НовостиОбщество

Когда слово возвращает к жизни

Карантин, самоизоляция, страх заражения — серьезное испытание для психики. Кто-то сможет справиться сам, а кому-то может понадобиться помощь специалистов.

Кандидат юридических наук и психолог Гульнара БАЙГЕЛДИ рассказала о создании Союза волонтеров психологической помощи и поделилась с журналистами газеты «Вечерняя Астана», с какими переживаниями к ним зачастую обращаются люди.

Напомним, в начале апреля в столице организовали службу онлайн-помощи для тех, кто нуждается в консультации квалифицированного психолога. При Национальном научном центре кардиохирургии создали колл-центр для заявок, затем с обратившимся связывается психолог в заранее обговоренное время. Сегодня в Союзе волонтеров психологической помощи работают 30 специалистов, которые ежедневно и круглосуточно помогают людям преодолеть сложное психологическое состояние.— Гульнара Сериковна, расскажите, как возникла идея создать бесплатную психологическую помощь для граждан на период карантина.

— Стоит отметить, что в Казахстане карантин ввели предельно оперативно. Но понятно, что это был стресс для всех. Многие наши соотечественники находятся в состоянии депрессии, которая обусловлена тремя факторами — страхом заражения, изоляцией и последствиями пандемии — спадом деловой активности, порой потерей доходов и даже бизнеса.

Кардиохирургический центр­ в лице первого заместителя председателя правления — д. м. н., профессора Махаббат БЕКБОСЫНОВОЙ предложил услугу колл-центра для связи абонентов с психологами, готовыми оказать профессио­нальную поддержку населению страны в этот непростой период.

Я, госслужащая, нахожусь в декретном отпуске с четвертым сыном. Обратившись к коллегам по второму образованию —  практикующим психологам широкого профиля с предложением оказания психологической помощи соотечественникам во всех регионах страны на безвозмездной основе на период карантина, вскоре получила их отклик. Так был основан Союз волонтеров психологической помощи.

— Сложно ли в нынешних условиях работать с пациентами? Как именно проходят онлайн-консультации?

— При формировании нашего союза мы учли несколько моментов: гендерный состав специалистов, владение казахским и русским языками. Потому что иногда мужчинам легче работать только с мужчинами-психологами, мальчики тоже чаще и охотно общаются с мужчинами, а девочкам комфортнее со специалистами-женщинами. Еще одно обязательное условие — предпочтительные часы работы специалистов. Каждый из них указывает, в какое время и в какой день ему удобно поговорить с клиентом так, чтобы избежать переадресации от одного специалиста к другому. Сам процесс работы выглядит следующим образом: люди обращаются в колл-центр Национального научного центра кардиохирургии и оставляют заявку, сообщив предварительно проблему, которую необходимо обсудить с психологом, язык работы и время консультации. Затем ее незамедлительно скидывают на электронный ресурс Союза волонтеров психологической помощи. У нас специалисты разного профиля: одни работают с детьми, другие специализируются на фобиях, есть психологи, которые работают только со взрослыми, коучи помогают решить вопросы финансовой сферы и построить стратегию в достижении какой-либо цели по финансовым воп­росам. Мы распределяем эти заявки между собой. Затем в назначенное время поступает звонок от психолога. Наша задача — снять психологический спазм у человека и дать ток жизненной энергии.

Порой волонтерам приходится работать и ночью. Доказано, что утром человек мыслит рационально, а в ночное время — эмоционально.

Большинство конфликтов, состояний абсолютной безысходности наступает вечером. Отрадно, что среди психологов оказалось много филантропов, готовых помочь в любое время. Иногда разговор может длиться до двух часов — до тех пор, пока ты не почувствуешь, что человек наконец выдохнул, принял решение, в его дыхании и словах слышно намерение жить, действовать, что-то менять, а бывает, и возникает потребность сделать что-то для другого. Тогда и мы ощущаем удовлетворенность и завершаем работу. Эта профессия эмоционально затратная, поэтому пока в день один психолог может проконсультировать не более двух человек. Впрочем, я не исключаю, что, когда многие узнают о нашей службе, звонков будет больше, и мы готовы помочь каждому. Сейчас количество психологов, желающих работать на безвозмездной основе, растет, Союз волонтеров рад профессионалам.

— С какими проблемами сегодня чаще обращаются к психологам?

— Сейчас я вижу, как активно работают на многих ресурсах психологи — частные практики, спрос на их услуги очень вырос. Растет культура обращения к психологам, многие понимают, что боль в душе создает проекцию в теле: психосоматика создает новые недуги и усугубляет хроничес­кие процессы. С точки зрения обывателя, текущий момент полон парадоксов. Надо признать, что данная ситуация стала беспрецедентной для каждого человека независимо от его возраста. Обострились отношения между родителями и детьми, партнерами в браке, учителя устали от порой агрессивных проявлений растерянных мам, медработники предельно истощены, состояние предпринимателей тоже оставляет желать лучшего. Одна из обратившихся к нам женщин рассказала психологу, что боится открывать шторы в квартире: страх перед внешней средой «сковал мышцы».

Многие жалуются на проб­лемы в общении с детьми. Режим обучения онлайн обнаружил некоторую несостоятельность мам в педагогичес­ком аспекте. Признаюсь, мне поначалу было тоже непросто: сыновья-двойняшки — в первом классе. Все книги о воспитании детей на самом деле — о воспитании нас, родителей.

Большая часть обратившихся — разгневанные, растерянные, обессиленные, но все же любящие мамы и жены. Сегодня именно женщинам приходится решать огромное количество задач: им необходимо создавать убедительную иллюзию, что ничего не изменилось, чтобы всех удержать дома, чтобы супруг и дети не чувствовали состояния изоляции. Значительно сложнее приходится тем, кто еще и выполняет свои профессиональные обязанности, работая на удалении. На них так же лежит задача оставаться хорошим родителем, без разрушающего чувства вины. Обращаются медработники из-за конфликтов с детьми, с которыми они решают все вопросы дистанционно, и потому не всегда успешно. Психологу они могут поплакаться и позволить дать волю эмоциям. Нашим специа­листам женщин чаще приходится настраивать на созидательные мысли, наполнять пониманием того, насколько сейчас важно их психологичес­кое равновесие, потому что они транслируют его в семье.

Бывали случаи, когда за помощью обращались подростки. Они часто отгораживаются от близких, порой не хотят контактировать даже с родителями, которые, к сожалению, иногда вовлекают детей в эмоциональный хаос. Мы устанавливаем ресурсный контакт для того, чтобы подросток чувствовал себя услышанным, принятым, значимым. Проблема усугубляется еще и тем, что в этом возрасте им тесно дома как физически, так и морально. Поэтому важно развернуть подростков к их родителям.

Мужчины к психологам обращаются реже. Нечасто пользуются нашими услугами представители старшего поколения — нет в их культуре такого. В практике психологов союза было всего пять случаев. Между тем пожилые очень уязвимы и нуждаются в особой поддержке. Что касается мужчин, то зачастую они звонят, чтобы поделиться своими страхами за будущее и неспособностью прокормить семью. Здесь союз располагает коучами, способными помочь простроить перспективу.

— Достаточно ли одной консультации психолога, чтобы помочь человеку обрести душевное равновесие?

— В условиях карантина задача психологов — вернуть человека в ресурсное состояние, убрать психологический спазм. Когда уходит страх, пациент начинает адекватно мыслить, ясно понимает, что это только период, который когда-то закончится. Он начинает разделять карантин и личные проблемы, и мы решаем их совместно, отделяя одно от другого. В сложных ситуациях обычно люди чувствуют себя одинокими, а при поддержке специалистов возвращается состояние значимости, которое заложено в человеческую природу. Многие пациенты жалуются, что не видят себя в будущем, они опускают руки. Люди так устроены: у них есть рептильный мозг, когда работают три рефлекса — бей, беги, замри. Сегодня многие находятся в состоянии замирания, а это моральное умирание.

Сейчас как никогда необходим созидательный настрой, в этом мы с психологами  видим свое участие.

Когда работа завершена и на том конце провода мы слышим ровное дыхание, жизнеутверждающую речь или радостный голос, результат становится очевиден, это для нас своего рода энергообмен. Для меня одним из таких моментов стало, когда женщина, которая боялась открывать шторы, в конце сессии проявила желание навести порядок в доме, принять ванну, приготовить что-то вкусное для мужа и детей. Это означает, что человек захотел жить, и жить светло, радостно. И для нас в такой непростой период это самая большая благодарность.

 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть