НовостиОбщество

Казахская земля подарила нам Родину

История страны пишется через судьбы простых людей. Представители этнокультурных объединений выразили благодарность казахскому народу за помощь в сложный период в истории, когда переплелись лишения и взаимопомощь, горе и надежда, голод и бескорыстная дружба.

Тяжелые времена рождают сильных людей

– На момент депортации моему отцу Мурату ЭКАЖЕВУ едва исполнилось 15 лет, – рассказала корреспонденту «Вечерней Астаны» руководитель ансамбля «Вайнах» Ханифа МАЦИЕВА. – Он был самым старшим в семье. Это был 1944 год. Жили они в селе Экажево. 23 февраля в два часа ночи в дом вломились вооруженные люди. Семье дали всего полчаса на сборы, не сказав, куда их везут. К слову, солдаты проявили человечность – подсказали, какие вещи лучше взять. Часть людей согнали в конеферму на станции Беслан и долго не выпускали – девушек вместе со стариками и юношами. Для людей с нашим менталитетом это было очень тяжело. Смерти были из-за того, что у девушек лопались мочевые пузыри – они не могли ходить в туалет при старших.

Потом людей загоняли в вагоны для перевозки скота так плотно, что люди ехали стоя. Они ехали месяц. К середине пути людей стало значительно меньше. Многие умерли от сыпного тифа. Сказалась и резкая смена климата. Мертвых прос­то выбрасывали из вагонов.

Везло тем, кого распределяли в аулы, где уже были жители. Местные помогали, несмотря на пропаганду, ведь им говорили, что приехали бандиты и людоеды. Но люди приглядывались друг к другу и понимали, что им говорят неправду.

– Наша семья попала в Астраханский район, где жили уже депортированные немцы, – поделилась воспоминаниями, которые сохранились в памяти от отца, Ханифа Муратовна. – Тогда это были точки 11-я, 12-я, 13-я. Позже они стали называться Первомайка, Камышинка, Каменка. Перемещение из села в село каралось. Моя мама была из села в четырех километрах от местности, где жил папа. Так вот, ее посадили на 15 суток за пересечение границы населенного пунк­та, когда она вышла замуж.

Спецпоселенцев лишали элементарных прав, ограничивали в передвижении вплоть до середины 50-х годов. Особенно тяжело было тем, кто попадал на вредные промышленные предприятия, перевезенные сюда во время войны. Там не давали выходных.

– Отец был ветераном труда, получил много наград, – говорит руководитель ансамбля. – С 15 лет он работал в поле: пахал, сеял, трудился на тракторе. Мать работала на ферме, была самой младшей в бригаде, худой и слабенькой. Мне запомнилось одно ее воспоминание. В день они доили по 15-16 коров. За опоздания или невыполнение нормы их наказывали – не засчитывали трудодни. Бригадиром у них был немец по фамилии Байер. Когда у мамы не хватало сил, он доил за нее коров, пока никто не видел.

У спецпереселенцев не было возможности получать образование со всеми наравне. Однако, по словам Ханифы Муратовны, ее отец помог получить образование своим младшим трем братьям и сестре. Позже они вернулись на Кавказ. Но сам он остался в Казахстане. Четыре раза порывался уехать, но возвращался. В 80 лет он уезжал на месяц, но вернулся и сказал: «Я здесь буду умирать, здесь меня и похороните». Отец дружил с казахскими аксакалами.

– Моя Родина – Казахстан, – с гордостью говорит Ханифа Мациева. – И если случается поехать куда-нибудь, я скучаю по родной степи, людям. Мы все должны быть благодарны своим родителям, которые остались людьми в то страшное время и помогали друг другу. Как говорится, тяжелые времена рождают сильных людей.

 

Возможность сохранить культуру и память

В 1936 году тысячи семей поляков были сосланы из Украины в Казахстан.
– Мой отец Флориан РОГОВСКИЙ 19-летним парнем был выслан в Казахстан вместе с родителями из украинского села Буртын Полонского района Хмельницкой области, – рассказывает член общественного объединения Polatcy Николай РОГОВСКИЙ. – Он успел окончить лишь три класса польской школы. Мать наша тоже была выслана с родителями из села Новаки Шепетовского района Винницкой области.

Это происходило так: приходил уполномоченный, забирал документы якобы для проверки, а затем без объяснений велел собираться. Те, кто были порасторопнее и пограмотнее, подготовились к выселению, взяли с собой домашнюю утварь и скотину. Но большинство – лишь узлы с вещами. Они надеялись вернуться назад в свои дома. Ехали в товарных вагонах вмес­те со скотиной и домашним скарбом. Все были напуганы неизвестностью, в ужасе осознавая, что могут больше никогда не встретиться со своими родными. На железнодорожной станции стояли стон и крики от человеческого горя.

Когда доехали до Урала, поезд начал движение в обратную сторону. Все подумали, что их везут назад. Они не знали, что такой маневр железнодорожные составы делают, объезжая Уральские горы. Потом состав остановился. Прошел слух, что выгрузка будет на Уральской земле. Но через сутки состав тронулся дальше, на станцию Акмолинск. Там их погрузили в полуторки и отправили к месту назначения – в село Ключи Шортандинского района.

С 1936 по 1939 год переселенцы нигде не были учтены. Ни факта смерти, ни даты рождения. Лишь с 1939 года начали выдавать справки, где указывалось место жительства без права выезда за его пределы. В селе была спецкомендатура, куда переселенцы ежегодно должны были приходить с детьми отмечаться.
– В 1939 году мои родители поженились, – продолжил свой рассказ Николай Роговский. – Вскоре началась война. Отца забрали в трудармию, в Караганду. Вручную, киркой, на коленях, голодные, они добывали уголь и вагонетками поднимали наверх.

Это был каторжный труд. Флориан Роговский неоднократно сбегал. Но его ловили и снова увозили на работу. В 1944 году он стал работать на лошадях в колхозе. Окончил курсы в начале 60-х, проработал водителем до конца жизни. Умер он в 1975 году в неполные 59 лет.

– Уже пять-шесть поколений поляков родилось на благодатной земле Казахстана, – говорит представитель этнокультурного объединения поляков. – Эта земля дала нам возможность сохранить язык, культуру и память этноса. Казахская земля подарила нам то, что отняли у наших дедов и родителей. И мы благодарны за это.

 

Слова от сердца

Заместитель председателя ОО «Этнокультурное объединение корейцев» Роза ПАК поделилась историей своей мамы Татьяны ЛИ, которой в декабре прош­лого года исполнилось 100 лет.

– Когда депортировали корейцев в 1937 году с Дальнего Востока, моей маме было 23 года, она была уже замужем, – рассказывает Роза Михайловна. – Их привезли в город Уштобе. Мама через год овдовела.

Поначалу молодая женщина занималась сельским хозяйством, организовала самодеятельность: готовила к праздникам концерты, а репетиции проводила в своем доме. Активность и ответственность женщины не остались незамеченными – ее назначили заведующей детским садом.

Татьяна Ли не раз рассказывала детям и внукам о лишениях первых годов переселения и о том, как тепло встретили их местные жители, проявив гостеприимство и добросердечность.

Роза Михайловна также рассказала, как три года назад во время первого празднования Дня благодарности она и Салман ГЕРОЕВ, представитель чечено-ингушской диаспоры, от имени столичной Ассамблеи народа Казахстана выступили перед Президентом.
Дочь женщины, которая перенесла все тяготы депортации и ощутила поддержку казахского народа, произнесла: «Хочу от имени мамы выразить благодарность». На что Елбасы, крепко сжав ее руки, ответил: «А вы ей передайте мои слова благодарности». Простые слова тронули до глубины души. Этот жест – символ взаимного уважения – женщина будет помнить всю жизнь.

Роза Пак посетила много стран, но всегда спешила вернуться в Казахстан, на Родину.

– Я горжусь своей Родиной, – говорит она. – Многие народы выехали на свои исторические земли. Корейская же диаспора не только осталась в Казахстане, но и пополняется за счет иммигрантов из соседних стран, к примеру, Узбекистана. Наша судьба и судьба наших потомков связана с будущим страны. И мы стараемся быть достойными гражданами Казахстана, внести свой вклад в созидание мира и благополучия.

 

Метки

Похожие статьи

Закрыть