих выборах в Государственную думу».

Ахмет Биримжан

В монографии О. Озганбай приводит ссылки из Центрального государственного архива РК, где подписавшие Каркаралинскную петицию от 22 июля 1905 года обратились к царю и просили допустить степняков в состав Государственной думы России: «Мы занимаемся скотоводством, и интересы скотоводческого хозяйства заставляют нас кочевать, а не бродить, как думают, летом 3-4 месяца, но следует ли из-за этого лишать такого важного драгоценного политического права участвовать в земском соборе, защищать интересы киргизов (казахов. – Прим. авт.)? Кто может правильно выяснить назревшие их нужды и способы их удовлетворения».

В состав II Государственной думы России вошли от Акмолинской области снова Шаймерден Косшегулулы, Тургайской – Ахмет Биримжан, Семипалатинской – Темиргали Нурекен, Сырдарьинской – Тлеули Аллаберген­улы, Семиреченской – Мухамеджан Тынышбай, Уральской – Бахытжан Каратай, от Астраханской губернии – Бактыгерей Кулман. Алихан Бокейхан свою кандидатуру заранее снял, зная открытое нежелание властей пропустить его в новый состав Думы, которая заседала тоже недолго – всего 104 дня.

В Госдуме

Во II Государственной думе депутаты от казахского населения примыкали к партии кадетов и входили в мусульманскую фракцию.

Совместно с другими представителями национальных окраин России казахские депутаты добивались прекращения переселения крестьян на окраины империи: так, выступая на заседании II Государственной думы, Б. Каратай сделал доклад о негативном влиянии переселенческой политики на жизнь казахов. В своем пламенном выступлении он подчеркивал: «Вы должны понять: сегодня для высвобождения участков для крестьян – переселенцев, киргизов (казахов. – Прим. авт.) изгоняют не только с исконных земель, но и из собственных жилищ. Хочется верить, что простые русские трудящиеся и интеллигенция обратят внимание на страдания бедных киргизов». Кстати, как пишет автор монографии, Б. Каратай приходился правнуком хану Младшего жуза Абулхаиру и внуком Каратая. В 1890 году с золотой медалью окончил юридический факультет Петербургского университета. Некоторое время работал в Закавказье, заслужив уважение горцев, последние называли его князем.

Были и случаи коллективного обращения казахских депутатов в защиту ущемленных прав казахского народа. Так, в своем заявлении депутаты Государственной думы второго созыва Каратаев, Биримжан, Норокенов и Косшегулулы от 22 и 30 марта 1907 года были вынуждены констатировать: «У всех кочевников скотоводство составляет единственный источник благосостояния, и кочевание не есть приятная и праздная прогулка киргизов (казахов. – Прим. авт.) по безбрежным степям Азии, а есть тяжелый труд, вызываемый своеобразными капризами природы, в единственных целях – поддержки существования».

73 дня в депутатах I Госдумы

В I Государственной думе от казахов были представлены: от Тургайской области – Ахмет Биримжан, Уфимской губернии – Салимгерей Жанторе, Уральской области – Алпысбай Калменулы, Астраханской губернии – Бактыгерей Кулман и Даут Ноят-Тундут, Акмолинской области – Шаймерден Косшегул­улы, Семипалатиской области – Алихан Бокейхан. Казахи составляли около 1% от численности всех депутатов первого созыва. Значительную часть депутатов составили русские (69,1%), украинцы (15,8%) и поляки (11,3%). Ни одного представителя Средней Азии, кроме казахов, не было в составе первого созыва Государственной думы. При этом было семь казахов, их фамилии впервые были выяснены профессором О. Озганбаем. Мусульмане составили всего лишь 3,3%. Многие из них были образованными людьми и пользовались заметным уважением среди народа. Но депутаты I Государственной думы России заседали в Таврическом дворце всего 73 дня: недовольный их инициативами Николай II издал указ о роспуске Думы и назначении новых парламентских выборов.

Депутаты

Среди депутатов второго созыва особняком стоит имя видного общественного деятеля Салимгерея Жанторе. Он был выпускником юридического факультета Санкт-Петербургского университета и физико-математичес­кого факультета Московского государственного университета, долгое время работал судьей, а затем несколько лет возглавлял уездное и губернское земство, в 1903 году был избран членом Уфимского собрания, уделял значительное внимание вопросу открытия народных школ с учетом национальных особенностей региона. Весьма примечательным является тот факт, что Салимгерей представлял в Государственной думе Уфимскую губернию, но, несмотря на то что был избран депутатом от башкир, никогда не забывал о необходимости решения земельных проблем родного казахского народа.

Другой депутат, Шаймерден Косшегулулы (1874-1937), одним из первых был выбран в I и II Государственную думу от Акмолинской области в возрасте 36 лет. Уроженец Омского уезда Акмолинской области был весьма почитаем среди своих земляков, слыл истинным патриотом казахской земли, ярым защитником мусульманства в крае, являлся сподвижником видного религиозного деятеля Науана Хазрета (Таласова). Несмотря на свою популярность в народе, он не был зарегистрирован депутатом и второго созыва из-за незнания им русского языка: царское правительство проводило политику дискриминации казахов по языковому принципу, но на деле опасалось радикальных взглядов дважды выбранного казахского депутата-омича. Впоследствии за ним была установлена неусыпная слежка и со стороны региональных властей: он подвергался неоднократным гонениям со стороны полиции, был не только активным религиозным деятелем, но и одним из дальновидных политиков того времени. По совету А. Бокейхана он посетил Турцию, где встречался с государственными и религиозными деятелями.

Репрессии

После подавления Первой русской революции царизм пошел на весьма жесткие репрессивные меры. В 1907 году вышел новый реакционный избирательный закон, когда представители многих национальностей, в том числе и казахи, открыто были лишены избирательных прав: по мнению царского правительства, население Казахстана не было готово для участия в выборах, так же как и кыргызы, таджики, узбеки, каркалпаки, уйгуры и дунгане.

Поэтому в период с 1907 по 1917 год коренное население Казахстана не избиралось в состав Государственной думы России, что вызвало взрыв негодования со стороны казахского народа, в том числе и алашской интеллигенции. 20 мая 1907 года при степном генерал-губернаторе состоялось особое совещание с участием казахских представителей от разных уездов, где обсуждались наиболее злободневные проблемы казахского общества – земельные, правовые, образовательные и религиозные, но его решения остались рекомендательными. В июне 1907 года прошли митинги протеста в таких городах, как Актюбинск, Петропавловск и Кустанай, в 1908 году А. Бокейхан первым поставил свою подпись под Выборгским воззванием, которое было направлено против роспуска II Государственной думы. За антиколониальную деятельность Алихан Бокейхан отбывал тюремное заключение в Семипалатинске и Павлодаре.

Плеяда выдающихся деятелей

Как пишет О. Озганбай, в Государственной думе России следующих созывов интересы Казахстана, в том числе и местного казахского населения, открыто защищали и прогрессивные русские депутаты: Т. Седельников, В. Недоносков, Н. Бородин, И.И. Космодемияновский, А. Виноградов, Н. Скалозубов и другие. В частности, депутат от Оренбургской губернии Т. Седельников на заседаниях Государственной думы, защищая положение казахов, говорил: «Сотни тысяч киргизов (казахов. – Прим. авт.) являются безземельными в буквальном смысле слова, а если возьмем малоземельных киргизов, то их наберется не менее миллиона».

Таким образом, Первая русская революция 1905-1907 годов хоть и потерпела поражение, но оказала огромное влияние на развитие самосознания казахского традиционного общества. Под воздействием революционных событий в России на политическую арену вышла целая плеяда выдающихся сынов казахского народа. Участие лучших представителей казахского народа в работе Государственной думы России сыграло важную и решающую роль в истории края: с трибун высшего представительного и совещательного органа империи лучшим сынам Великой степи удалось заявить о насущных проблемах, в первую очередь земельных.

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ,
член-корреспондент НАН РК

Фото из открытых источников

Метки

Похожие статьи

Закрыть