Общество

Короткая, но полная любви жизнь

В отделении анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии столичной городской детской больницы № 1 есть палата, где получают помощь паллиативные детки. К этой категории относятся пациенты, при лечении которых исчерпаны радикальные возможности оказания медицинской помощи и завершение жизни неизбежно.

[highlight color=»blue»]История детской больницы[/highlight]

Многопрофильная городская детская больница № 1 берет свою историю с 1944 года, когда на улице Комсомольской (ныне ул. Желтоксан) построили интернат для детей-сирот. В 1950 году появился городской родильный дом, куда входила женская и детская консультация, обслуживавшая и детское население города.
В 1991 году, когда была построена и введена в эксплуатацию городская детская больница № 2, а в городской детской больнице № 1 городским отделом здравоохранения была проведена перепрофилизация, она стала осуществлять помощь детскому населению по профилю выхаживание новорожденных и недоношенных детей, в том числе с экстремально низкой массой тела, детям с заболеваниями легких, нервной системы, а также появилось отделение детской неврологии с реабилитационными койками.

В 2014 году больница была переведена в здание по проспекту Тәуелсіздік, 11/1. Здесь стационар на 250 коек с соматическим профилем: кардиологический, ревматологический, гастроэнтерологический, аллергологический, гематологический, реабилитация с неврологическим профилем, пульмонологический, педиатрический, патология новорожденных и выхаживание недоношенных, паллиативная помощь, реабилитационный центр «Камкорлык» на 50 посещений.

Это единственная больница в Средней Азии и Казахстане, в 2000 году впервые удостоенная звания больницы дружелюбного отношения к ребенку и награжденная Золотой доской Детского фонда ООН ЮНИСЕФ. В 2004 и 2021 году прошла ресертификацию за звание больницы дружелюбного отношения к ребенку.

Значительным событием для жителей города стало открытие реабилитационного центра «Қамқорлық» для детей с ограниченными возможностями неврологического профиля в рамках исполнения «Дорожной карты» по реализации инициативы Фонда Первого Президента Республики Казахстан. Центр является инновационным для Казахстана. В нем внедрены лучшие мировые методики и современные подходы в реабилитации детей с нейро-ортопедическими заболеваниями, в том числе с церебральным параличом. В центре используется мультидисциплинарный подход к лечению маленьких пациентов. С детьми занимаются высококвалифицированные невропатологи, реабилитологи, психологи, дефектологи. Приобретены специальные костюмы и установлено уникальное медицинское оборудование — тренажеры и приспособления ведущих отечественных и мировых производителей для восстановления навыков ходьбы и подвижности позвоночника и суставов при ДЦП и заболеваниях опорно-двигательного аппарата. Также предусмотрены ежедневные индивидуальные занятия ЛФК, есть кабинеты физиотерапии, светолечения, анестезиологии, реанимации, интенсивной терапии, проводится водный массаж, механотерапия, имеется соляная шахта, шунгитовая комната.

— Наши пациенты — в основном дети с тяжелыми заболеваниями нервной системы, врожденными пороками развития, генетическими заболеваниями. Мы помогаем им на последних стадиях недуга, когда происходит уход из жизни. Но это лишь часть нашей работы. В основном стараемся улучшить качество жизни тем детям, которые страдают от тяжелых, угрожающих жизни и ограничивающих ее срок патологий. При этом наши подопечные могут наблюдаться у нас длительно. Даже самый маленький прогресс для наших подопечных дорогого стоит. Как улучшается качество жизни ребенка, если у него уменьшается количество судорог! А когда наладилось питание, трофика, ребенок набрал вес?! Любая мелочь, которую освоил такой ребенок, способна облегчить его жизнь: научился чуть-чуть больше дышать самостоятельно — мы радуемся любой положительной динамике. Для наших пациентов любой шаг вперед — результат огромных усилий. А попадают к нам из-за различных патологий, иногда из-за обыкновенной людской халатности к себе и своему здоровью. Но каждая история — это всегда трагедия, — говорит заместитель директора детской горбольницы № 1 Динат КОЖЕКЕНОВ.

[highlight color=»blue»]Ангельское терпение[/highlight]

В этой больнице 48 тысяч обращений в год, из них около 16 тысяч получают лечение, то есть госпитализируются. К сожалению, не все пациенты выздоравливают и возвращаются домой. Есть здесь малыши, которые обречены, и для них тут создана паллиативная палата. Мы расскажем о тех, кто каждый день помогает таким деткам.

В этом отделении работают люди поистине с огромной душой и добрым сердцем. Стены отделения расписаны персонажами знаменитых мультфильмов как в детском саду — это придает отделению домашний уют. Тепло. В палате паллиативных детей стоят детские кроватки. Здесь их шесть. Малыши лежат неподвижно, к каждому подведены шланги и трубочки, через которые они дышат. Медсестра подводит меня к каждой кроватке и рассказывает диагноз. Человеку, не сведущему в медицине, эти термины ни о чем не говорят. Я только вижу, как хрупка жизнь этих младенцев и насколько она зависит от внимания и заботы медицинского персонала.

— У нас ни у одного ребеночка нет пролежней, а бывали случаи, когда малыша к нам привозили с ранами. Здесь не только медсестры, есть и медбратья, которые очень любят детей, к каждому они подходят с любовью и лаской. Бережно ухаживают, поют им песенки, разговаривают с ними. Дети это чувствуют, хоть и нельзя визуально видеть их реакцию. Такое чувствуется сердцем. Но вначале родители деток приходят настороженно, недоверчиво. А потом мы становимся близкими. Общаемся. Понять, что ребенок испытывает эмоции, может только внимательный к ребенку человек — он смотрит на пульс, позу, выражение лица. По воскресеньям вместе с мамами приходят отцы. С такой теплотой и нежностью они берут на руки своих деточек и баюкают их, пока они могут дышать без трахеостомы. За эти годы никогда не было случая, чтобы кто-то отвернулся и оставил дитя. Но мой совет будущим родителям: не испытывайте судьбу, медицина ведь далеко продвинулась, диагнозы на ранних стадиях выявляют, и не надо надеяться на авось, — рассказывает о важных вещах старшая медсестра отделения Аниса ЗАКЕРЬЯНОВА.

Аниса вот уже почти 30 лет в этой трудной, но благородной профессии, которая требует ангельского терпения, самоотверженности, умения быстро оценивать ситуацию и принимать решения. Врачи ставят диагноз, лечат, оперируют, а после вся тяжесть по уходу за больными ложится на медсестер. Медсестра Роза ХАЗИЕВА уже без малого 33 года помогает маленьким пациентам бороться за жизнь:

— Именно с паллиативными детками работаю здесь с 2014 года. Каждое утро мы получаем лист назначения, где врач прописывает все процедуры, уколы, обрабатываем трахеостомы. Каждый ребенок подключен к дыхательному аппарату, и ему прописывают определенную концентрацию кислорода, которую он должен получать. Каждые три часа мы их кормим через зонд. Мамы иногда по разрешению врача приносят детское пюре. У нас все по времени: обработка кожи, санация, обрабатываем глазки. А по воскресеньям у нас банный день — мы купаем малышей, могут принимать участие и родители. Если у кого-то из пациентов день рождения, мы надуваем шары, открытки рисуем на принтере и украшаем палату.

У нас самому «взрослому долгожителю» было 6 лет. У него были серьезные заболевания, не совместимые с жизнью, но, наверное, родительская любовь, внимание наших коллег продлили максимально ему жизнь. Он не видел и не слышал, но рос и прибавлял в весе как самый обыкновенный ребенок. Постепенно с детской кроватки мы его перевели в кроватку побольше. У него абсолютно нормальный был аппетит, ходил в туалет. Но болезнь победила. Ребенок этот прожил больше, чем предполагалось в таких патологиях, и это яркий пример того, что любовь и забота могут облегчить страдания больному. Самое тяжелое, когда наши маленькие пациенты уходят. Мы к ним прикипаем душой. В нашем коллективе не задерживаются случайные люди. Приходят многие, но, увидев каждодневный труд и самоотдачу, которая здесь требуется, уходят. Все, кто тут остался, — это люди с большим сердцем. Трое парней-медбратьев от нас в армию уходили, отслужили и вернулись. Мы ими гордимся. Знаете, какое умиление, когда нечаянно увидишь, как этот парень берет малыша на руки, баюкает его. Так только любящие отцы делают, — говорит она.

На прощание все — и родители деток, и медицинский персонал выразили пожелание иметь в столице не просто одну палату, а открыть целое паллиативное отделение, чтобы каждая мама такого ребенка чувствовала, что она не одна в борьбе за жизнь своего малыша.

История первая

— Вся беременность протекала хорошо. На 30-й неделе сказали, что у плода гидроцефалия (скопление лишней спинномозговой жидкости внутри головного мозга). Я сразу обратилась в Центр материнства и детства. Там подтвердили, но уверяли, что на таком сроке нет никакой опасности. А когда родила, то все оказалось намного плачевнее: у ребенка и сердце слабое, и ДЦП, и врожденные отклонения в строении частей тела, и нарушение зрения и слуха — в общем, букет. После роддома начались бесконечные больницы и реабилитации. Ради ребенка мы из Щучинска переехали в столицу. Каждый раз нам говорили: готовьтесь, осталось пару дней, готовьтесь со дня на день… Когда мы сюда приехали, уже были пролежни, кожа была как будто намозоленная. Сейчас ребенок чистенький. Тут мы уже три месяца. Попали сюда благодаря родительскому чату с такими детками. Мне дали совет обратиться именно в эту больницу, которая зарекомендовала себя с лучшей стороны. Мой ребеночек чистенький, даже порозовел и, мне кажется, даже реагирует на мой голос. Каждую свободную минутку мы бежим сюда. Дома остался четырехлетний сынок, он всегда спрашивает, когда выздоровеет сестренка, — рассказала о своей трагедии Гульмира.

История вторая

— При беременности на первом скрининге поставили шейную гигрому (хромосомная патология плода). Сказали, лучше прервать беременность. У меня до этого тоже было прерывание по рекомендации врачей. Тогда плоду поставили диагноз «порок сердца». И я решила, вопреки советам, доносить плод. Роды были очень тяжелые. На второй день ребенок стал задыхаться. Нам сказали, что поврежден мозг, поэтому он не сможет самостоятельно дышать, отсутствует зрение и слух, не мог сосать, кормление только через зонд. Потом нас перевели сюда. Мы уже три месяца тут находимся. Что я могу сделать? Только любить его таким, какой он есть, и все. И сколько ему отведено прожить, я буду с ним. Я советую всем будущим мамам: прежде чем забеременеть, пройдите обследование, подготовьтесь, пролечитесь и мамы, и папы, — озвучила свою историю Галина.

История третья

— Беременность была у меня желанная. В 10 недель мне уже сказали пол ребенка, а в 20 обнаружили порок сердца. Я пошла в Кардиохирургический центр. Там успокоили, сказали, что это не такой страшный порок, после родов таких детей в первые годы жизни легко оперируют. К тому же я переходила срок на две недели. А когда малышка родилась, она не закричала, ее забрали в реанимацию. Наблюдающий врач сказал, что у дочери нет стигмы, то есть незначительные врожденные отклонения в строении различных частей тела, что у нее ручки неправильно развиты, челюсти тоже имеют дефект, и ушки низко посаженные, а еще стопы разные. Мне казалось, что она обычный ребенок. Спустя пару недель нас перевели в палату и пришел генетический анализ, который подтвердил, что у нее синдром Эдвардса —
хромосомное заболевание, связанное с аномалиями во многих частях тела. Люди с синдромом Эдвардса часто страдают от медленного роста до рождения (задержка внутриутробного развития) и низкого веса при рождении.

Врач сказала, что с таким диагнозом живут от одного месяца до трех. 1 ноября 2021 года мы попали в эту больницу, моя девочка не могла сама дышать. И вот уже год и два месяца мы здесь. В день ее рождения позволили старшим братьям и сестрам проведать малютку. У меня самые теплые и пожелания в адрес персонала, ему я буду благодарна до конца своих дней. Особенно хочу отметить медсестер и медбратьев: Айбек, Меруерт, Гульнур, Улдархан, Ардак, Айнур, Айдын, Димаш. К моему сожалению, не знаю всех врачей по имени, но, поистине, вижу их человеческое отношение, — поделилась своим несчастьем Макпал.

Статьи по Теме

Back to top button